Канцлер юстиции: ученики имеют право тайком снимать учителей на видео при одном условии

rus.postimees.ee
Copy
Канцлер права Юлле Мадизе.
Канцлер права Юлле Мадизе. Фото: Erik Prozes

По оценке канцлера юстиции Юлле Мадизе, в некоторых случаях ученик имеет право тайно записывать действия учителя, например, чтобы доказать травлю со стороны учителя.

По словам канцлера юстиции, ей поступил сигнал, что несколько учителей якобы стали жертвами травли со стороны родителей, потому что учащиеся тайно записывали школьные уроки, а родители впоследствии «злонамеренно использовали эту запись против учителя», пишет ERR. Обратившийся за помощью поинтересовался у канцлера юстиции, имеют ли учащиеся право записывать урок, и соответствует ли это правам учителя и других детей.

В своем ответе Мадизе констатировала, что подобная ситуация может вызывать беспокойство. «Для достижения спокойствия во время школьных занятий и уменьшения напряжения, которое вызывает у учителей тайная съемка уроков, школа может установить правила использования мобильных телефонов или других записывающих устройств в своих правилах внутреннего распорядка. Учащиеся обязаны следовать правилам внутреннего распорядка школы», – сказала Мадизе.

Канцлер юстиции также подчеркнула, что школа не должна ограничиваться одним лишь введением правил, но и задуматься о разъяснении учащимся и их родителям принципов защиты личных данных и причин введения правил. «Это должно поспособствовать внедрению уважительной культуры общения в школе. Школа, как работодатель учителя, должна делать все для того, чтобы рабочая среда учителя была безопасной. Кроме того, работодатель должен применять меры по предотвращению ущерба здоровью, связанного с психосоциальными факторами риска», – считает Мадизе.

В то же время Мадизе добавила, что запись школьного урока не обязательно является незаконной.

«Аудиозапись, с помощью которой можно идентифицировать человека, относится к личным данным. Если учащийся использует эту запись только в личных целях и не распространяет и не публикует ее не разрешенным способом, например, в социальных сетях, то в этом случае правила защиты личных данных не действуют», – заявила Мадизе, сославшись на Общий регламент о защите персональных данных и инструкции Инспекции по защите данных.

По словам Мадизе, судебная практика показывает, что человек может использовать тайно сделанную запись для защиты своих прав, например, для доказательства травли.

Реэмо Вольтри, председатель правления Союза работников образования Эстонии, сказал, что дискуссия о том, является ли школа общественным пространством, ведется уже давно. «Если съемка мешает учителю, это не приветствуется. В случае ведения съемки трудно получить образование», – сказал Вольтри.

В то же время Вольтри признал, что если канцлер юстиции как учреждение, занимающееся юридически пограничными делами, признал законность записи учителей в определенных случаях, то школы должны руководствоваться этой оценкой. «Однако я надеюсь, что мы говорим об исключениях, когда возникает необходимость доказать, что учитель ведет себя непрофессионально. Мы все хотим, чтобы в школах работали учителя, которые помогают ученикам учиться», – добавил Вольтри.

Наверх