Российские деньги ⟩ Таллиннский порт доверился подозрительным инвесторам и увяз в спорах

Анастасия Тидо
, журналист
Таллиннский порт доверился подозрительным инвесторам и увяз в спорах
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
Порт Мууга.
Порт Мууга. Фото: Mihkel Maripuu

Эта история началась в 2018 году, когда государственное предприятие Tallinna Sadam AS (Таллиннский порт) сдало в аренду большой участок с причалами. Раньше его занимал угольный терминал, но весной 2017-го оператор терминала Coal Terminal AS обанкротился. Был объявлен конкурс на застройку территории терминала, но ни одного предложения не поступило. Председатель правления Таллиннского порта Валдо Калм тогда пояснил, что нужно как можно скорее перезапустить терминал.

Летом 2018-го порту удалось найти арендатора территории угольного терминала. Зарегистрированное за полгода до сделки MPG Agroproduction OÜ (MPG) заключило с портом договор и на 99 лет получило землю в аренду с правом застройки пяти участков. Там MPG пообещало построить завод по переработке сои и отжима масла. Порт сообщил в пресс-релизе, что объем инвестиций MPG в завод составит 200 миллионов евро, а в порту Мууга будет создано минимум 300 рабочих мест. 

Ранее там был угольный терминал.
Ранее там был угольный терминал. Фото: Peeter Langovits

«Пустая» оболочка с номинальным директором 

В 2020 году завод должен был заработать. Сегодня на дворе сентябрь 2022-го, а строительство даже не начиналось. Есть основания полагать, что руководству госпредприятия следовало бы перед заключением сделки внимательнее изучить инвестора. 

Точная сумма необходимых для завода инвестиций оказалась неизвестной даже инициаторам проекта. В пресс-релизах после подписания договора говорилось, что будет вложено 200 миллионов, а в годовом отчете MPG Agroproduction OÜ за 2019 год речь шла уже о 100 миллионах. Похоже, что и 100 миллионов для MPG – многовато. Судите сами: у фирмы есть адрес в бизнес-центре, но нет работающего офиса и персонала в Эстонии, а личный электронный адрес директора на gmail указан как официальный почтовый ящик. Кроме прав на застройку арендованных у порта участков, активов у фирмы нет и не было. 

Первым директором стал резидент Великобритании Вадим Карпезов. Интересно, что такой же проект маслозавода в 2018 году затевали и в Латвии, в порту Лиепая. Для этого тоже было зарегистрировано проектное предприятие MGP Agroproduction SIA, а его директором был все тот же Карпезов. В Лиепае проект по сей день не реализован. Мы обращались к Карпезову в 2019-м, но он не захотел рассказывать о проекте. Директор обеих MPG Agroproduction сослался на то, что предприятие только начало работать и рассказывать не о чем. В январе 2020-го директором стал Александр Репало. Господин Репало на письма реагирует, но на вопросы о заводе так и не ответил. 

Вместо 100 миллионов пока минус два 

Согласно отчетности за 2020 год, у MPG Agroproduction OÜ образовалась огромная дыра в балансе: отрицательный собственный капитал превысил 2,2 миллиона евро. Это значит, что собственный капитал не соответствует закону и руководитель указал это в отчете. Капитал намерены восстановить из будущей прибыли предприятия, но очевидно, что в ближайшие годы прибыли не предвидится. Пустая фирма с дырой в балансе при этом обязалась вносить платежи за аренду очень большого участка. Раньше деньги на баланс MPG поступали в виде кредита от зарегистрированной на Кипре Bittance Limited, но непонятно, как обстоят дела с оплатой аренды сейчас, при отрицательном собственном капитале. 

Несомненно, уже и у банка должны возникать вопросы о происхождении поступающих с Кипра средств. Если в 2021 году с офшорной фирмы снова не пришли «кредитные» деньги (а отчета за 2021-й еще нет), то наш государственный порт является партнером фирмы, чей собственный капитал ушел на два миллиона в минус и размер капитала не соответствует закону. 

Эту статью до публикации прочли и представители порта, и директор MPG Александр Репало. Им было предложено прокомментировать или исправить, если чтото не соответствует действительности, но порт и инвестор ничего не опровергли (см. Комментарии). 

Неожиданно подключились «зеленые» 

В 2021 году, когда по плану завод должен был уже начать работу, у проекта появились противники в лице экологов. Некое MTÜ Rohelinе Rist (НКО) оспорило в суде разрешение самоуправления на строительство маслозавода. По словам волостного секретаря Йыэляхтме Лехо Куре, разрешение было выдано 1 июля 2021 года и сразу было оспорено в административном суде. В заявлении в суд говорится, что завод будет взрыво- и пожароопасен. Адвокат НКО просит суд провести оценку влияния проекта маслозавода на окружающую среду. 

Сопротивление экологов можно было бы считать случайным препятствием для успешной реализации планов инвестора, но история с этим экологическим спором необычная. MTÜ Roheline Rist зарегистрировано 20 лет назад, и мы не нашли упоминаний о его участии в природоохранных проектах. Возникло впечатление, что оно долго простаивало. Отчета за 2021 год еще нет, но отчеты за предыдущие годы пустые. В них написано, что никакой деятельности и движения денег у НКО не было, были только совещания. 

Roheline Rist затормозил строительство 

Руководитель НКО – бывший президент Арнольд Рюйтель – по состоянию здоровья от дел отошел. Мы позвонили второму соучредителю НКО – бывшему ректору Морской академии Юри Канну. Профессор Канн сказал, что не занимается заводом в Мууга. Единственный представитель НКО, кто знаком с обстоятельствами дела, это доктор биологии, член Академии наук Эстонии, профессор Юри Мартин. Он ознакомился с этим материалом и коротко прокомментировал его. Мартин второй год отказывается от интервью, что для экоактивиста необычно. Когда экоактивисты хотят привлечь внимание общественности к опасному объекту, они используют любую возможность пообщаться с медиа, но Roheline Rist общаться не желает. 

В суде НКО представляет адвокатское бюро Cobalt. Это крупное бюро, а у НКО вплоть до конца 2020 года поступлений не было. Откуда в 2021 году у НКО появились деньги на оплату адвоката, мы не знаем – отчетности в регистре еще нет. Единственное, что нам недавно сообщил по телефону Юри Мартин, судебная тяжба за год никуда не продвинулась, а значит, и строительство завода заморожено. 

Сейчас участки, где должен строиться маслозавод, вовсе не пустуют. Площадки бывшего угольного терминала завалены горами щебня, который явно является товаром, а не строительным материалом завода. Вероятно, MPG отдала участок в субаренду и кто-то занимается там перевалкой щебенки.
 

Комментарий

ЮРИ МАРТИН, представитель Roheline Rist MTÜ, доктор биологии 

Юри Мартин.
Юри Мартин. Фото: Mihkel Maripuu/Postimees/Scanpix

Roheline Rist, как некоммерческое объединение, имеет право ставить на обсуждение проблемы, связанные с опасностями для окружающей среды. В том числе, основываясь на Орхусской конвенции, мы имеем право обращаться для этого в суд. Наше НКО не занимается финансовыми делами Tallinna Sadam и его деловых партнеров. В последние годы наше НКО принимало участие в дискуссиях при оценке рисков предприятий повышенной опасности. Именно поэтому наше внимание привлек маслозавод. Это вопрос общественной значимости. 

СИРЛЕ АРРО, глава пресс-службы Tallinna Sadam AS 

Сирле Арро.
Сирле Арро. Фото: Egert Kamenik

Благодарим, что вы прислали нам текст для ознакомления. Поскольку судебная тяжба все еще не закончена, мы по-прежнему не хотели бы давать какие-то дополнительные комментарии об этом деле. 

АЛЕКСАНДР РЕПАЛО, руководитель MPG Agroproduction OÜ 

Директор MPG Agroproduction OÜ Александр Репало был директором по производству Евдаковского масложирового комбината – одного из крупнейших производителей жиров в России. MPG планирует инвестировать в завод в Мууга 100 миллионов евро, но пока и двух миллионов внести не может
Директор MPG Agroproduction OÜ Александр Репало был директором по производству Евдаковского масложирового комбината – одного из крупнейших производителей жиров в России. MPG планирует инвестировать в завод в Мууга 100 миллионов евро, но пока и двух миллионов внести не может Фото: личный архив

Компанией проведены (соответственно, профинансированы) проектные работы и получено разрешение на строительство. Следовательно, была проведена работа. «Зеленый Крест» возник именно после этого факта. Количество людей, которые работают на данном этапе в нашей компании, – не главное. Главное – компания выполняет свою работу. Судебный спор, который в настоящий момент еще продолжается, несет дополнительные риски для проекта. 

Проект и спор вызывают сомнения 

Ни одна из сторон, кроме самоуправления – волости Йыэляхтме, – не хочет комментировать по существу дела эту историю, но самоуправление мало что знает о проекте. Важнейший вопрос: почему сейчас, когда проект строительства застопорился и второй год идет судебная тяжба, партнеры упорно не соглашаются говорить с журналистами о проекте? 

Таллиннский порт заявлял своим инвесторам, что завод в Мууга будет привозить сырье и отгружать продукцию, то есть увеличит грузоперевалку порта. Вместо этого у госпредприятия абсолютно непрозрачный партнер, деньги которого имеют российское происхождение, но не известно, насколько они легальны. Не известно, платит ли MPG арендные платежи. 

Возможно, сейчас аренда покрывается за счет субаренды, а не за счет «кредитов» с Кипра. Для порта остановленный проект – плохая опция, но и расторжение договора аренды на 99 лет затруднительно. Да, инвестор непрозрачный, но это было так же в 2018 году. Мы задавали руководству порта вопросы, ссылаясь на то, что общественность вправе знать, кому государственный порт отдал землю и доверил свою репутацию. Комментировать тему порт не желает. 

После начала судебной тяжбы выяснилось, что для строительства маслозавода в Мууга оценку влияния объекта на окружающую среду не делали. 

Кто обещал порту миллионы? 

Таинственный инвестор В 2018 году и позднее порт сообщал, что MPG Agroproduction OÜ основано на капитале европейских инвесторов. Однажды Валдо Калм рассказал по радио, что в порт пришел очень опытный в маслоделии инвестор, однако его имени Калм не упомянул ни разу. 

Валдо Калм.
Валдо Калм. Фото: Sander Ilvest

MPG Agroproduction с момента регистрации принадлежит кипрской компании Bittance Limited, которая в свою очередь принадлежит другой офшорной компании. Указанные в регистре реальные собственники, или выгодополучатели, – живущие в Великобритании Светлана Бажанова и Роман Артемьев. Последний работал начальником управления по связям с общественностью российской нефтяной компании ЮКОС. С ее бывшими сотрудниками Андреем Леоновичем и Рамилем Бургановым связан деловыми отношениями и первый директор MPG Agroproduction Вадим Карпезов. В Великобритании он числился руководителем нескольких фирм, регистр указывает их как аффилированных лиц. 

Светлана Бажанова – бывшая жена крупного бизнесмена Алексея Бажанова. Он занимал пост заместителя министра сельского хозяйства РФ и был владельцем агрохолдинга «Маслопродукт», в который входили маслозаводы. Этот факт вполне согласуется со словами Калма об опытном в маслоделии инвесторе. Действующий директор MPG Александр Репало также опытен в маслоделии – он был директором по производству Евдаковского масложиркомбината (ЕМЖК), входившего в Группу компаний «Благо». Сейчас собственник ГК «Благо» пытается взыскать с Бажанова деньги, но безуспешно. 

Уголовное прошлое (не)настоящее 

Алексей Бажанов в России является фигурантом нескольких уголовных дел. В частности, его обвиняли в мошенничестве и легализации денег, и он находился в международном розыске. По данным МВД РФ, Алексей Бажанов находится на территории Великобритании, но в его экстрадиции в Россию Британия отказала. По версии следствия, в 2013 году экс-замглавы Минсельхоза России Алексей Бажанов вместе с финансовым консультантом предоставил в Связь-банк фиктивные документы о залоговом имуществе для получения кредита. Банк перевел фирме Бажанова 400 миллионов рублей, которые, по версии следствия, были им похищены. 

Алексей Бажанов.
Алексей Бажанов. Фото: личный архив

Мы не уверены, что Бажанов совершил все те преступления, которые вменяет ему следствие, но и уверенности в законном происхождении его денег тоже нет. Если именно Бажанов – таинственный инвестор, то ни СМИ, ни руководство Таллиннского порта не может знать наверняка, честно ли он заработал деньги, поскольку Бажанов был бизнесменом и заместителем министра в той же отрасли, в которой зарабатывал, и в его отношении этой же его деятельности в РФ были заведены уголовные дела. 

Наши анонимные источники утверждают, что руководитель Таллиннского порта Валдо Калм прекрасно знает, чьи деньги предполагалось вложить, и что он лично встречался с инвестором. Это в любом случае правильно с точки зрения управления бизнесом: руководитель госпредприятия не может заключать долгосрочную сделку неизвестно с кем.

Если именно Алексей Бажанов стоит за проектом, то он решил инвестировать деньги через офшорную фирму, за которой стоит другая офшорная фирма, за которой стоит его бывшая супруга. Ему это удобно, но нам непонятно, почему руководители порта скрывают имена партнеров и от акционеров, и от налогоплательщиков. Ни разу за все время «реализации проекта» на 200 или на 100 миллионов никто не видел и не слышал ни инвестора, ни его представителей, ни внятного объяснения, что за деньги инвестируются. Хотя такие вопросы СМИ задавали руководству порта все четыре года.

Ключевые слова
Наверх