Алексей Яшин ⟩ Страх русскоязычного избирателя – последний козырь центристов

Алексей Яшин
, учитель языкового погружения, партия "Eesti 200"
Страх русскоязычного избирателя – последний козырь центристов
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
Председатель Центристской партии Юри Ратас.
Председатель Центристской партии Юри Ратас. Фото: Tairo Lutter

В Рийгикогу прошло первое чтение закона о переходе на эстоноязычное образование. За предложение отклонить законопроект проголосовали лишь 18 членов парламента – 16 центристов и два внефракционных депутата. По окончании заседания представители Центристской партии начали единым фронтом сеять панику, используя все доступные медиаканалы. Их повторяющийся аргумент – катастрофическая нехватка учителей и невозможные цели в нереальные сроки. Также они убеждены, что решение проблем русскоязычной школы – в увеличении количества уроков эстонского языка.

Центристы показали невероятную слаженность в отработке своей программы. Однако прозвучали и вполне обоснованные вопросы. Например, почему планируется закрыть эффективную программу языкового погружения или как будет решаться проблема обособленности русскоговорящей молодежи от эстонских сверстников. На эти два вопроса Министерство образования и науки пока не дало четкого ответа.

В остальном цель центристов кажется достаточно прозрачной – посеять страх и панику среди своих коренных избирателей, которые начали от них отворачиваться. В политическом плане ситуация напоминает все предыдущие выборы последних двух десятилетий. Центристы героически стоят на защите русскоязычного образования, а их оппоненты пытаются в ускоренном порядке продвинуть закон о переходе образования на эстонский.

У Министерства образования есть подробный план перехода, который был представлен парламенту в достаточном объеме. Следующий шаг – представление этого плана всем администрациям, учителям, ученикам и родителям школ, которых затронет тема перехода в ближайшие годы. Хочется надеяться, что вскоре политическое решение будет принято, политики перестанут мусолить эту тему, а руководители сферы образования смогут подойти к решению всех проблем и тонкостей этого вопроса с сугубо профессиональной стороны.

На первый взгляд рациональный аргумент о нехватке учителей теряет свою остроту, если избавить его от оценочных суждений. За последние семь лет количество учителей, работающих в сфере образования Эстонии, увеличилось на 2240 человек. Примерно столько же, а именно 2300 учителей, на данный момент не соответствуют квалификационным требованиям к знанию эстонского языка. Большая часть из них выйдет к 2030 году на пенсию, однако эстонские университеты все равно не готовят новых учителей к преподаванию на русском языке последние 30 лет.

Тем учителям, которым еще долго ждать пенсии, будет предоставлено достаточно времени, чтобы они подтянули языковые навыки. Главное, чтобы школы и местные самоуправления создали благоприятные условия. Будут ли менять квалифицированных педагогов на людей без образования, но со знанием языка? Министерство образования дало однозначный ответ: в приоритете обученные специалисты, которые смогут работать по временному договору, пока не выучат язык на необходимом уровне.

Через полтора года планируется осуществить переход лишь в детских садах и младшей школе. Образовательные учреждения будут нуждаться в сотнях учителей. План Министерства образования не ограничивается увеличением числа мест на педагогических специальностях. На данный момент ресурсы позволяют обеспечить около 450 учебных мест в год. На следующий год планируется выделить 8,6 миллиона евро, что позволит увеличить количество мест примерно на 350. Также министерство планирует готовить больше опорных специалистов и повышать квалификацию имеющихся работников сферы образования, на что будет выделено 12 миллионов евро до 2029 года.

Но где взять столько желающих, чтобы заполнить эти места? Начиная со следующего года студентам педагогических факультетов будут выплачивать стипендии. На первые четыре месяца следующего учебного года для этого выделено 2,1 миллиона евро, вскоре будет оформлен запрос для бюджета на 2024 год. План перехода предусматривает поднятие зарплат учителей до 120 процентов от средней зарплаты по Эстонии в период с 2023 по 2025 год, на что должно пойти дополнительно около 106,6 миллиона евро в год. Вкупе с возвратом к модели стимуляции карьерного роста учителей это должно решить проблему.

Еще один страх центристов связан с тем, что цели слишком амбициозные, а времени на переход ничтожно мало. Но никакой экспертной оценки временных затрат они при этом не предоставляют. Реформа должна начаться в 2024 году. Переход двенадцатых классов должен быть обеспечен к 2032 году. Достаточно этого или нет – судить руководителям сферы образования, а не политикам. Профильное министерство считает, что 10 лет хватит. Кстати, с планом из 30 пунктов можно ознакомиться на сайте министерства и сделать свои выводы.

И по поводу третьей мантры центристов об увеличении количества уроков эстонского языка. Хочу напомнить, что бывший министр образования, а ныне обвиняемая в мошенничестве Майлис Репс отправила в свое время в топку трех муниципальных русских школ Таллинна 3,3 миллиона евро, выделенных на проект обучения эстонскому языку. Неизвестно, на что конкретно пошли деньги и каковы результаты преподавания. Нет и статистических подтверждений того, что увеличение количества уроков эстонского гарантирует его лучшее усвоение. Языковое погружение, напротив, является статистически эффективным. По результатам последних уровневых работ среди семиклассников на уровне А2 находится 37 процентов учеников русских классов и 72 процента учеников языкового погружения.

По поводу школ, где учатся дети с особыми потребностями, Министерство образования дало однозначный ответ: каждую школу будут рассматривать индивидуально и при обоснованном ходатайстве будут делаться исключения, чтобы дети могли учиться на родном языке.

Выше говорилось, что центристы задаются и правомерными вопросами. Почему решили убрать систему языкового погружения и перейти полностью на эстоноязычное обучение, на данный момент совершенно неясно. Не исключаю, что придется отстаивать право на существование этой методики в нашей системе образования. На мой запрос о решении проблемы обособленности русскоязычных детей от эстоноязычных министерство ответило, что это важная часть школьной реформы, однако в первоначальный план действий она не входит. И поскольку план все еще дорабатывается, вопрос этот может быть рассмотрен в дальнейшем.

Представляется, что министерство подготовило разносторонний и убедительный план перехода. Тогда как центристы хватаются за любую возможность спасти свой рейтинг перед выборами. Но тем самым лишь сеют панику и неразбериху.

Ключевые слова
Наверх