Самоубийства заключенных оставлены без должного внимания

Мейнхард Пулк
, журналист
Самоубийства заключенных оставлены без должного внимания
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
Фото: Shutterstock
  • Есть существенные пробелы в обмене информацией внутри тюрем
  • Обязанности не всегда исполняются ответственно
  • Реакция на сигналы об опасности замедлена

Из последних случаев добровольного ухода из жизни в эстонских тюрьмах до внимания общественности дошла лишь история с лихуласким стрелком Микком Таррасте.

Недавно проведенный аудит выявил серьезные пробелы в методах предупреждения самоубийств среди заключенных. Точнее, внутренний аудит Министерства юстиции выявил, что обращение с заключенными, имеющими нарушения душевного здоровья или просто склонными к нанесению себе повреждений, «нуждается в значительной части в некоторых улучшениях».

Внушительную порцию критики получила система оценивания и документирования суицидального риска и обмена соответствующей информацией. Другими словами, у тюремных служащих хромает чувство ответственности, они не делятся друг с другом информацией о суицидальных наклонностях заключенных, хотя это и входит в служебные обязанности работников тюремного ведомства.

Значительные недостатки были обнаружены и в оперативной передаче информации и оповещении при обнаружении обстоятельств и признаков, указывающих на риск нанесения заключенными себе повреждений или совершения суицида. Отмечены также проблемы с толкованием полученной информации и ее осознанием: на события, требовавшие внимания, реагировали с задержкой или вовсе оставляли без внимания.

Критический период

Критическим периодом для совершения суицида являются первые дни пребывания в тюрьме. Несколько случаев нанесения себе серьезных повреждений и попыток самоубийства произошли в первые дни после прибытия в тюрьму, следует из проведенного аудита. Было рекомендовано обращать особое внимание именно на душевное состояние арестованных, попавших в тюрьму впервые, и задержанных, находящихся в режиме приема.

По словам аудиторов, следует обратить внимание также на обмен информацией между полицией и арестным домом. Бывали случаи суицида, когда арестный дом уже был в курсе предыдущих попыток суицида и нестабильного душевного состояния заключенного. Однако тюрьма эту информацию не получала. А если эту информацию и передавали в тюрьму, то настолько лаконично, что тюрьма это не перепроверяла.

Фото: Postimees

На этом критика не заканчивается: в тюрьме отсутствуют единые критерии оценки риска совершения суицида или нанесения себе повреждений. Когда по прибытии в тюрьму заключенные проходят в медицинских отделах первичную проверку состояния здоровья, не всегда удается сразу заметить внешние признаки опасности, выявить факторы риска, а также сопоставить и оценить совместное влияние нескольких факторов.

Бывали случаи суицида, когда арестный дом уже был в курсе нестабильного душевного состояния заключенного.

Во время заключения не проводятся регулярные психиатрические консультации для людей с риском суицида и нанесения себе повреждений. «Кроме того, после завершения курса лечения у заключенного, как правило, пропадает регулярный контакт с психиатром. Приемы проходят на основании потребностей или произошедшего случая, в первую очередь после изъявления желания самим заключенным», указано в аудите. Когда речь идет о проблемах с душевным здоровьем, то нельзя считать достаточным, что заключенный сам подаст знак об ухудшении здоровья, поскольку он сам может просто не почувствовать это достаточно быстро.

Указывается, что проблемы есть и с рабочей силой. «В штате всех тюрем есть должности психиатра и клинического психолога, а в Вируской тюрьме (Йыхви) и Тартуской тюрьме еще и должность медсестры по душевному здоровью, однако с заполнением данных должностей существуют проблемы», говорится в отчете. Наиболее острые – в Вируской тюрьме.

По словам советника по связям с общественностью Министерства юстиции Лийз Лумисте, указанные узкие места отражают принятую ранее практику, которую шлифуют постоянно и каждый день.

«С конца прошлого года в тюремной службе используется практика, когда для оценки и обнаружения риска суицида и для унификации последующих действий применяется общий для всех тюрем стандарт», – сказала Лумисте.

Она отметила, что по прибытии заключенного в тюрьму его осматривает медицинский работник, проводя опрос на основании согласованной анкеты. Если заключенному требуется неотложная помощь в связи с проблемами душевного здоровья (делирий, внезапные суицидальные мысли и прочее), то его под тюремной охраной направляют в отделение неотложной медицинской помощи в ближайшую больницу. Если ситуация не требует быстрого вмешательства, то им занимается тюремный медицинский работник в амбулаторном порядке, и заключенному оказывает психологическую помощь психолог, социальный работник, капеллан или контактное лицо.

Беда одиночных камер

Из 16 рассмотренных случаев 11 заключенных совершили самоубийства, находясь в одиночной камере. Глава отдела контрольных проверок бюро канцлера права Индрек-Ивар Мяэритс сказал журналисту Postimees, что канцлер права Юлле Мадизе неоднократно объясняла руководству тюрьмы, что если человек находится в одиночной камере, то его душевное здоровье может быстро ухудшиться.

«Это увеличивает риск суицида и не способствует тому, чтобы, освободившись, человек смог жить полноценной и законопослушной жизнью. Поэтому заключенному в одиночной камере следует предлагать осмысленное времяпровождение, возможность общаться с другими людьми (близкими, другими заключенными, работниками тюрьмы). Плюс медик должен каждый день оценивать здоровье человека, сидящего в одиночной камере», – сказал Мяэритс.

Также канцлер права в более ранних анализах указывала, что ежедневная проверка здоровья заключенных в одиночных камерах и оценка суицидального риска и риска нанесения себе повреждений у всех прибывших в тюрьму осужденных помогла бы предотвратить смертельные случаи.

Зловещая тенденция роста

  • Аудит по распознаванию суицидального поведения заключенных и принятию дальнейших мер был проведен в 2018– 2021 годах.
  • За тот период в эстонских тюрьмах 16 заключенных совершили самоубийство.
  • В текущем году за 10 месяцев добровольно ушли из жизни трое заключенных.
  • За последние годы тенденция ухудшилась. Из 48 суицидов, совершенных в 2000–2021 годах в эстонских тюрьмах, треть приходится на последние четыре года.
  • В 2021 году в Эстонии коэффициент суицидов составил 22,9, что является самым высоким показателем за последние пару десятков лет.
  • Суициды, совершенные в тюрьмах, составляют в среднем два процента от всех суицидов в целом по Эстонии.
Ключевые слова
Наверх