От редакции ⟩ Когда гость входит и не выходит

rus.postimees.ee
Когда гость входит и не выходит
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 3
Верхний Ларс.
Верхний Ларс. Фото: Postimees

Объявленная российским президентом мобилизация показала, что желание среднестатистического россиянина завоевывать соседние страны и побеждать НАТО было сильно преувеличено. Одно дело война в телевизоре и совсем другое – явиться в военкомат с повесткой, документами, спальником, аптечкой и прочим необходимым на фронте скарбом, который, кстати, придется купить самостоятельно. Большинство тех, кого сейчас родина призывает в строй, в этом строю уже когда-то были и отлично осведомлены, что представляет собой российская армия на деле. Многие к тому же сложили два и два и поняли, что если за полгода боев регулярная армия износилась настолько, что родине понадобились 50-летние учителя и полуслепые врачи с инвалидностью, то дело на фронте пахнет керосином.

В результате сотни тысяч мужчин призывного возраста не стали ждать повесток, а рванули к границам. У кого были деньги и возможность купить билет в Турцию или Бразилию, очевидно, так и сделали, но у большинства таких возможностей не было, и они рванули на сухопутные границы родины – в Монголию, Казахстан, Грузию, Армению. Эти страны приняли уже по примерным подсчетам как минимум по полмиллиона беженцев от мобилизации каждая. По данным грузинских и казахских СМИ на границе сейчас нет никакого контроля, пропускают всех подряд, без проверки.

Первые последствия такого подхода не заставили себя ждать. В Грузии живут чуть более трех миллионов человек, в Монголии – 3,5 миллиона, в Казахстане – 18 миллионов. Очевидно, что въезд в страну полумиллиона иностранцев трудоспособного возраста, которым необходимы жилье и работа, – это сам по себе серьезный вызов. Если же люди въезжают практически одновременно – это прямой путь к социальному взрыву. В Грузии и крупных городах Казахстана уже начинается социальное напряжение, и местное население требует от властей закрыть границы. Причины не политические, а банально бытовые: столько приезжих не помещается в имеющуюся инфраструктуру и экономику. В крупных городах нет свободной недвижимости, цены на аренду и покупку жилплощади взлетели в несколько раз. Студентам в Тбилиси или Астане больше не светит найти жилье по сносной цене. Растут и цены на товары и услуги.

Эксперты говорят, что следующая на очереди проблема – обеспечение людей работой. Давление на рынок труда будет мощнейшим, и местные власти опасаются конфликтов на этой почве. Если же тысячи молодых мужчин останутся без работы и средств к существованию, это чревато ухудшением криминальной обстановки. Эстония пока смотрит на происходящее со стороны, ведь наше правительство закрыло границы еще до мобилизации. С учетом опыта азиатских стран это не вполне гуманное, но, видимо, прагматичное решение. В нашем случае все бытовые проблемы стали бы еще заметнее. Эстония приняла несколько десятков тысяч военных беженцев из Украины, и наш ресурс уже на пределе. Как страна справится даже с несколькими десятками новых иммигрантов – совершенно не понятно. С другой стороны, мы не должны закрываться от всех на засов: помощь людям, которых дома может ждать тюрьма или расправа из-за активной политической деятельности против путинского режима – это наша моральная, а иногда и юридическая обязанность.

Ключевые слова
Наверх