ЭЭРИК-НИЙЛЕС КРОСС ⟩ Избирательное право российских граждан следует приостановить до окончания преступной войны

Ээрик-Нийлес Кросс
, член Рийгикогу (Партия реформ)
Избирательное право российских граждан следует приостановить до окончания преступной войны
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 14
Ээрик-Нийлес Кросс (Партия реформ).
Ээрик-Нийлес Кросс (Партия реформ). Фото: Madis Veltman
  • Значительная часть эстонского общества обеспокоена участием российских граждан в выборах
  • Эстония как правовое государство не допускает необоснованного лишения уже предоставленных прав
  • В законах Эстонии имеется инструмент для приостановления права голоса, он и будет применен

Приостановление избирательного права российских граждан, пока страна их гражданской принадлежности совершает преступление агрессии и управляется террористическим режимом, соответствует Конституции и международному праву, пишет член Рийгикогу Ээрик-Нийлес Кросс (Партии реформ).

Недавно Рийгикогу приняло заявление, в котором объявило режим Российской Федерации террористическим, а Российскую Федерацию – страной, поддерживающей терроризм. Использование в общественном пространстве Эстонии символики, оправдывающей российскую военную агрессию, преследуется по закону в уголовном порядке, а участие в агрессивной войне российских граждан из числа жителей Эстонии ведет к лишению эстонского вида на жительство.

В этой ситуации понятно, что граждане Эстонии и представленные в Рийгикогу партии подняли вопрос о том, должны ли граждане государства-агрессора по-прежнему иметь возможность голосовать на местных выборах. Партия «Отечество» внесла на рассмотрение законопроект, согласно которому на местных выборах можно будет лишить права голоса всех граждан третьих стран и лиц без гражданства, то есть обладателей так называемого «серого паспорта», обосновывая это угрозой безопасности.

Канцлер права считает, что в пояснительной записке к законопроекту угроза безопасности недостаточно определена, а избирательного права нельзя лишить без внесения поправок в Конституцию. Кроме того, неграждане якобы не участвуют посредством местных выборов в «решении вопросов, имеющих определяющее значение для жизни страны и касающихся безопасности».

Председатель комиссии Рийгикогу по государственной обороне Раймонд Кальюлайд с помощью очень убедительных аргументов доказал, что все-таки участвуют. Они принимают участие в формировании составов местных собраний, которые отвечают за многие вопросы, связанные с государственной обороной, например, за организацию мобилизации, планирование защиты населения, обеспечение жителей важными услугами. Добавим к этому урегулирование кризисов и угроз в сфере безопасности и предоставление образования на эстонском языке, не говоря уже о выборах президента, то есть высшего руководителя государственной обороны.

Отстоять решение массово лишить людей избирательного права, которое действовало 30 лет, обосновывая это повышенной угрозой безопасности и военной агрессией, будет непросто.

Если с канцлером права и можно поспорить о том, могут ли (а если могут, то в какой степени) неграждане путем выборов влиять на жизнь страны, то с утверждением, что предоставленное конституцией право нельзя забрать без внесения в конституцию поправок, придется согласиться. Ту же позицию занял Президент Республики.

При этом понятно, что после 24 февраля 2022 года голосование граждан Российской Федерации на местных выборах Эстонской Республики стало как минимум проблематичным. Страна их гражданской принадлежности ведет агрессивную войну, самым грубым образом нарушающую устав ООН, аннексирует на основании результатов псевдореферендумов, организованных местными псевдоадминистрациями, территории чужой страны и присылает повестки на мобилизацию гражданам, на постоянной основе проживающим в нашей стране.

Эстония как правовое государство не допускает необоснованного лишения уже предоставленных прав. Хотя международное право не обязывает нас предоставлять гражданам третьих стран право голоса на местных выборах, европейское право дает его гражданам Европейского Союза и рекомендует давать гражданам третьих стран из числа постоянных жителей. Эстония предоставила это право (в соответствии с толкованием Государственного суда) Конституцией 1992 года, и действует оно с 1993 года.

Отстоять решение массово лишить людей избирательного права, которое действовало 30 лет, обосновывая это повышенной угрозой безопасности и военной агрессией, будет непросто ни в Рийгикогу, ни в Венецианской комиссии. При наличии достаточного количества голосов два состава Рийгикогу подряд, конечно, могут изменить Конституцию и принять соответствующее решение, но обоснование определенно должно быть более долгоиграющим, чем угроза безопасности.

В то же время значительная часть эстонского общества и политических партий считает, что участие граждан Российской Федерации в эстонских выборах нарушает внутренний мир в стране. А ведь именно обеспечения внутреннего мира в стране Конституция от государства и требует. Надеюсь, большинство членов Рийгикогу сочтет, что ограничение избирательных прав граждан страны-агрессора во время войны является пропорциональным.

Запрет на дискриминацию был бы нарушен, если бы ограничение права голоса было распространено на русскоговорящих или глухих, то есть на основании неотъемлемой характеристики.

А инструмент для приостановления права голоса в эстонском законодательстве имеется и сейчас. Например, право голоса приостанавливается у лиц, которые несут уголовное наказание в местах лишения свободы (ч. 4, ст. 5 Закона о выборах в органы местного самоуправления). С точки зрения права это не дополнительное наказание, такая мера обосновывается все тем же обеспечением внутреннего мира в стране, что указано в преамбуле Конституции.

Конституция Эстонии также ограничивает право голоса в условиях чрезвычайного или военного положения. В 131 статье Конституции говорится, что «во время чрезвычайного или военного положения не проводятся выборы в Рийгикогу, выборы Президента Республики, выборы в представительные собрания местных самоуправлений, а также не прекращаются их полномочия». Другими словами, во время войны, которую ведет Эстония, приостанавливается избирательное право всех жителей Эстонии, включая эстонских граждан. Комментарий к Конституции объясняет, почему это так.

Во-первых, конечно, потому, что «организация демократических легитимных выборов может не представляться возможной», но еще и из-за того, что выборы нужно проводить, «когда положение в стране нормализуется и образуется определенная временная дистанция, чтобы осмыслить и оценить произошедшее». Таким образом, авторы Конституции предполагали, что военное положение не позволит гражданам принять на выборах разумное решение.

Аналогичным образом граждане страны, которая угрожает безопасности Эстонской Республики и ведет агрессивную войну, не должны участвовать в выборах в представительные органы Эстонской Республики во время агрессивной войны до тех пор, пока «положение в стране их гражданской принадлежности не нормализуется». Эстонская Республика не может гарантировать, что они не находятся под влиянием страны своей гражданской принадлежности, и необходима временная дистанция для осмысления и оценки происходящего.

Кто-то может возразить, что такое ограничение ущемляет принцип всеобщности избирательного права и единообразия выборов. Ущемляет, но ограничивать этот принцип и устанавливать в его отношении условия позволяет как эстонское, так и международное право. Соответствующий дополнительный протокол Европейской хартии местного самоуправления, то есть документа, самым непосредственным образом касающегося права участия в местных выборах, предусматривает условия участия и установления ограничений для функционирования демократии и по соображениям безопасности (пункт 5.3).

При этом государство должно гарантировать право голоса гражданам, но может устанавливать особые условия для неграждан. Во второй части статьи 156 Конституции Эстонии говорится, что на основании закона можно устанавливать условия для участия в местных выборах. В Конституции также перечисляются права, которые государство во время военного положения (то есть по соображениям безопасности) ограничивать не может. Избирательное право в их число не входит.

Принцип всеобщего избирательного права не исключает ограничений, но запрещает необоснованные ограничения. Запрет на дискриминацию был бы нарушен, если бы ограничение права голоса было распространено на русскоговорящих или глухих, то есть на основании неотъемлемой характеристики. Международное право и европейское право позволяют странам устанавливать «различия, исключения, ограничения или преференции в отношении граждан своей страны и неграждан».

В итоге приостановление избирательного права граждан Российской Федерации, пока страна их гражданской принадлежности совершает преступление агрессии и управляется террористическим режимом, соответствует Конституции и международному праву, а также отвечает чувству справедливости граждан Эстонии.

Ключевые слова
Наверх