Венцель: среди бегущих от мобилизации есть и приверженцы колониального мышления

Павел Соболев
, журналист
Венцель: среди бегущих от мобилизации есть и приверженцы колониального мышления
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
  • Русский язык сейчас звучит и в тех районах Тбилиси, куда туристы обычно не заглядывают
  • Без грузинского языка в Грузии уклонистам придется сложнее, чем без казахского в Казахстане
  • У российских переселенцев заканчиваются деньги, отношение к ним становится настороженнее

В очередной передаче портала Rus.Postimees, посвященной военной обстановке в Украине и международной политической ситуации, профессор этнологии Тартуского университета Аймар Венцель среди прочего ответил на вопросы, касающиеся мотивации российских уклонистов от мобилизации к изучению языка страны, в которую они переехали, а также отношения, на которое они могут рассчитывать со стороны местных жителей.

- Часто высказываются опасения, что массовое переселение российских уклонистов от мобилизации в государства, ранее входившие в состав СССР, влечет за собой для этих государств и такие риски, которые связаны не с безопасностью, а с сохранением культурной идентичности. Насколько, к примеру, для той же Грузии реальна сейчас опасность превратиться в страну, где русской речи станет больше, чем грузинской?

- Нужно помнить, что в Грузии всегда довольно много говорили на русском языке. Например, грузинские армяне составляют очень заметную группу населения, и в большинстве своем это русскоязычные люди. В Тбилиси, в Батуми всегда можно было слышать на улицах много русской речи. Особенно в Батуми. То есть в Грузии всегда были и местные жители, которые говорили по-русски.

Я всего неделю назад вернулся из поездки в Грузию, в ходе которой я побывал сразу в нескольких городах. Если говорить о центральной части Тбилиси, то там я всегда слышал очень много русской речи, потому что Грузия — это очень популярная страна для туристов из России и Украины, с недавних пор — и для туристов из Казахстана. Однако сейчас ситуация такова, что русский язык можно услышать и там в Грузии, куда туристы обычно не добирались.

Скажем, сейчас очень легко можно зайти в какой-нибудь дешевый ресторанчик для рабочего класса на окраине Тбилиси и увидеть там парней, которые сидят или большими группами, или по два, по три человека, и говорят между собой по-русски. Очевидно, что это россияне. Сами они себя называют, кажется, релокантами.

Нельзя сказать, что эти люди всегда ведут себя скромно, потому что местное население уже нередко жалуется на поведение этих российских релокантов. Тут еще важен тот момент, что ведь первая массовая волна бегущих из России людей возникла еще в конце февраля. В основном этот поток приходился на Казахстан, Армению и Грузию. Так что можно сказать, что к этой новой волне убегающих первой сменой переселенцев в этих странах был подготовлен эдакий базис.

У меня не хватило времени и сил в эту поездку посетить тбилисский район Ваке. Чтобы добраться до него, надо довольно долго идти в гору, и в этот раз я не собрался с силами там побывать. Но я услышал от тбилисцев, что в Ваке уже образовалась если не русская, то эмигрантская часть города. Там есть русские магазинчики, там есть русские клубы. И вот там коренные жители уже действительно очень недовольны, что эти переселенцы прямо требуют, чтобы с ними говорили по-русски. Такие же ситуации, насколько я знаю, возникают в некоторых местах в Узбекистане и Кыргызстане.

- Вероятно, очень многие уклоняющиеся от мобилизации, приезжающие из России в другие страны, исходят из того, что они оказались в тех же Грузии или Казахстане надолго, а то и навсегда. Есть ли у хотя бы части этих людей мотивация и твердые намерения выучить языки этих стран, или, скорее, в подавляющем большинстве эти люди рассчитывают, что в их новой жизненной среде вполне возможно будет обойтись и русским?

- Я думаю, что это очень сильно зависит от того, в какой стране оказываются эти переселенцы. Скажем, если мы говорим о Казахстане, то там ведь даже на конституционном уровне за русским языком закреплен статус языка национального общения. Правда, в последнее время в Казахстане ситуация меняется таким образом, что требования к знанию казахского языка растут, и люди там мотивируются к тому, чтобы выучить казахский язык. Например, в Казахстане есть ведь и большая группа казахов, чьим родным языком является русский, и у них сейчас становится очень популярной идея выучить казахский.

Если говорить о Грузии, то сейчас там все-таки можно заметить определенный рост антироссийских настроений. Мне кажется, что те россияне, которые приехали в Грузию в последнее время и собираются в ней надолго остаться, а также завести там какой-то бизнес или начать работать, то есть — надеются иметь в Грузии какой-то доход, рано или поздно, но столкнутся с необходимостью хотя бы на каком-то уровне выучить грузинский. Это относится и к тем россиянам, которые сумели первевести в Грузию тот бизнес, что у них был в России. Потому что все официальное делопроизводство, вся документация в Грузии ведется — как и в Эстонии — только на государственном языке.

В Казахстане же есть выбор, там вполне можно при осуществлении бизнес-деятельности пользоваться только русским языком. А вот в Узбекистане знание русского языка местным населением достаточно низкое. Это, по сути, монокультурная страна. Русскоязычное население оттуда в свое время уехало. Поэтому там только русским языком никак не обойтись. И в Грузии он поможет только в больших городах, в небольших городах и сельской местности русского почти никто не знает.

Будет ли релокант из России учить язык страны, в которую он переехал, очень сильно зависит от того, что это за страна. А также от того, какие цели он ставит перед собой в жизни в этой стране.

Человек может оказаться даже в такой стране, в которой есть русские школы. Но дети в таких школах обязательно учат государственный язык этой страны.

- В соцсетях можно заметить, что очень многие россияне, переехавшие сейчас в другие страны, пишут слова горячей благодарности жителям впустивших их государств и сильного восхищения теплотой и радушием этих людей. При этом в Грузии вряд ли забыли российскую агрессию 2008 года, в Узбекистане вряд ли забыли о рабских условиях труда для приезжавших в Москву на заработки уроженцев Средней Азии. Можно ли считать сюрпризом, что российские уклонисты чаще всего встречают к себе не просто толерантное, а даже теплое отношение со стороны населения давших им приют стран?

- Возможно, иногда мигранты несколько приукрашивают свою жизнь в новой стране. Просто в силу того, что им не хочется ни перед кем выглядеть лузером. Но если мы будем говорить конкретно о Грузии, то ведь внутри самой этой страны отношение к российско-грузинской войне 2008 года неоднозначное. Немалая часть населения Грузии до сих пор обвиняет в произошедшем не столько Россию, сколько Саакашвили. Многие люди воспринимают те события как следствие конфликта не между Россией и Грузией, а между Путиным и Саакашвили.

Поэтому не так уж и удивительно, что вплоть до недавнего времени в Грузии можно было встретить довольно сильные симпатии по отношению к России. О нынешней ситуации таким же образом высказаться невозможно. Хотя я уверен, что до сих пор в Грузии есть немало людей, которые хорошо относятся к россиянам и готовы им помогать. Но антипатия тоже есть, и я бы сказал, что ее рост мне прямо бросился в глаза, когда я был в начале октября в Грузии.

Раньше было очень заметно, что теплое отношение к России есть у грузинских пенсионеров. Особенно у таких, кто хорошо говорит по-русски. Сейчас же можно сказать, что отношение к россиянам в Грузии ухудшилось повсеместно, среди всех групп населения.

Одна из причин — это то, что у россиян сейчас часто не бывает денег. Я думаю, что у огромного количества российских переселенцев, от Монголии до Кыргызстана, проблема нехватки денег скоро будет стоять очень остро. У меня есть много знакомых в Бурятии, которые рассказывали мне, что их родственники и друзья, сбежавашие от мобилизации в Монголию, уже сейчас сидят без средств. А Казахстан и Армения недавно перестали принимать карточки «Мир». Так что денежные трудности у этих релокантов будут только усугубляться.

В Грузии заметно, например, что россиянам стали неохотно сдавать квартиры. Мне прямо об этом говорили местные жители. Таксисты иногда могут попросить у русскоязычного клиента показать паспорт, и если это будет российский паспорт, они могут отказаться его везти. Или спросить удвоенную плату. Подобные вещи действительно происходят.

- Часто высказывается мнение, что из России сейчас массово уехали самые лучшие люди, поэтому за ее пределами прямо сейчас на ментальном уровне формируется нечто вроде второй, параллельной, лучшей России. Наивно ли и утопично ли думать, что эта новая русская эмиграция может скоро начать ассоциироваться с гуманизмом и свободолюбием, с антиимперскостью? Или и впрямь можно видеть такую идиллическую перспективу, в которой вот эти «хорошие русские» однажды станут главным ресурсом для очеловечивания образа России и всего русского уже на собственно российской территории?

- Я думаю, что какая-то часть этих уклонистов, конечно, имеет эти хорошие качества. Но есть и другая часть. Это те люди, которые своим поведением и в Средней Азии, и в закавказских странах дают повод для обвинений в колониалистских взглядах. Какая из этих групп обширнее, какая будет активнее, это все станет ясно намного позже.

Мы знаем, что просиходило с предшествующими волнами русской эмиграции. Первую, возникшую после октября 1917 года, составили бывшие богатые люди, дворяне, которые создали в Западной Европе свои гетто.

В последние годы, когда мы говорили о переселенцах из России, мы в первую очередь представляли людей, которые живут или в Германии, или на Брайтон-Бич. Про американскую часть я не очень много знаю, но если рассуждать о германской, то про этих людей можно было сказать, что они представляют из себя довольно маргинализированную в экономическом смысле группу. Они живут довольно изолированно от общества в Германии и часто не вносят никакого вклада в благополучие этого общества, в том смысле, что они часто не имеют работы и не имеют почти никакого образования.

Новая волна эмиграции, которая возникла прямо сейчас, совсем другая. Среди этих переселенцев много успешных предпринимателей, много хороших специалистов. Их судьба, их роль зависят во многом от того, в какой стране они окажутся. Например, в Казахстане уже с конца февраля стали очень охотно принимать российских айтишников. Правда, если раньше россияне могли претендовать в Казахстане на более высокую — в сравнении с местными кадрами — зарплату, то сейчас ситуация не такая. Россияне соглашаются сейчас с местными ставками. Или даже вообще готовы работать за меньшие деньги.

У грузинской экономики просто нет такого сегмента, к которому российские специалисты могли бы подобным же образом подключиться. А вот Казахстан сейчас взял такой курс, что, мол, эту ситуацию с российскими переселенцами казахстанская экономика может использовать себе на пользу. Возможно, эти россиские айтишники в Казахстане могут стать таким инновационным плацдармом и для экономики какой-то условной новой России. Это можно представить, а вот что будет с теми россиянами, которые оказались сейчас в Грузии, в Армении, сказать пока довольно сложно. Казахстан дает больше возможностей, потому что это большая страна с многообразной экономикой.

Смотрите передачу целиком в повторе!

Ключевые слова
Наверх