Отлов россиян на войну – начало «могилизации» всей России

Иван Скрябин
, журналист
Отлов россиян на войну – начало «могилизации» всей России
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 3
Некоторые россияне верят, что вернутся с войны живыми, здоровыми и с деньгами.
Некоторые россияне верят, что вернутся с войны живыми, здоровыми и с деньгами. Фото: SERGEY PIVOVAROV/REUTERS

Мобилизация, объявленная Путиным, так или иначе затронет каждую семью. Однако российское общество не сплотилось и после этого дикого решения: пока одни штурмуют пограничные пункты или поджигают военкоматы, другие обещают «всех порвать» на оккупированных украинских территориях.

День в день после объявления Путиным мобилизации по адресам отставных военных и людей с военными специальностями начали ходить нежданные гости с повестками.

В Москве и Санкт-Петербурге повестки начали вручать на улицах, местные жители стараются не спускаться и в метро – там тоже можно нарваться на патрули. Впрочем, повестки раздаются и прямо на рабочих местах.

Вовсе не частичная, а очень даже тотальная мобилизация проходит в регионах, далеких от европейской части РФ. Благо страна большая: в районных центрах Якутии, Бурятии и других национальных республик забирали практически всех мужчин, в теории способных держать в руках автомат. Некоторые успели рассказать, что получили ржавое оружие, которое находилось на складах с середины прошлого века. Многие наивные люди в РФ, которые привыкли не вмешиваться в политику, до сих пор верят, что решение Путина о волнах мобилизации будет соблюдаться на местах. Однако в армии уже оказались старики с тяжелыми заболеваниями, отцы многодетных семейств, вовсе не служившие парни.

«Берут всех, до кого могут дотянуться и кто по своей глупости берет повестку и сам приходит в военкомат», – сообщали Rus.Postimees профильные юристы.

Последний протест

Во многих городах прошли акции протеста, впрочем, жестоко подавленные. По данным правозащитников «ОВД-Инфо», всего с 21 по 25 сентября было задержано 2352 человека. Многие были сильно избиты, с переломами конечностей и сотрясением мозга. В отличие от центральных регионов, «окраины» выступили гораздо активнее. В Якутии женщины вышли на массовый митинг со слоганами «Нет войне!», «Нет геноциду!». В Дагестане силовикам много часов не удавалось справиться со стихийным митингом, участники которого отбивали задержанных и даже стреляли из огнестрельного оружия. Там пока в воздух. А вот жители Сибири уже стали стрелять в людей с погонами на поражение. 25-летний призывник открыл огонь прямо в здании Усть-Илимского военкомата. Шесть пуль попали в военкома, который на момент публикации оставался в тяжелом состоянии в реанимации.

По ночам стали гореть военкоматы. С начала войны в России подожгли около 60 военных комиссариатов. Треть поджогов случилась после объявления мобилизации. Горят не только двери и оконные рамы, но и живые люди. В Рязани юноша устроил самосожжение с криками «я не хочу на фронт».

Отчаяние молодых людей может объяснять в том числе тот факт, что повестки в военкоматы вручали даже прямо в полицейских отделах тем, кто был задержан на протестах. Чтобы от сделки с армией было сложно отказаться, представители власти угрожали мужчинам неминуемой уголовной ответственностью, благо буквально за день до мобилизации в РФ приняли закон о длительных тюремных сроках для отказавшихся участвовать в мобилизации.

Правда , если почитать внимательно все нормативные акты, становится понятно, что на деле от повесток можно отказываться и это грозит только административным штрафом. А вот если подписать согласие именно на мобилизацию в военкомате, а после никуда не поехать, только тогда можно получить «уголовку».

Тем не менее таких тонкостей большинство россиян просто не знает и не особо стремится узнать. Что, конечно, никак не оправдывает, но объясняет необъяснимую покорность, с которой многие граждане страны идут, по сути, на убой. И в этом население вполне отвечает желаниям Кремля, которому, по словам многих экспертов, просто нужно много пушечного мяса для того, чтобы ВСУ не решились бить на «новых российских территориях», которые, судя по всему, появятся после «референдумов».

Что воля, что неволя…

Интернет полнится видеороликами мужчин с призывных пунктов, которые комментируют свою отправку на фронт словами «надо так надо». Ктото называет это врожденной покорностью, кто-то пытается подогнать под это положение вещей, используя термин «выученная беспомощность». Но факт остается фактом: очень часто, казалось бы, образованные и совсем не кровожадные люди говорят: что мы можем сделать? Или еще сильнее: это наша страна, мы хотим ее защитить. Последнее без контекста выглядит более чем логично. Однако есть нюанс: люди очень часто путают причину со следствием. «Несчастный, оболваненный пропагандой человек с развитым чувством долга», – характеризуют таких людей социологи.

Россия – страна с хорошо развитым интернетом. А это значит, что пропаганда, конечно, использует и этот канал связи. Модные инста-блогерши как под копирку вдруг стали рассуждать о том, что процент мобилизуемых ничтожен и вообще «все обойдется».

Несомненно, есть в России и те, кто просто живет по принципу «слабоумие и отвага». «Порвем как тузик грелку! П**** нацистам!» – кричат мобилизованные мужчины из Великих Лук на одном из видеороликов. Беззубые рты и прически под ноль, своим видом они скорее напоминают заключенных, под стать тем, кого, несмотря на мобилизацию гражданских, продолжает вербовать повар Путина Пригожин.

Однако, по нашим данным, своих детей спасают от «долга родине» даже сами военные командиры. В одной из частей ГРУ командир оперативно трудоустроил своего отпрыска-программиста связистом в секретную часть. «Спрятал там от отправки на фронт», – уточнил наш источник.

Частный случай на местах подтверждает принципы системы власти, идущие с самого верха. «Желания воевать пока не возникало», – ответил сторонникам Навального сын премьера РФ Михаила Мишустина, Алексей. Оппозиционеры под видом военкомов звонили детям больших начальников, в том числе и сыну пресс-секретаря Путина Николаю Пескову, приглашая в военкомат с последующей отправкой на фронт. На что тот ответил: «Я буду решать это на другом уровне. Мне надо понять, что вообще происходит, какие у меня есть права. Если Владимир Владимирович скажет мне, что мне надо туда идти, я туда пойду».

Прощай, оружие!

Те, у кого нет надежных тылов в силовых структурах или повыше, пытаются справляться сами. Уже в первый вечер с момента старта мобилизации на пограничных пунктах пропуска в соседние с РФ государства выстроились очереди из автомобилей. С учетом закрытых для обладателей туристических виз границ соседних стран ЕС, люди устремились на юг. Переход в Грузию Верхний Ларс моментально встал в многокилометровых пробках, где очевидцы фиксировали эскорт-услуги полиции по провозу к границе тех, кто мог заплатить. Возмущение толпы в какой-то момент решили психологически сдерживать пулеметом бронетранспортера, который ФСБ выставила у КПП на случай прорыва границы из РФ.

Длинные пробки образовались и на пунктах пропуска в Казахстан и Монголию. По неофициальным данным ФСБ, за первые пять дней после объявления мобилизации из России выехало более четверти миллиона мужчин. Кого больше – тех, кто пытается убежать от того, чтобы убивать, тех, кто покорен судьбе или тех, кто рвется на амбразуру, – подсчитать, увы, невозможно. Скорее всего, большинство – это те, кто до последнего момента не хотел верить, что Россия ведет войну и, наоборот, свято верил в то, что все «само рассосется».

Так или иначе, по официальным данным в армию пока хотят призвать триста тысяч человек. Однако наши источники, близкие к федеральным органам власти РФ, говорят, что на деле речь идет об отправке на фронт до 1,2 миллиона мужчин. Так как в России давно отсутствуют независимые правозащитные организации, посчитать, сколько и кого будет призвано на самом деле, невозможно. Однако известно, что суммы взяток в военкоматах выросли с 30 тысяч до 100 тысяч рублей.

Первая реакция: шок

Если кто-то не хочет в армию, его ведут туда силой.
Если кто-то не хочет в армию, его ведут туда силой. Фото: AP/Scanpix

Судя по первой реакции людей в России, опрошенных Rus.Postimees, указ Путина о мобилизации был сродни шоку, который испытали многие россияне 24 февраля, в день ввода войск в Украину.

«Если сказать одним словом, как я это воспринимаю, то слово это – пи***. Мне в ноябре 53 года. Я служил в Советской армии. Отношусь я к этому всему резко отрицательно. Что я буду делать? Будем прятаться. У меня двое сыновей. Я буду всеми силами стараться их обезопасить», – сказал нам в тот день художник из Санкт-Петербурга.

«Мне 46. В паспорте у меня стоит штамп военнообязанного, так что теоретически я подлежу мобилизации. Я против. Не понимаю, почему мы должны этим заниматься. Это решил один человек в России. У жителей страны этого не спрашивали. И там хитро написано, что мобилизация частичная. На самом деле она всеобщая», – говорил журналист Сергей.

«Возмутится ли народ? Нет. Проглотят. В тюрьму никто не хочет. Будет индивидуальный саботаж. Какая-то часть примет это на ура», – заметил 63-летний владелец бизнеса скорой помощи. «Армия РФ не готова к войнам. Я это понимала давно, много лет наблюдая за ней. Но сегодня это откровенное бросание пушечного мяса на фронт. Будет много жертв. Дальше будет больше взяток. Снова будут золотые военкомы. Все это так знакомо, больно и противно… Но сейчас люди не понимают ценность человеческой жизни, ценность собственных детей… Люди замордованы долгами, деньгами. Жизнь обесценена. Первой чеченской войне люди сопротивлялись очень активно. Ничего не боялись ради спасения сыновей. Сегодня тишина от матерей и жен…» – сказала многолетний руководитель правозащитной организации «Солдатские матери Петербурга» Элла Полякова.

«Пока сценарий выглядит так: миллионом новобранцев попытаются закрыть новую границу РФ, буквально завалить людьми. Эти люди не способны воевать. Жертвы будут чудовищными. Все будет залито кровью. В ответ на это Путин может официально объявить войну и ввести военное положение», – отметил наш собеседник, знакомый с алгоритмами принятия решений в Кремле.

Ключевые слова
Наверх