Девушка, победившая РПП: об этом редко говорят, но это очень распространенная в Эстонии проблема
Диана Копоть сейчас наслаждается жизнью без РПП. Фото: Анастасия Замашная/@a.zamashnaja
София Солдатенко
Девушка, победившая РПП: об этом редко говорят, но это очень распространенная в Эстонии проблема
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments

Диана Копоть – одна из многих в Эстонии, кто столкнулся с расстройством пищевого поведения (РПП). Но одна из немногих, кто не побоялся открыто сказать, что у нее были и булимия, и анорексия. «Я надеюсь, что моя история поможет уберечь других людей от роковых ошибок или поверить в себя и начать бороться с РПП», – говорит она.

По данным сайта toitumine.ee, в течение жизни примерно у восьми процентов женщин и двух процентов мужчин развивается расстройство пищевого поведения (РПП). Оказаться в их числе может любой человек, поскольку это не зависит от пола, возраста, этнической принадлежности или социально-экономического статуса.

По словам Дианы, у нее всегда был синдром отличника, поэтому и школу она окончила экстерном. «Из-за приема гормональных препаратов я была довольно крупной девочкой: в 17 лет при росте 180 сантиметров я весила примерно 86 килограммов. Я не была ни худой, ни полной, была среднестатической. Врач предупреждала, что может подниматься вес, это нормально, но и здесь проявился синдром отличника и я начала винить себя».

Диана в мае 2019 года, вес 80-85 кг.
Диана в мае 2019 года, вес 80-85 кг. Фото: личный архив

Диана училась в частной школе и ученики позволяли себе отпускать колкие комментарии в ее сторону: «Могли сказать что-то вроде: "Ешь прямо с подноса". Меня это задевало, но я старалась абстрагироваться».

Весной 2020 года, когда в Эстонии начался рост числа зараженных коронавирусом, были введены ограничения, и все выучили слово «самоизоляция», учеников школ перевели на дистанционное обучение, и Диана решила, что раз теперь у нее столько свободного времени, а впереди выпускной, надо заняться фигурой и похудеть.

«Началось все с обычных тренировок в Youtube. Конечно, сейчас я понимаю, что советы там дают в основном обычные люди, непрофессионалы, которые говорят: не есть сладкое, булочки и вообще ничего не есть, кроме овощного салата. В итоге в 17 лет я уяснила для себя – мне нельзя ничего есть, иначе я потолстею».

Ритуал с весами

Постепенно из рациона вычеркивались все новые продукты. Первым делом в список запретов попали сладкое и мучное. «Потом очень сильное влияние на меня оказали социальные сети, особенно аккаунты в Instagram, где девочки по три дня сидят на различных смузи, чтобы якобы вывести шлаки. Я это все пробовала на себе. В одном аккаунте я нашла чек-лист, в котором говорилось, что нужно каждый день записывать свой вес. В итоге на протяжении более полугода каждый день я записывала свой вес до грамма. Это стало привычкой».

От утреннего ритуала со взвешиванием зависело, в каком настроении Диана будет весь последующий день: «Если не взвесилась утром, весь день ходила нервная, поскольку не могла понять: у меня сегодня день хороший или плохой? То есть весь мой день зависел от цифры на весах: если я скинула сто граммов – я молодец, а если набрала – плохая».

На школьный выпускной Диана уже пришла с весом в 65 килограммов. «Сейчас я понимаю, что тот момент тоже сильно повлиял на меня, – говорит Диана. – Поскольку мы сидели на карантине, экзамены мы тоже сдавали в маленьких группах, получается, я уходила девочкой в 80 килограммов, а вернулась 65 килограммов. Мне было так приятно слышать от одноклассников, что я сильно похудела. Но у меня в голове уже появились мысли: что будет, если я опять потолстею, что скажут люди? Было ощущение, что мой вес играет ключевую роль, будто со мной можно общаться только в том случае, если я внешне идеальная».

Июнь 2020, выпускной. Диана ограничивает себя в еде, устраивает «разгрузочные дни», бегает 5 км каждый день плюс час кардио-тренировок. Булимии и анорексии еще нет. Вес 67 кг
Июнь 2020, выпускной. Диана ограничивает себя в еде, устраивает «разгрузочные дни», бегает 5 км каждый день плюс час кардио-тренировок. Булимии и анорексии еще нет. Вес 67 кг Фото: личный архив

Первые тревожные сигналы

Зацикленность началась, когда на протяжении нескольких дней девушка видела на весах одну и ту же цифру – вес не уходил. «Первые килограммы же очень легко скидываются, просто уходит лишняя вода, а потом процесс похудения затормаживается, и это нормально, но в моей голове было, что я делаю что-то не так, значит, нужно прилагать еще больше усилий, надо делать не только кардио-тренировки, а еще и силовые добавить».

Чрезмерные занятия спортом начали усугублять положение и сильнее толкать ее в лапы болезни. «Я продолжала добавлять тренировки, бег. Я очень много бегала, иногда доходило до 20 километров за день. С марта до ноября 2020 года я бегала каждый день. Даже в первые заморозки я все равно ходила бегать, поскольку это уже было запрограммировано в моей голове: если сегодня это не сделать, завтра потолстею».

В какой-то момент тренировки уже занимали у нее четыре часа в день. Даже осенью, когда она поступила на первый курс университета, и занятия длились с 8.30 до 19.00, она продолжала активно тренироваться.

Но первые очевидные признаки РПП проявились у Дианы еще летом: «Например, меня зовут гулять или куда-то поехать, а в моей голове первая мысль – успею ли я выполнить тренировку, надо ли мне брать с собой весы или там есть весы, и я смогу взвеситься».

Диана продолжала ограничивать питание, она не высчитывала калории и не взвешивала еду, поскольку ей было страшно увидеть, сколько граммов она ест. «Просто ела немного, но в итоге это все приводит к тому, что организму не хватает питательных веществ и начинаешь переедать. Летом за каждым таким перееданием следовала отработка. Такая модель сейчас очень распространена в обществе: если сегодня съел торт, завтра должен отработать его в зале. Я вот так и жила все лето. То есть если сегодня я позволила себе кусок торта, завтра я бегаю минимум десять километров», – вспоминает девушка.

К сентябрю 2020 года Диана уже весила 62-65 килограммов. «У меня всегда был комплекс, что у меня в семье у всех широкие бедра, поэтому я все время думала, что у меня толстые ноги. Я насмотрелась картинок в Instagram, не понимая, что у людей разные типы фигур, думала, что хочу добиться таких же параметров. Вернулась к весу, который был в школе до приема гормональных, но продолжала себя чувствовать далекой от идеала».

Первый курс университета. Вес уходит все тяжелее, тренировок все больше, появляется булимия. Вес 62 кг
Первый курс университета. Вес уходит все тяжелее, тренировок все больше, появляется булимия. Вес 62 кг Фото: личный архив

Из-за учебы осенью прибавилось стресса: после русскоязычной школы она начала обучение на первом курсе фармацевтики полностью на эстонском языке. «Я была очень зациклена на учебе, но заметила, что все мои мысли крутятся вокруг еды», – признается девушка.

Приступ булимии

Не всегда, но довольно часто, анорексия и булимия диагностируются у одного человека. Как правило, человек заболевает анорексией, а при попытках вернуться к нормальной жизни оказывается в лапах булимии. У Дианы получилось наоборот, и сначала она столкнулась с булимией: «Я очень хорошо помню свой первый приступ булимии, это был сентябрь 2020 года. Я пришла с учебы в семь вечера, до десяти занималась кардио-тренировками и бегом, хотя было холодно, лил проливной дождь и было много домашних заданий. В полночь я пришла на кухню, и там стоял почти целый торт, который остался после празднования дня рождения родственника. Я взяла ложку и съела все».

До этого 98 процентов ее рациона составляли легкие малокалорийные салаты и кефир, она постоянно проводила разгрузочные дни: «И тут каким-то магическим образом, не соображая, что я делаю, я съела почти целый торт. Я получала удовольствие, но оно длилось недолго: как только сахар в крови падает, начинаешь думать об обычной жизни и понимаешь: завтра я встану на весы и никуда не смогу пойти, даже в университет».

Почему после съеденного торта она отправилась в туалет и вызвала рвоту, Диана не знает. «Я не могу объяснить, почему я решила это сделать, я не слышала и не читала ничего раньше про расстройства пищевого поведения. Когда мне было лет 12 многие девочки сидели в "ВКонтакте" в группе "Типичная анорексичка", но единственное, что оттуда осталось в моей голове – "Хочешь есть? Попей водички". Про булимию не слышала даже».

Анорексия, булимия и компульсивное переедание являются тремя наиболее распространенными расстройствами пищевого поведения. Расстройства пищевого поведения могут быть опасными для жизни заболеваниями с длительным и хроническим течением; они имеют один из самых высоких показателей смертности среди всех психиатрических заболеваний.

На тот момент Диана не испытывала чувства вины, наоборот, она была горда собой, что нашла решение проблемы. Приступы булимии стали происходить все чаще: «Я поняла, что могу наслаждаться любой едой и не толстеть, для меня это казалось идеальным решением. Были дни, когда я после учебы покупала себе еды на 20 евро: что-то из McDonald’s, вафли, мороженое и т.д. За раз я могла съесть до восьми килограммов еды. Было такое чувство тяжести, что уже даже дышать не могла, но продолжала есть». Такие переедания всегда сопровождались походами в туалет и опустошением желудка путем искусственного вызова рвоты.

Отрицание, торг, признание

Сначала приступы булимии были пару раз в неделю, потом один раз в день, но закончилось все тем, что в день были три приема пищи, смытые после в унитаз.

«У меня была еще одна особенность, которой у других знакомых мне девочек с РПП не было: например, утром у меня был вес 61, потом я ела, и вес уже был 66, значит, я буду избавляться от еды и пить воду в течение дня, пока я не встану вечером на весы и не будет опять 61, – рассказывает Диана. – У меня было ощущение, что я придумала гениальную схему, что я самая умная и я переиграю всю систему».

Близкие Дианы начали замечать неладное. Теперь Диана знает, какие три тревожных звоночка могут помочь родным распознать булимию: «Во-первых, если человек с булимией живет не один, то его выдает запах: перебить запах рвоты в туалете не поможет ни один ароматизатор. У меня никогда не получалось за весь период моей болезни. Во-вторых, человек ежедневно проводит очень много времени в туалете. Также у меня были повреждения на костяшках рук, очень похожие на царапины, которые оставляют кошки. В университете их наличие я так и объясняла, хотя у меня дома собаки. "Царапины" появляются, когда засовываешь постоянно пыльцы в рот и зубами задеваешь кожу костяшек. Но не могу утверждать, что это бывает у всех людей с булимией».

Однажды в начале зимы мать Дианы прислала ей ссылку на статью про булимию на сайте toitumine.ee. Но Диана не признавала, что больна, уверяла родителей, что с ней все хорошо.

Булимия прогрессирует, самый низкий вес, который был зафиксирован – 49 кг. Тренировки каждый день по три часа, один прием пищи в сутки, после чего вызывается рвота. Диана ограничивала даже воду, чтобы не было отека. «Я считала тогда, что у меня самые толстые ноги».
Булимия прогрессирует, самый низкий вес, который был зафиксирован – 49 кг. Тренировки каждый день по три часа, один прием пищи в сутки, после чего вызывается рвота. Диана ограничивала даже воду, чтобы не было отека. «Я считала тогда, что у меня самые толстые ноги». Фото: личный архив

«К тому времени я уже всегда после еды вызывала рвоту, даже если не переедала. Съела овсяную кашу, и иду в туалет. В этот период я отказывалась от встреч с друзьями, меня очень спасало, что на первом курсе мы учились по Zoom, я могла прямо на парах сидеть и есть, а потом вызывать рвоту. В итоге у меня в лучшем случае за день в организме задерживалось сто граммов еды. У меня очень резко стал падать вес. К январю я уже весила 49 килограммов».

На тот момент Диане уже исполнилось 18 лет, мать упрашивала ее обратиться за помощью к врачу. Но Диана была непробиваема, болезнь уже взяла вверх и не собиралась сдаваться.

«У меня пропали месячные, стали так сильно выпадать волосы, что я могла целый парик с расчески собрать. Появилось головокружение. Как-то утром я встала с кровати и упала в обморок. И тут родители сказали: все, едем в больницу».

Сначала они обратились к семейному врачу, у Дианы взяли кровь на анализ. Можно сказать, что ей еще очень сильно повезло, поскольку результаты анализов были хорошими, только нехватка витамина D, что довольно типичный показатель для многих жителей Эстонии: «Семейный врач мне тогда сказала: "Слушай, а ты не пробовала просто поесть?"»

По словам Дианы, семейный врач предложила ей сходить к клиническому психологу и выписала направление. К тому времени вес перестал падать, поскольку родители следили за каждым приемом пищи. Диана уже не сопротивлялась, поскольку ее подстегивал страх: «Страх, что могу умереть. Но самым большим мотиватором стал страх, что у меня никогда не будет своей семьи и детей. Парадокс, но именно это меня напугало даже больше перспективы умереть. Конечно, было сложно отказаться от привычных установок. Но я согласилась на любую помощь. Пошла к психологу».

Дорогое лечение

Диане выписали направление и сказали самой найти клинического психолога в Таллинне. «Мне врач пообещала, что я заплачу максимум десять евро, остальное покроет Больничная касса, – вспоминает она. – Мне не сказали, куда позвонить, надо было искать самой. Несколько мест я нашла, но везде цена была одинаковая – 25 евро за сеанс должна была заплатить только я. Сходила на пару сеансов к разным психологам, но все говорили, что тут нужна помощь психиатра, что они помочь не могут».

Она вновь пошла к семейному врачу и там ей дали номер регистратуры таллиннской психиатрической клиники. «Я позвонила и сказала, что мне нужно попасть к психиатру. Мне ответили, что время есть только в конце апреля. А это был февраль. С таким весом мне уже было больно сидеть, тяжело долго стоять, я практически все время лежала, могла передвигаться разве только от кухни до спальни. Сил не было, я понимала, что не могу так долго ждать», – откровенна девушка.

Родители вновь пришли ей на помощь, и Диана пошла к платному психиатру: 60 евро за сеанс, она ходила один раз в неделю на протяжении трех месяцев и потратила более 700 евро.

«На своем опыте уже могу посоветовать выбрать психиатра, у которого не просто обозначено, что он работает с людьми с РПП, но и чтобы у него был удачный опыт выздоровления таких пациентов. У моего психиатра было написано, что он работает с РПП, но мне показывали картинки и говорили, что все мои проблемы идут из детства, – делится Диана. – Сейчас, проработав эту тему досконально и пообщавшись с другими специалистами, могу сделать вывод, что этот психиатр был некомпетентен, поскольку он сделал большую ошибку и сказал мне вести дневник питания, то есть заранее, например, в воскресенье сесть и расписать все, что буду есть целую неделю. Меня опять ограничивали. У меня была цель показать себе, что я могу есть и не зацикливаться на этом. Например, я написала себе суп и бутерброд, а потом съела еще сырок, и вот опасное ощущение, что я уже выбилась из плана».

Психиатр также выписал ей антидепрессанты и другие препараты. К маю вес вырос, и она стала слышать от родных, что хорошо выглядит. «Таблетки фокусируют на другом, но жить на них всю жизнь невозможно. Когда я их перестала пить, какое-то время эффект еще был, потом я начала замечать, что меня опять пару раз в месяц накрывает и проявляется булимия», – говорит Диана.

Рецидивы и жизнь без РПП

По словам Дианы, главное, что дали ей сеансы с психиатром – она поняла, что может жить без булимии: «Но я понимала, что еще не излечилась, и в то же время, у меня нет денег еще на три месяца психотерапии».

Она приняла решение не опускать руки и что-то предпринять, поскольку начала замечать, что мысли о булимии возвращаются, но она не хотела возвращаться к тому, от чего так долго убегала.

«Это большая сказка, которая часто распространяется в Instagram, что люди сразу вылечиваются без единого рецидива. Приступы булимии случались, но мне повезло, что я нашла американский курс по интуитивному питанию дипломированного нутрициолога и прошла его. Там были еще медитации, проработка любви к себе и прочее. У нас мало подобной информации. Хотя сейчас я уже нашла, например, сайт Peaasi.ee, в то время или его не было, или он не был так раскручен».

В Эстонии есть два центра, специализирующихся на лечении расстройств пищевого поведения: отделение расстройств пищевого поведения Центра душевного здоровья Таллиннской детской больницы занимается лечением детей и подростков, а отделение расстройств пищевого поведения психиатрической клиники Клиники Тартуского университета – лечением подростков и взрослых.

На данный момент Диана уже больше года в ремиссии без единого рецидива. Она очень долго не решалась ни с кем поделиться своей историей. Но на первом курсе надо было сделать презентацию на тему питания, и она решила рассказать свою непростую историю. Было страшно, но она нашла в себе силы.

После преподаватель предложил ей поделиться своим опытом со студентами магистратуры Таллиннской высшей школы здравоохранения. На лекции она объясняла, что происходит у людей с РПП в голове, как им помочь: «Я боялась осуждения, но я горжусь собой, что решилась на этот шаг и рассказала свою историю публично, поскольку понимаю, что могу кому-то помочь этим, пусть даже это будет один человек».

Диана говорит, что с радостью пришла бы и в школы поделиться своим опытом. «В школе на уроке биологии, когда мы проходили анатомию человека, в учебнике было несколько абзацев про булимию и анорексию. Хорошо помню, как учительница сказала: "Это люди, у которых проблемы с головой". Детям в школе просто говорят, что это плохо, что это встречается редко, и что это только у людей, у которых изначально проблемы с головой. Но ведь это совсем не так. В школу же приходят полицейские и рассказывают о вреде и опасности наркотиков и сигарет, но никто не рассказывает об РПП, что диеты убивают. Об этом очень редко говорят, хотя я знаю, что это очень распространенная проблема».

Человек с РПП не может оценивать себя объективно, его глазами смотрит болезнь.
Человек с РПП не может оценивать себя объективно, его глазами смотрит болезнь. Фото: Shutterstock

Цель – помочь другим

Диана надеется, что ее история поможет кому-то осознать, что он не один такой, и с РПП можно справиться. «Тем, кто узнает в этой истории себя, в первую очередь советую рассказать кому-то, кому доверяете, о своей проблеме. Человеку, который вас поддержит. Подружка, мама, бабушка или еще кто-то. Когда проблема остается только у тебя в голове, она кажется очень страшной, – предупреждает Диана. – Очень важно сделать ревизию своих подписок в соцсетях. Если ты подписан на блогеров, которые четыре дня сидят на шпинатном смузи и делают 18 тренировок в неделю, это никак не поможет тебе выздороветь. Надо отписаться от всего, что вызывает у тебя дискомфорт».

А как могут помочь человеку с РПП близкие люди? «По опыту других девочек, с которыми я общалась, могу уверенно сказать, что нельзя никого осуждать. Мне с родителями повезло, но большинство считает, что это не проблема. Многие считают, что болезнь – это когда у тебя физически болит, а то, что в голове – не проблема, как многие говорят: просто иди и поешь. Тут самое главное близким поддержать, не осуждать, не заставлять чувствовать себя виноватым, иначе человек просто закроется в себе. Также никогда не говорите человеку с РПП: "Ты так похудел!" или "Ты так потолстел!" Вообще ничего про внешность, максимум – "Ты хорошо выглядишь". Не давайте человеку понять, что вы замечаете изменения в нем».

Сейчас Диана наслаждается полноценной жизнью: не встает на весы, не думает о том, что и сколько съела, относится к себе и своему телу с абсолютной любовью и уважением. Также она пытается помочь прийти к этому и другим. «Мне хочется донести до других людей, которые находятся в похожей ситуации, что из этого можно выбраться. У меня были мысли, когда уходила в ремиссию, а надолго ли это? Все возможно, не надо опускать руки. Если вам тяжело и нужен совет, можете написать мне в Instagram. А если кто-то из представителей школ захочет пригласить меня на урок, чтобы я могла поделиться с детьми своим опытом и уберечь их, мне можно написать на электронную почту kopotdiana76@gmail.com».

Дополнительную информацию о расстройствах пищевого поведения и советы о том, что делать, если вы подозреваете, что у близкого человека расстройство пищевого поведения, можно найти на сайте peaasi.ee.

Ключевые слова
Наверх