Энн Вескимяги: промышленность на грани упадка, итогом станет потеря рабочих мест и рост социального напряжения

Елена Поверина
, ведущая видеорубрики
Энн Вескимяги: промышленность на грани упадка, итогом станет потеря рабочих мест и рост социального напряжения
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 12
  • Невозможно конкурировать со странами, где поддерживают производителя
  • Уже не осталось отраслей, для которых электричество – не проблема
  • Деиндустриализация Эстонии – это повод для беспокойства

За минувший месяц около двух десятков предприятий уведомили Кассу страхования от безработицы о сокращении 600 рабочих мест. Почти треть из них закрывает производитель мебели Standard. Где найти применение уволенным инженерам и плотникам? Деиндустриализация Эстонии началась?

На вопросы Rus.Postimees ответил в прямом эфире владелец компании Standard, представитель руководства Центрального союза работодателей Эстонии и член правления Торгово-промышленной палаты Энн Вескимяги.

Выдержки из беседы:

– Массовые сокращения на заводе Standard – это временный шаг или рабочие места потеряны окончательно?

– Сейчас сложно что-либо прогнозировать даже на месяц вперед. На данный момент у нас не было другого выхода.

– В чем причины? Потеряны рынки сбыта или все дело в энергоносителях?

– Рынки работают. Производство оказалось под большим напряжением из-за роста цен, который во многом зависит от стоимости энергоносителей. Кстати, цены на энергоносители начали расти не с конца февраля, а с сентября минувшего года. Рекордным был декабрь прошлого года. В январе мы должны были подписать по итогам очень трудных переговоров договор с финскими судостроителями, но из-за скачка цен пришлось его пересмотреть.

Финны никак не соглашались на уступки. Тогда я сравнил среднесуточную февральскую цену на электричество в Финляндии и Эстонии. Разница была в 4–6 раз в пользу Финляндии. Только после этого финны согласились на новые условия. На сегодня разница в стоимости составляет 2,5–3 раза. В Швеции электричество дешевле в 6 раз. А это наши экспортные рынки!

– Вы подчеркнули, что цены растут уже с сентября. Сказывается влияние зеленой политики?

– Думаю, что переход на зеленую энергию стал определенным толчком для последующих событий.

– Что можно было сделать иначе, чтобы избежать сокращений?

– Было очень трудно принять решение о сокращениях. Торговому знаку Standard 28 лет, 70% нашей продукции идет на экспорт. Первые проблемы обозначились во времена ковида, прежде всего – в гостиничном бизнесе, для которого мы тоже изготавливаем мебель. Мы лишись возможности с глазу на глаз договариваться с клиентами. Весной все надеялись, что производство начнет восстанавливаться – и к началу июля мы имели заказы на 16 миллионов евро. Но к тому моменту половина из них оказалась не по зубам нашим заказчикам – они говорили, что это дорого, и сбивали цены все ниже и ниже. В итоге мы дошли до нулевой прибыли. И когда заказчики перестали делать предоплату, ссылаясь на то, что в нынешних обстоятельствах это просто невозможно, мы решили больше не брать на себя риски. Пришлось принимать жесткие решения.

– Насколько лучше обстоят дела на предприятиях других стран?

– Есть целый список европейских стран, где правительства поддерживают малые и средние предприятия. Наше правительство отказалось…

– Считается, что крупные предприятия и без того крепко стоят на ногах. Разве не так?

– Не стоят!

Уже не осталось отраслей, для которых электричество – не проблема. Если раньше электричество составляло два процента от себестоимости мебельной продукции, то теперь восемь! Такая продукция уже неконкурентоспособна.

Нам приходится конкурировать именно с теми странами, которые поддерживают производителя. И Финляндия, и Латвия, всего – 17 стран, поддерживают свои производства. Это может быть разная поддержка: потолок цен на СО2, снижение сетевой платы, налога с оборота на электричество, предоставление гарантий под кредиты (последнее обязательство взяло на себя правительство Литвы).

А у нас только предложили социальное электричество микро- и малым предприятиям, многие из которых работают на арендных площадях и не могут воспользоваться этой возможностью.

Я неоднократно передавал свои предложения нашему правительству и министру экономики, но ни ответа, ни привета.

– Это только начало волны сокращений в обрабатывающей промышленности? Во что может вылиться этот процесс?

– Сокращения на Standard – это первая ласточка. Еще до нас было объявлено о банкротстве на Repo Vabrikud, а это главный поставщик сырья для мебельной промышленности.

В Германии и во Франции, а с этими рынками мы тоже работаем, уже вовсю идет деиндустриализация. Целые отрасли закрываются.

В Германии массовые сокращения затронули химическую отрасль, 100 предприятий сократили 12 000 человек. Во Франции стеклозавод Duralex уже весной прекратил производство. По всей Европе закрывается цинковая и алюминиевая промышленность. Литва и Польша прекратили производство удобрений. Под ударом – металлургия в Испании.

Удивительно и то, что, например, в немецком Ганновере от малых предприятий требуют вносить предоплату за электричество – сразу 50%. Это немыслимо!

– Деиндустриализация Эстонии тоже началась? Это повод для беспокойства?

– Конечно! Это потерянные рабочие места и рост социального напряжения. Именно поэтому меня и удивляет, что ни с Торгово-промышленной палатой, ни с Союзом работодателей эту тему даже не обсуждают.

– Чем сокращения можно компенсировать? Как восполнить? Где работать уволенным инженерам и плотникам?

– Экономисты Германии полагают, что после закрытия промышленности люди найдут себе применение в сфере обслуживания. В Эстонии, кстати, всегда не хватало инженеров, медсестер, учителей и т.д. Хороший инженер сможет пойти работать и в школу.

Отмечу, что если мы перестанем экспортировать, то баланс между экспортом и импортом качнется в пользу последнего, и тогда уже начнутся настоящие проблемы в нашей экономике.

– Есть ли будущее у предприятия Standard?

– Нам придется доделать заказы, этим завод будет заниматься до конца января. И у нас есть обязательства, в том числе перед банками. Перед закрытием мы все сведем к нулю.

– Объявлять банкротство Standard не намерен?

– Разумеется. Для этого мы и приняли одними из первых решение о сокращениях работников, чтобы избежать банкротства.

Подробнее в повторе!

Студия Postimees: где найти применение сокращенным инженерам и плотникам? / Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja/ Pinko
Студия Postimees: где найти применение сокращенным инженерам и плотникам? / Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja/ Pinko Фото: Erik Prozes
  • Массовые сокращения на заводах Standard – это временный шаг, или рабочие места потеряны окончательно?
  • В чем причины?
  • Увольнения в компании Standard – это только начало волны сокращений в обрабатывающей промышленности? Во что может вылиться этот процесс?
  • Сейчас говорят о том, что происходящее – это начало деиндустриализации Европы. К чему это может привести?
  • Чем можно компенсировать потерю рабочих мест? Где работать сокращенным инженерам и плотникам?

Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja/ Pinko 

Ключевые слова
Наверх