«20 тысяч все-таки многовато»: жители Таллинна о гигантских компенсациях отставным политикам

Сергей Светлов
, Репортер-редактор
«20 тысяч все-таки многовато»: жители Таллинна о гигантских компенсациях отставным политикам
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 5

Покинувшая по собственному желанию пост министра финансов, а затем Рийгикогу Кейт Пентус-Розиманнус получит большую компенсацию. Вместе с рассчитанными ранее отпускными в казну экс-министра добавится более 20 тысяч евро. Ее ждет высокооплачиваемое место в Счетной палате ЕС. Rus.Postimees решил узнать, как жители Таллинна относятся к такой практике и нужно ли ее менять.

Считаете ли вы подобную компенсацию справедливой?

Артем: Нет, не очень. 20 тысяч, как мне кажется, все-таки многовато, хоть она и занимается политикой. К тому же, она ушла добровольно. Компенсация должна быть за что-то.

Дмитрий: Считаю или не считаю, какая в этом разница? Они все равно все получают компенсацию за уход. Те, кто в правительстве и вроде те, кто в муниципалитете. Если они уходят с поста раньше времени, то им положена компенсация, вот и все.

Ноора: Я вообще не считаю эту систему правильной, потому что у них очень огромная компенсация, однако нужно знать, когда можно давать компенсацию.

Пирет: Нет, не считаю, потому что компенсация слишком большая, а зарплаты у нас слишком маленькие. Получается дисбаланс.

Большая ли это сумма?

Ноора: Для нас, простых людей, это очень большая сумма.

Дмитрий: Смотря относительно чего. Для ее зарплаты это, наверное, нормально. Для Илона Маска будет маловато: чисто на семечки.

Как это можно изменить и нужно ли что-то менять?

Артем: Что-то менять определенно нужно. В политике я не разбираюсь, поэтому не знаю, но такие компенсации явно не выгодны нашему государству. Мы же все-таки платим налоги, а тут 20 тысяч – это весомая часть с них.

Дмитрий: Нужно подольше сидеть на своей должности, тогда и компенсации бы не было. Чтобы было поменьше, так сказать, «текучек». Потому что, если каждый будет так приходить на несколько месяцев, а потом уходить, получая такие компенсации, это уже ненормально.

Ноора: Чтобы сумма компенсаций была меньше, и чтобы ее давали, когда это действительно нужно и справедливо. Например, в случае сокращения, когда человек теряет работу. Просто так давать компенсацию – это нехорошо.

Пирет: Надо, конечно надо, но у нас правительство решает кому выплачивать компенсацию, а кому нет.

Получали ли вы выплаты в связи с добровольным уходом с работы?

Ноора: Нет, не получала. По-моему, простой человек никогда и не получит.

Артем: Конкретно я не получал.

Дмитрий: Нет, такого не было.

Пирет: Нет, я добровольно не уходила еще. У нас, педагогов, нет компенсации. Если ты уходишь с работы, то как уходишь, так и уходишь. Если нет места, то по закону дают компенсацию.

Ключевые слова
Наверх