Следы двух оккупаций и скорбь: Маарьямяэ полно противоречий

Анастасия Усова
Следы двух оккупаций и скорбь: Маарьямяэ полно противоречий
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 2
Камни преткновения мемориала Маарьямяэ.
Камни преткновения мемориала Маарьямяэ. Фото: Eero Vabamägi/Postimees

В конце августа по странам Балтии пронеслась волна демонтажей советских памятников. В июне премьер-министр Кая Каллас заявляла, что памятники, прославляющие советский режим – а в Эстонии их 148, – должны быть убраны из общественного пространства. Однако вопрос о мемориальном комплексе Маарьямяэ в Таллинне не так однозначен.

Мемориал на горе Маарьямяги представляет собой не только образец советской ландшафтной архитектуры, но и является историческим местом, вокруг которого ведутся дискуссии, связанные с исторической идентичностью и событиями Второй мировой войны.

Наслоения истории

В 1939 году поле и пруд на месте будущего мемориала окружали мызы, рядом был военный аэродром и эстонское летное училище. В годы войны Эстония перешла под контроль другой оккупационной армии, и с 1941 по 1944 год на этом месте действовало военное кладбище, где покоились немцы, а также финны и эстонцы, воевавшие на стороне Германии. Тогда на Маарьямяэ появился первый крест и обелиск с нацистскими символами. В конце войны советская администрация также начала пользоваться этим кладбищем, стирая напоминания о немецком периоде.

Строительство мемориала началось в 1960 году с постройки 35-метрового обелиска, затем в 1975 году были достроены трибуны и церемониальная площадь. Однако мемориал остался незаконченным. Планировалось дополнить его масштабным барельефом и памятными табличками.

Точное число упокоившихся в этой земле неизвестно. В 1990-е было восстановлено немецкое военное кладбище и возведены кресты на братских могилах. Рядом с ними в 2018 году появился мемориал памяти жертв советской власти, при строительстве которого были обнаружены другие захоронения, также получившие свои обозначения. Дискуссии о судьбе советского мемориала продолжались десятилетиями. Год назад власти Таллинна постановили отремонтировать обелиск, однако вторжение России в Украину обусловило новый виток ликвидации символов оккупационной власти СССР, чьи последователи сейчас ведут агрессивную войну.

Ранее русскоязычные эстоноземельцы с большой неприязнью относились к попыткам государства избавиться от символов советской оккупации. Пример тому – Бронзовая ночь, которая показала, что к процедуре демонтажа памятников следует подходить с большей осторожностью. Незавершенность мемориала Маарьямяэ затрудняет решение вопроса о переосмыслении тех фрагментов материальной памяти, которые сейчас представлены на месте восстановленного кладбища и вокруг него. Вместе с тем придание ему черт единого ансамбля – амбициозная задача, ждущая своего адекватного решения.

Самая проблемная часть мемориала – это навязчивые проявления советской идеологии. Может ли художественная ценность скульптур, образующих мемориал (обелиск, ладони над очагом «вечного огня», композиция над входом в церемониальную зону), пересилить нежелательные ассоциации с десятилетиями угнетения? Пока правительство страны и Таллиннская мэрия не могут договориться о том, что делать с мемориалом. Министр иностранных дел Урмас Рейнсалу неоднократно заявлял, что мемориальный комплекс ждет частичный демонтаж или полный снос.

Один вопрос

Какая судьба ждет мемориальный комплекс?

МИХАИЛ КЫЛВАРТ, мэр Таллинна (Центристская партия)

Михаил Кылварт.
Михаил Кылварт. Фото: Sander Ilvest

Идеологическая составляющая этого ансамбля со временем теряет актуальность, а историческая значимость возрастает. И ее должны определять эксперты, а не политики. Мы по-прежнему готовы финансировать реставрацию комплекса из городской казны. На данный момент работы приостановлены. Но чтобы предотвратить утрату мемориала, его надо хотя бы законсервировать. Мы должны прийти к юридически корректному соглашению с государством, так как мемориал стоит на его земле. Город со своей стороны заинтересован в том, чтобы это было безопасное и доступное для горожан место посещения.

ЭЭРИК-НИЙЛЕС КРОССЬ, историк (Партия реформ)

Ээрик-Нийлес Кроссь.
Ээрик-Нийлес Кроссь. Фото: Madis Veltman

Нужно сначала понять, о чем речь. Сейчас много разговоров о «разных слоях» мемориала. Якобы советский посыл мемориала уже утрачен, обсуждается его художественная ценность. Но ведь Маарьямяэ – это военное кладбище. При сооружении мемориала было уничтожено около тысячи могил. И как минимум тысяча могил все еще там. И среди них более ста могил эстонских солдат и офицеров. Скорее всего, убрать ансамбль нельзя, не нарушая покой погребенных там людей. Решение нужно принимать с учетом Закона о защите воинских захоронений. На могилах не должно быть неуместных конструкций, они должны быть ухожены и надлежащим образом обозначены. Предполагаю, что следует сохранить ландшафтно-архитектурную часть мемориала, убрать советскую военную символику, после чего снабдить территорию информационными щитами.

Ключевые слова
Наверх