Тысячи смертей: геноцид мусульманского меньшинства Мьянмы ушел в забвение

, журналист
Беженцы рохинджа в День памяти жертв геноцида 25 августа в Мьянме.
Беженцы рохинджа в День памяти жертв геноцида 25 августа в Мьянме. Фото: ZAMAN / AFP / SCANPIX
  • В Мьянме продолжаются преследования этнического меньшинства рохинджа
  • Программам гуманитарной помощи в регионе недостает финансирования

Никто не знает, что делать с мусульманским меньшинством рохинджа, которое подвергается геноциду со стороны властей Мьянмы. На протяжении десятилетий этническое меньшинство рохинджа испытало на себе все беды, которые могут принести другие люди под предлогом страны происхождения и вероисповедания.

Но все окончательно полетело в тартарары пять лет назад, 25 августа 2017 года. За несколько дней всплеск ненависти оставил тогда после себя тысячи погибших и сотни тысяч вынужденных переселенцев.

В пятую годовщину этого акта насилия неправительственные организации, ООН и правительства связанных с этим регионом государств пытаются напомнить миру о том, что в Мьянме людей по-прежнему загоняют против их воли на суда и отправляют на расположенный в 60 километрах от Бангладеш остров Бхасан Чар.

Перемещенные лица

Переселенные на остров люди вынуждены выживать в условиях полной безработицы и абсолютного бесправия, бороться с нищетой и болезнями. Многие из 30 000 перемещенных на остров в попытках вернуть свою прежнюю жизнь и в поисках нормального места для проживания предпочитают утонуть, лишь бы не оставаться на «острове-тюрьме посреди моря», как это место называют в рапортах правозащитной организации Human Rights Watch. Из полутора миллионов рохинджа в Бангладеш их прибыло порядка 918 000. Большинство беженцев сконцентрированы в крупнейшем в мире лагере Кокс-Базар на юге Бангладеш. Положение рохинджа там крайне бедственное. Бангладеш – бедная страна, но лишенных родины рохинджа принимают там с радушием.

600 000 рохинджа продолжают оставаться в Мьянме, преследуемые властями, ограниченные в праве на образование и свободное передвижение. По данным Азиатско-тихоокеанской научно-исследовательской сети (APRN), из этих 600 000 рохинджа около 150 000 были помещены в лагеря для интернированных в своей собственной стране.

Гуманитарная катастрофа такого масштаба всегда должна попадать в мировые новости, равно как война в Украине или пандемия. Этого не происходит. Иранский профессор Наджмех Шобейри в марте этого года в Тегеране сказал мне: «На Западе много лицемерия, в том числе и в связи с войной в Украине. Много говорится о детях, которые гибнут в Украине, но при этом никого не заботят дети в Йемене, которые тоже умирают».

Больше всего нас ранит то, что нам ближе всего. В Европе тема войны в Украине занимает первые полосы всех газет, а азиатские СМИ не делятся ежедневными сводками с украинского фронта. В Эстонии, Польше, Испании и других странах война в Украине является приоритетной из-за ее близости и масштаба угрозы. Именно это и сделало возможным предоставление всей той помощи, которую Украина сейчас получает.

А меньшинству рохинджа никто не помогает. По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNCHR), в 1990-х годах в Бангладеш насчитывалось 36 843 беженца рохинджа, а к июлю 2022 года их число возросло до 936 733 человек. Но Бангладеш не поддерживают соседние страны. Лишь Малайзия приняла около 103 000 беженцев, а остальные расположенные по соседству страны просто пожимают плечами.

Денег для помощи мало

«Пять лет спустя более миллиона мьянманских рохинджа все еще томятся в лагерях беженцев в Бангладеш. Многие стали жертвами торговцев людьми, бросились в море или завершили свои скитания в качестве нелегальных иммигрантов в тюрьмах соседних стран. В последнее время бедственное положение рохинджа отошло на второй план, потому что все внимание было сфокусировано на войне в Украине, напряженности в отношениях между США и Китаем и внутреннем кризисе в самой Мьянме после недавнего военного переворота», – подчеркивает Клуб иностранных корреспондентов Таиланда (FCCT).

Все обещали помочь, но средств для финансирования двух программ гуманитарной помощи в регионе катастрофически не хватает – от обещанного финансирования они получили менее четверти.

В разгар этого широкомасштабного кризиса и в ситуации, когда международное сообщество довольно пассивно, происходят тысячи ужасающих убийств, массовые изнасилования женщин, гибель детей, поджоги домов, торговля людьми... Власти Мьянмы описывают все это как исторический конфликт и говорят, что рохинджа – это переселенные в Мьянму бенгальцы и поэтому это не их земля.

Рохинджа представляют собой мусульманское меньшинство в стране, большинство в которой буддисты. Эта проблема, затрагивающая около 1,5 миллиона человек, должна быть решена. Как сказал Аунг Кьяв Мо, активист из числа рохинджа и советник по правам человека при правительстве национального единства, который принимал участие во встрече FCCT: «Мы не апатриды, государство принадлежит нам, и мы тоже его часть».

Наверх