Психоаналитик: в основе путинского нацизма лежит перверсия – садизм

Киевский эксперт изучила природу зла
Психоаналитик: в основе путинского нацизма лежит перверсия – садизм
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments 17
Фрагмент обложки доклада «Путинский нацизм: взгляд через психоаналитическую призму».
Фрагмент обложки доклада «Путинский нацизм: взгляд через психоаналитическую призму». Фото: Ukrainian Institute for the Future

Путин сознательно преступает общечеловеческие законы, подобно педофилу. Киевский психоаналитик Наталья Давыдова попыталась с научной точки зрения разложить по полочкам, что из себя представляет главный злодей XXI века, и почему к нему тянется большинство россиян.

Психоаналитик, кандидат исторических наук Наталья Давыдова планировала лично посетить Таллинн и представить свою работу «Путинский нацизм: взгляд через психоаналитическую призму». Однако Россия вновь начала наносить удары по Киеву, где живет Наталья.

«К сожалению, из-за очередной волны фашистского терроризма я не смога лично поехать в Таллинн, но ничего не помешает мне поделиться новыми мыслями с нашими эстонскими друзьями», - написала она в Facebook. Доклад был представлен Украинским институтом будущего при поддержке Ассоциации украинских организаций в Эстонии, а его автор рассказывала о своей работе по видеосвязи из Киева.

Наталья Давыдова.
Наталья Давыдова. Фото: Личный архив автора

Перверсивная суть путинского нацизма

Эксперт пояснила, что в своей работе использовала психоанализ лакановского направления. Психолог считает, что Путин – перверт. Это человек с перевернутой, извращенной, опасной психикой. Наталья Давыдова не анализирует причины, по которым человек, развернувший полноценную войну в XXI веке, стал таковым. Она лишь констатирует, что перверсия – это психическая структура, которая построена на возможности одновременно признавать и не признавать взаимоисключающие вещи, что позволяет преступать общечеловеческие законы подобно педофилам.

«Например, перверт-педофил знает о том, что причиняет вред ребенку (противоположное мнение встретить почти невозможно), и отказывается от этого знания, вводя дополнительное условие – "развратный ребенок сделал меня инструментом своего наслаждения"», – поясняет свою мысль психоаналитик.

Давыдова уверена, что в первертов-садистов превращена и большая часть общества в РФ. «Я не считаю, что все, разделяющие взгляды путинского нацизма, являются субъектами с перверсивной структурой, или что на территории РФ проживает 140 миллионов маньяков-садистов, – оговаривается она. – В этом сообществе представлены все структуры, как и в любом другом. Однако дискурс пропаганды является откровенно перверсивным, и перверсивность, которая есть в каждом из нас, но подавлена настолько, что не осознается, у нациста путинского формата пробуждена, она больше не подавлена и частично или полностью осознается».

Эксперт поясняет, что в психической реальности перверта могут спокойно сосуществовать две взаимоисключающие вещи. «Например, на вопрос: "Знаешь ли ты, что ты смертен?", перверт может ответить: "Я хорошо знаю, что смертен, но все же – нет". Вот это "Я хорошо знаю, что..., но..." и является основой психики перверта», – поясняет Давыдова.

Законы в России, по сути, тоже подчиняются перверсивным нормам. Главное пропагандистское высказывание, «РФ никогда войну не начинала, война – это очень плохо, она только за мир (прямо больше всех других стран за мир, исключительно мирная страна – всем пример), именно ради мира она начала войну спецоперацию с нацистами на территории Украины», на 100 процентов демонстрирует этот принцип. Для поддержания такой логики существует и «агрессия НАТО», и мысль, что «на нашу территорию готовилось нападение...»

Эмпатии здесь не место

Отдельно психолог акцентирует внимание на том, что, так как перверт – объект, то чувство вины у него отсутствует, жалеть о своих поступках он не будет. Причины проблем он также не может искать в себе: он же орудие чужой воли и будет их искать только во внешнем мире.

«Обычное дело для первертов – нарушение законов логики, – поясняет Наталья Давыдова. – Особенно они ополчаются против принципа римского права, ставшего основой для презумпции невиновности: "Бремя доказательств лежит на том, кто утверждает, а не на том, кто отрицает". Путинские политики требуют: "докажите, что вы не собирались нападать, если вы не собирались и не напали"».

В основе «нормальности» путинского нацизма лежит ядро «бить слабого – твое природное право, жертва всегда виновата, потому что она слаба». «Понятно, что европеец, добровольно отказавшийся от права на насилие, для нациста выглядит или дурачком, или, еще хуже, жертвой – слабым, женоподобным, ничего, кроме презрения, не вызывающим», – рассуждает психотерапевт.

Наталья Давыдова отмечает, что пропаганда российских СМИ, конечно, влияет на процессы полного порабощения сознания населения страны, однако уверена, что никакого дьявольского плана по ее использованию у Путина изначально не было. «Просто перверты-садисты, создавая идеологические программы, оставались в координатах своей садистской натуры, которой определенная соблазнительность присуща имманентно, и это случайно совпало с другими факторами, способствующими пробуждению насилия», – считает она.

Да, причиной нацификации общества в РФ стала пропаганда, созданная садистами, но она же попала на всплеск садистских влечений российского общества. Аккумуляция садистских влечений обусловлена социально-экономическим неравенством, психическим регрессом и обществом репрессивного потребления.

Фрагмент доклада «Путинский нацизм: взгляд через психоаналитическую призму».
Фрагмент доклада «Путинский нацизм: взгляд через психоаналитическую призму». Фото: Ukrainian Institute for the Future

Страна-тюрьма

Наталья Давыдова, ища аналогии, сделала вывод, что общество РФ очень похоже на тюрьму, причем в худшем ее бесконтрольном варианте – на частную тюрьму, которой управляет директор, где ему подчиняются все. «Его власть держится на охранниках – силовиках и армии. Среди заключенных: высшая каста – паханы (топ-чиновники, большой бизнес), средний класс –мужики (бюджетники, офисные работники, средний и мелкий бизнес), низшая страта – опущенные, – перечисляет она. – Кроме указанных, родных системе категорий, присутствуют еще и чужеродные: честные журналисты, оппозиционные политики, активисты и интеллигенция и т.д. Их система старается интегрировать, вытолкнуть или уничтожить».

Ни заключенные, ни охранники не участвуют в выборе директора тюрьмы. Законов в тюрьме тоже нет, но есть правила: их много, у каждого из них свои тонкости, не нарушить эти правила невозможно: фактически каждый заключенный нарушал хотя бы один закон. Наказание же, уточняет Давыдова, работает избирательно, в зависимости от разных факторов, часть из которых можно учесть, а часть – нет. Это зависит от лояльности заключенного, его социального положения, уровня публичности и материального состояния. От того, существуют ли у него правильные связи. Но это не точно, поскольку, даже имея все это, можно, например, попасть под горячую руку маньяка-силовика.

Еще одна важная история, которая позволяет понять, почему российское общество инертно и одновременно агрессивно: отсутствие социальных лифтов. «Огромная часть живет в беспросветной нужде, без перспектив подняться по социальной и материальной лестнице, даже без надежды отдать потребительский кредит. При этом существует огромный разрыв между бедными и богатыми. Никаких попыток снять социальное напряжение власть и олигархи не делают. Наоборот, богатство на виду. Богатым быть хорошо, а остальные – лохи», – поясняет Наталья Давыдова.

Эта примитивная модель демонстрирует еще одно непреложное правило тюрьмы: в обществе-тюрьме ты должен постоянно отстаивать свое положение, чтобы не стать опущенным. «Может ли в обществе, крайне неравном в материальном плане, лишенном социальной справедливости, не быть агрессии и садизма? Конечно, нет», – отвечает на свой же вопрос психотерапевт.

Один за другим

Как же Путину удалось заразить перверсизмом всю страну? «Думаю, в будущем нацификации посвятят не одно исследование, пока же я упрощенно представляю себе это так, – рассказывает Наталья Давыдова. – К власти пришел перверт, приблизивший к себе еще несколько первертов. Те, в свою очередь, начали приближать к себе тех, кто их понимал, то есть тоже первертов. Это логично: кого приблизит к себе перверт-генерал – моралиста, который будет нудить о военных преступлениях, или перверта, который с удовольствием поучаствует в развлечениях, а вечером пойдет с командиром в баньку и первый предложит позвонить работницам коммерческого секса? Так успешных первертов становилось больше».

Другие, карьеристы, поняли принцип успеха, изучили способ мышления и действия властной верхушки, и начали им подражать, и тоже незаметно первертировались.

«Когда большинство общества стало перверсивным, работа пропаганды стала проще: она знала, чего хочет электорат, – того же, чего и она, – говорит Давыдова. – Если идеолог-перверт хочет расстрелять оппозицию, то и перверсивное большинство не будет против; если политическая верхушка заговорила о возвращении Крыма, то и большинство первертов, скорее всего, этого будет хотеть».

Основной метод путинской пропаганды – массовость. С помощью массовости она заставляет верить не в свои месседжи, а в верующих в свои месседжи. Так как чувство вины заменил социальный рефлекс «что люди скажут», то «веры в верующих» вполне достаточно, чтобы сделать бесчеловечные, жестокие вещи нормальными или хотя бы подлежащими обсуждению, – считает ученый.

«Мы столкнулись с уникальным явлением: большая часть жителей огромной страны стала одержима насилием, – делает вывод Наталья Давыдова. – Они готовы страдать без международных пластиковых карт, без привычной одежды и обуви, без возможности путешествовать по миру, только бы можно было и дальше унижать уязвимых, бить более слабых родственников, стрелять по роддомам, гордиться "великой страной" и не нести ответственность за свою жизнь и поступки. За короткое время люди, которые читали книги о доброте и благородстве, смотрели фильмы о том, что нужно помогать слабым, и придерживались тех же ценностей, что и весь мир, превратились в людей, одобряющих убийства детей бомбами».

Фрагмент доклада «Путинский нацизм: взгляд через психоаналитическую призму».
Фрагмент доклада «Путинский нацизм: взгляд через психоаналитическую призму». Фото: Ukrainian Institute for the Future

На глазах у всего мира

Однако, напоминает психолог, все эти годы РФ не была закрытой страной, и весь мир безучастно наблюдал, как путинская власть аннексировала Крым, развязала войну на Донбассе, посадила Навального, объявила все СМИ и отдельных людей с собственным мнением «иностранными агентами», вытеснила российские и международные гражданские организации за пределы страны. «При этом продолжалось строительство "Северного потока", – говорит Давыдова. – Бездействие в 2014 году привело к тому, что РФ, будучи уверенной, что никто не вмешается, напала на мирную Украину».

Однако даже такое вопиющее нарушение международной правовой системы, грозящее обрушить весь существующий порядок, не убедило некоторых политиков в необходимости остановить страну-агрессора. «В данный момент большинство видит угрозу голода, некоторые страны видят военную угрозу, но есть еще одна угроза: нацизм заразен», – утверждает Давыдова.

Она напоминает, что путинский нацизм не является чем-то характерным только для россиян, от чего застрахованы другие страны. «Многие хотят накрыть РФ куполом, изолироваться от нее. Но это маловероятно и не имеет смысла, – констатирует кандидат исторических наук. – Нацизм соблазнителен для человека любой национальности. Поэтому сейчас очень важно сохранить свою психику, уберечь себя от искушения увлечься насилием, от страха, ведущего к стокгольмскому синдрому, от отчаяния, которое вызывает желание отдать себя во власть сильного хозяина. Садизм соблазнителен и травматичен».

Психотерапевт уверена, что единственная вакцина от садизма и, как следствие, нацизма – это сохранять чувство собственного достоинства и поддерживать таковое у других, твердая и непоколебимая уверенность в том, что ты субъект и окружающие субъекты, взрослые люди, с присущей взрослым ответственностью. С твердой уверенностью в том, что есть абсолютные ценности, которые не обсуждаются никогда.

Фрагмент доклада «Путинский нацизм: взгляд через психоаналитическую призму».
Фрагмент доклада «Путинский нацизм: взгляд через психоаналитическую призму». Фото: Ukrainian Institute for the Future

Давыдова Наталья Викторовна.

Высшее филологическое образование, закончила аспирантуру Национального университета «Киево-Могилянская Академия», кандидат исторических наук (Ph. D).

Тема кандидатской диссертации «Научная интеллигенция Украины в украинизации образования и государственных учреждений в конце XIX - начале XX вв. (до 1920 г.). Получила магистерскую степень по специальности «клинический психоанализ» в университете глубинной психологии.

Ключевые слова
Наверх