Мария Юферева-Скуратовски ⟩ Готовы ли эстонские школы к наплыву русских детей?

Мария Юферева-Скуратовски
, депутат Рийгикогу от Центристской партии
Готовы ли эстонские школы к наплыву русских детей?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
Мария Юферева-Скуратовски.
Мария Юферева-Скуратовски. Фото: Mihkel Maripuu

Государство провалило задачу по обучению эстонскому языку в школах. За 30 лет независимости так и не подготовлено достаточного количества учителей, не внедрены эффективные методики. Теперь вместо того, чтобы серьезно поработать над ошибками, коалиция собирается принять закон, который может иметь катастрофические последствия для всей системы школьного образования в Эстонии.

Я закончила в 1997 году русскую школу и, по сути, после этого начала полноценно учить эстонский язык. За 11 лет в школе можно и китайским свободно овладеть, если хочешь учиться. Насколько изменилась ситуация к 2022 году? Можем ли мы назвать продуманной и эффективной нынешнюю систему изучения эстонского языка в школе с русским языком обучения?

Стратегия провала

Ответ очевиден, если посмотреть на статистику, согласно которой лишь 30% выпускников девятого класса сдают экзамен на категорию В2. Наше государство не сильно напрягалось, а скорее всего, просто не ставило перед собой цель, чтобы все молодые люди Эстонии владели бы эстонским языком в совершенстве. В русских школах условия минимальны – с нехваткой педагогов, учебных часов, разрозненными методиками. Обучаясь в школе, молодые люди выучивают эстонский язык не благодаря, а вопреки обстоятельствам.

Уже за первые пять лет независимости можно было сделать план-стратегию, посчитав, сколько учителей эстонского языка для школ с русским языком обучения нужно подготовить, взять на вооружение эффективные методики (благо в Эстонии есть ученые-лингвисты), увеличить количество часов. А затем просто следовать этому плану, наращивая темпы изучения эстонского в русских школах. План дорогостоящий, но логичный, как таблица умножения. Но гораздо проще и дешевле повторять, что «русские сами не хотят учить эстонский». Для этого и делать ничего не надо.

Более того, министр образования Тынис Лукас до сих пор не ответил, почему нужно отказываться от одной из немногих работающих методик – языкового погружения.

Фальшивые фасады

В законопроекте о переводе садов и школ на эстонский язык обучения предусмотрено, что переход начнется в 2024, а завершится в 2030 году. То есть к 2030 году где-то нужно будет найти свыше 4000 учителей. С нынешними темпами подготовки на это потребуется около 80 лет.

В настоящее время порядка 2300 педагогов не соответствуют квалификационным требованиям к знанию эстонского языка. Через два года они либо должны сдать язык на С1, либо школа должна с ними попрощаться. Вряд ли какая-то школа будет готова платить штраф в размере 9600 евро за то, что заключила договор с учителем, который не соответствует языковой квалификации.

Предположим, часть учителей сможет сдать язык на требуемую категорию и сможет продолжить работу в школе. Но качество преподавания предмета может упасть. Не говоря уже о том, что ученики вряд ли выиграют от того, что будут слушать предмет на неидеальном эстонском языке. Отдельный вопрос, смогут ли многие дети вообще усваивать информацию в таких условиях. Но это последнее, что тревожит законотворцев. Главное, чтобы бегло разговаривали на эстонском по выходе из школы. Для обслуживающего персонала и рабочих этого достаточно.

В законопроекте есть поправка для детей с особыми потребностями. Для них будет сделано исключение, они смогут учиться на родном языке. Это может привести к тому, что число таких детей будет увеличиваться. Ведь не все дети без помощи родителей или репетиторов смогут тянуть школьную программу на неродном языке. А чтобы ребенок не выпал из учебного процесса, родители могут ходатайствовать о переводе на облегченный режим обучения. Путь в вуз будет, скорее всего, закрыт для таких детей.

Всех – в эстонские школы?

Если реформа будет принята, очень скоро образуются длинные очереди детей из русских семей, чьи родители решат отдать их в «нормальную», то есть «эстонскую-эстонскую школу». Раз уж все на эстонском, пусть ребенка обучают носители языка, а не обладатели бумажек с категориями. Почти уверена, что в этих «нормальных» школах будут приняты негласные установки «принимать в класс не более определенного процента детей из русскоязычных семей». Ведь если в классе будет половина учеников с неродным эстонским, то для остальных детей это будет означать резкое падение качества образования, а для учителей – колоссальную нагрузку.

Я считаю, что этот законопроект лишь усиливает сегрегацию общества и снижает качество образования во всех школах. Часть детей может просто выпасть из учебного процесса, так как далеко не все родители смогут помочь им в учебе или нанять репетиторов. Но, вместо того чтобы говорить о реальных рисках и последствиях, нам рассказывают политические сказки о светлом будущем для всех без исключения.

Ключевые слова
Наверх