Тоом о мобилизации: Путин привел войну в дома россиян и не оставил места для иных толкований

Наш долг – принять россиян, не желающих совершать военные преступления
Ольга Лебедева
Тоом о мобилизации: Путин привел войну в дома россиян и не оставил места для иных толкований
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 13
Яна Тоом.
Яна Тоом. Фото: Eero Vabamägi

Комментируя объявленную в России частичную мобилизацию, евродепутат Яна Тоом сказала, что теперь у большинства россиян нет иллюзий относительно «спецоперации»: идет полномасштабная война, на которой велика вероятность погибнуть самому или потерять члена семьи. И Владимир Путин не отступит от своих безумных планов.

Яна Тоом говорит, что на новость об объявлении частичной мобилизации в России отреагировала непечатно. «По части причин, толкнувших Путина на этот шаг, разногласий, мне кажется, ни у кого нет – маленькой победоносной войны не получилось, российская армия не справляется, а Украине помогают всем миром», - заявляет она.

С того дня, как была объявлена частичная мобилизация, прошло больше недели. В течение этого времени в России происходили протесты, самосожжения и самоубийства, а сотни тысяч потенциальных призывников бежали через границы. Можно ли говорить, что мобилизация взорвала сознание россиян?

«Не берусь судить, взорвала ли мобилизация чье-то сознание, но она определенно показала абсолютно всем, что это не далекая спецоперация, которую власть проводит из каких-то своих соображений, а вполне себе полномасштабная война, на которой могут убить вот лично меня. Моего сына, брата и мужа, – отвечает Яна Тоом. – Путин привел войну в дома россиян и не оставил места для иных толкований. Хотя еще неделю назад многие находили немалое пространство для умственных маневров на тему происходящего. Мы все время от времени слышали: "Подожди, каких-то два месяца – и все закончится"; "Да не волнуйся, у них есть план" и "Так и было задумано". Больше не слышим».

Однако, по мнению евродепутата, своим решением Путин не совершил самоубийство: «Как я уже говорила и повторю опять – потому что эта моя убежденность только крепнет, – не надо гадать, что он будет делать. Надо слушать, что он говорит. И он не отступится. "Мы за ценой не постоим" – это не только интеллигентный грузинский мальчик Булат Окуджава, прошедший пекло Великой Отечественной, не только единый порыв освобождения от фашизма. Это традиционный рецепт славы русского оружия. Только в этот раз многие из тех, чьими жизнями собираются платить, не испытывают патриотического подъема».

Почему так? «Во-первых, несмотря на многолетние усилия, российскому телевидению не удалось закрепить в умах россиян веру в то, что Украина – фашистское государство. Что, кстати, неудивительно, учитывая, сколько украинцев жило и живет в России, а россиян – на Украине. Открытые границы – главный враг пропаганды, – объясняет Яна Тоом. – А во-вторых, подходить к России с нашим "общим аршином" не имеет смысла. Там в корне иной общественный договор. Разумеется, есть и протестные настроения, и Навальный, и Болотная, и Хабаровск, и солдатские матери, и много чего еще. Но они так и не смогли стать критической массой, а в целом отношение россиян к власти до недавнего времени было чем-то сродни известному "живи и дай жить другим". Так вот Путин своей мобилизацией этот договор в одностороннем порядке разорвал. Потому что речь уже не об инфляции, отсутствии запчастей или прочих, говоря языком Каи Каллас, личных неудобствах. Речь о жизни».

По словам Яны Тоом, главный риск для Эстонии в свете всех событий — это глубокий, непреодолимый раскол общества. «И наше правительство прямо сейчас самозабвенно над этим работает. Я бы даже сказала, в тандеме с Путиным. Россия что ни день подогревает эмоции в свой адрес, а министры тут же переносят эти эмоции на русскоязычных жителей Эстонии. Причем в законодательной форме. Такая война за Украину, только с собственным населением», – говорит она.

Члены комиссии Рийгикогу по иностранным делам хотят объявить российский режим террористическим. Член Европарламента такую инициативу не поддерживает: «Я вообще против так называемого политического использования терминов, имеющих четкую юридическую дефиницию. Россия ведет против Украины кровопролитную войну и повинна в десятках тысяч смертей, в том числе среди мирного населения. Но Россия НЕ осуществляет геноцид и НЕ является террористом. И когда политики прибегают к такой терминологии, это не просто девальвирует значение слов, но и отчасти напоминает нанесение боевой раскраски. Осталось украситься перьями и ударить в барабан».

В Европарламенте о мобилизации говорят разное. Как отмечает Тоом, в плане санкций все же доминирует подход, что они должны быть целенаправленными, а не декоративно-декларативными.

«Что касается границ, мы с коллегами в среду направили письмо главе Еврокомиссии Урсуле фон дер Ляйен, вице-президенту Еврокомиссии Маргаритису Схинасу и еврокомиссару по внутренним делам Ильве Йоханссон – о том, что необходимо срочно создать скоординированный общеевропейский механизм для российских диссидентов и тех россиян, которые уклоняются от мобилизации. Хотя бы потому, что уклонение от призыва – это общепризнанная причина для предоставления убежища во всем мире, включая страны-члены ЕС. Существуют и соответствующие вердикты Европейского суда – например, в деле Андре Лоуренса Шеферда, американского авиамеханика, дезертировавшего из Ирака. В частности, суд счел (в этом деле и в ряде последующих), что согласно Директиве о квалификации для получения международной защиты обвинение или наказание за отказ участвовать в военных действиях, в ходе которых совершаются преступления, является актом преследования, дающим право на убежище.

И тут нашим политикам вроде Рихо Терраса надо бы определиться – если Россия совершает военные преступления, принять тех, кто не желает в этом участвовать, наш моральный долг.

А если мы сводим все к разговору о "личных неудобствах", то противоречим собственным оценкам происходящего – речь все же не о стертых ногах, а об убийстве украинцев, за которых мы официально радеем», – рассказывает она.

Яна Тоом напомнила, что в ЕС есть Директива о временной защите, и в марте Совет ЕС ее успешно и эффективно активировал, чтобы принять и защитить украинских беженцев. «Все подписавшие письмо евродепутаты надеются, что и на мобилизацию в РФ Европа отреагирует так же. Тем более, что глава Европейского совета и премьер-министр Чехии призывали дать убежище российским солдатам, которые не желают продолжать сражаться на войне в Украине, еще в марте – и с тех пор ситуация лучше не стала», – заключила она.

Ключевые слова
Наверх