ЕВГЕН ЦЫБУЛЕНКО Сформируют ли Россия и Иран «ось зла» XXI века? (3)

Евген Цыбуленко
, профессор права
Copy
Евген Цыбуленко.
Евген Цыбуленко. Фото: Pm

В условиях международной изоляции Россия взяла курс на максимальное сближение с другой страной-изгоем — Ираном. Возникшее ситуативное партнерство может оказывать существенное влияние на ход войны в Украине, потому что Иран, в отличие от Китая, выразил готовность поставлять России оружие. При этом Владимир Путин с помощью такого союзника рассчитывает существенно ослабить американское влияние на Ближнем Востоке, пишет профессор международного права Евген Цыбуленко.

Историю российско-персидского межгосударственного диалога нельзя назвать простой: веками Россия предпринимала неоднократные попытки захватить Персию, чтобы «русский солдат вымыл сапоги в Индийском океане». Российская политическая мысль придавала Персии/Ирану важную роль в укреплении континентального влияния России. После Второй мировой войны советские войска были выведены из Ирана только в 1946 году. Это произошло в результате вмешательства США.

На данный момент и Иран, и Россия находятся под гнетом санкций и в международной изоляции. В таких условиях Москва и Тегеран совершили стратегическое сближение: визит Путина в Иран и фактическое заключение контракта о поставках иранских дронов в Россию – свидетельство того, что поиски Россией новых союзников не прошли бесплодно.

В отличии от Китая, Иран готов помогать России оружием, и это способно повлиять на ход войны. Если Россия продолжит наносить массовые удары иранскими беспилотниками по украинской инфраструктуре в холодное время года, это, конечно, не сломит волю украинского народа к сопротивлению, но может сделать положение гражданского населения Украины невыносимым. С высокой вероятностью можно предсказать, что Россия и дальше будет закупать этот вид вооружения, неплохо проявивший себя на практике.

Помогая Украине, Запад может заодно и ослабить азиатские деспотии

В свою очередь, Запад убедился в том, что для Путина начатая им конфронтация с демократическим миром – вопрос экзистенциального характера. Усиление Ирана способно полностью вытеснить американское влияние на Ближнем Востоке, но с учетом израильского присутствия это может грозить развязыванием большой войны в регионе. Путин рассматривает США как главного врага России, и вытеснить этого врага из Евразии – вопрос крайней важности для Кремля.

Кремль полагает, что триада «Россия-Иран-Китай» на фоне двойственной позиции Турции способна полностью переподчинить себе всю Евразию, контролировать Африку и попытаться сделать политически лояльными Австралию с Японией. Это грандиозный, хотя и трудновыполнимый замысел Путина, основы которого закладываются сегодня в Украине. Запад может помешать его реализации, ведь вопрос в малом: в необходимой военной помощи Украине, которая может стать той самой «точкой опоры», которая перевернет азиатскую лигу деспотий.

Международная изоляция России побуждает Кремль искать новых союзников. Гнет санкций значительно сужает возможности импорта в Россию критически значимых для нее категорий товаров. В контексте фактической войны с Украиной нехватка отдельных видов вооружений все явственней сказывается на боевых показателях российской армии и уже обусловила ряд чувствительных поражений на фронте.

Президент России Владимир Путин и президент Ирана Эбрахим Раиси во время встречи в Тегеране 19 июля 2022 года.
Президент России Владимир Путин и президент Ирана Эбрахим Раиси во время встречи в Тегеране 19 июля 2022 года. Фото: AP

В июле Путин осуществил визит в Иран именно в поиске нового влиятельного союзника, который должен стать вторым по значимости после КНР. По многим показателям российско-иранский диалог ситуативен, ведь Тегеран тоже пребывает в международной изоляции, имеет свои политические амбиции в регионе Ближнего и Среднего Востока, а также находится в противостоянии со США.

Иран оказался куда сговорчивее Китая в вопросе о поставках России оружия

Важной чертой сотрудничества России с Ираном оказывается получение иранского оружия. Это ключевое отличие от ситуации с КНР; Китай отказался продать свое оружие, хотя Кремль неоднократно озвучивал такую просьбу. Иран достаточно быстро решился на такой шаг, что можно считать невербальным подтверждением формирования новой геополитической коалиции.

Россия потеряла огромное количество оружия в войне с Украиной; в российские войска вернули танки 60-х годов выпуска. Оказываясь несостоятельной победить в прямом боестолкновении, Россия делает акцент на нанесении ракетных ударов. Альтернативой им может служить запуск беспилотников-камикадзе, производимых в Иране.

Покупка Россией тысячи иранских беспилотников Shahed-136 (в российской армии они проходит под названием «Герань-2») – сигнал о том, что военно-политическое сотрудничество между Россией и Ираном официально закреплено. Тегеран не делает опрометчивых шагов, и в условиях осуществляемой Россией захватнической войны такое решение можно считать взвешенным. Известно о заключенных между Россией и Ираном договоренностях по поводу поставок БПЛА Arash-2 и баллистических ракет малой дальности Zolfaghar, которые будут применяться в Украине.

ВПК Ирана имеет высокую производительность. Вкупе с возможностями российской «оборонки» Кремль может поставить в свои войска огромное количество оружия, которое будут применено против гражданской инфраструктуры Украины. Дрон-камикадзе очень трудно сбить с помощью ПВО: в этом отношении он в определенных условиях может нести даже большую опасность, чем ракета.

Если диалог Москвы и Тегерана будет усиливаться, Анкара не сможет стоять в стороне, ведь будут затронуты ее национальные интересы в регионе. В определенном смысле то, что делает Путин на иранском направлении, вполне коррелирует с мыслью российской геополитической концепции евразийства, то есть выстраивания мощного блока азиатских держав во главе с сильной Россией ради политического и экономического контроля над целым континентом.

Не следует недооценивать риски от такого союза. Для Украины это означает резкое усиление военных угроз, например, возрастание вероятности ударов по объектам, находящимся в глубоком тылу. Для Запада это означает повышение уровня противостояния с РФ, которая с помощью Ирана сумеет обойти последствия отдельных видов санкций.

В то же самое время очевидно, что Иран не сможет помочь России смягчить все обусловленные санкциями неудобства. Западному сообществу же нужно осознать, что Путин окончательно принял решение о глобальной конфронтации с Западом, поэтому давление, оказываемое Западом на Россию, нужно только усиливать.

Комментарии (3)
Copy
Наверх