Не только о науке ⟩ Украинские астрономы тянут эстонскую науку к звездам

Александр Шкут
Украинские астрономы тянут эстонскую науку к звездам
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
Главное здание обсерватории Тартуского университета в Тыравере, куда научное 
учреждение переехало из исторического здания в цент ре Тарту, чтобы городская 
засветка не мешала наблюдениям за космосом.
Главное здание обсерватории Тартуского университета в Тыравере, куда научное учреждение переехало из исторического здания в цент ре Тарту, чтобы городская засветка не мешала наблюдениям за космосом. Фото: Александр Шкут

Вероника – физик-астроном из Харькова. В Эстонию девушка приехала в середине марта, покидать Украину не хотела: налаженный быт, любимая работа. Вероника рассказывает, как сначала ей казалось, что все происходящее ненадолго, словно понарошку. Но потом стало понятно, что это не так.

В Эстонию Веронику позвал однокурсник Виталий. Вместе с Вероникой они заканчивали Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина. Молодой человек работал в институте радиоэлектроники. Еще до войны он стал ездить в Эстонию на заработки. Сначала жил в Пайде, потом в Нарве: собирал модульные дома для сирийских беженцев. В это же время Виталий познакомился со своим будущим научным руководителем Анной Арет, проработал четыре месяца наблюдателем в обсерватории и получил предложение поступить в докторантуру, где и учится третий год.

Александр из Харькова 12 лет проработал в Научно-исследовательском институте , руководил там отделом новых инфотехнологий, в 2018 году получил кандидатскую степень (PhD). В Эстонию приехал в апреле этого года после того, как оставаться в Харькове стало невозможно. Из соображений безопасности наши собеседники просили не указывать их фамилий, а Вероника отказалась фотографироваться.

Александр из Харькова.
Александр из Харькова. Фото: Александр Шкут

– Почему ваш выбор пал на Эстонию?

– АЛЕКСАНДР: Эстония пригласила первой, и здесь есть знакомые, которые смогли дать позитивный отзыв о тех, с кем предстояло работать.

– Насколько на ваш выбор повлияла возможность говорить в Эстонии по-русски?

– ВИТАЛИЙ: Сначала я работал в Польше, потом приехал в Эстонию, попал в Пайде. Красивый городок. И мне очень понравилось отсутствие языкового барьера – в 95 процентах случаев тебя и поймут и ответят на русском.

– Изменилась ли готовность говорить по-русски после войны?

– АЛЕКСАНДР: Могу сказать, что Харьков был русскоязычным городом, но теперь даже при общении между собой мы стараемся уходить от русского – переключаемся на украинский, а в Эстонии больше говорим по-английски. Скоро у нас начнутся курсы эстонского… Эта война наложила на язык свой отпечаток. Не очень приятный. Ведь одним из предлогов нападения была защита русскоязычного населения – непонятно от чего… Вот эти моменты сделали антирекламу для языка.

– ВЕРОНИКА: В обсерватории мы общаемся по-английски. Но в обычной жизни я всегда уточняю, что удобнее – английский или русский. Молодежь выбирает английский.

– ВИТАЛИЙ: Я учился в русскоязычной школе, родители дома говорили больше по-русски. Но я не русский, я украинец.

– А вы сталкивались в Эстонии с тем, что можно назвать русскоязычной общиной?

– АЛЕКСАНДР: В Тарту, в отличие от Таллинна, русских не много. С так называемым русским миром не сталкивался вовсе. О тех русскоязычных, кого встречал лично, могу сказать только хорошее. Люди сопереживают нам, у людей болит сердце так же, как у нас, они понимают, что если бы Россия не напала на Украину, могла бы прийти сюда. Все активно нас поддерживают.

– ВЕРОНИКА: У меня тоже позитивный опыт. Все приветствуют временную интеграцию украинцев в общество Эстонии.

– Вы не планируете тут оставаться?

– ВЕРОНИКА: Сложно ответить за всех. Для части Эстония – трансферная зона. Тех, кто планирует здесь осесть, тоже можно разделить: для одних это временное пристанище, другие видят здесь страну для жизни.

– ВИТАЛИЙ: Украинцев и до войны в Эстонии было немало. Но я нигде не встречал тут ни русских, ни эстонских националистов.

– То есть ты и без войны мог бы остаться?

– ВИТАЛИЙ: Мне здесь нравится. Поначалу было тяжело привыкнуть к климату – влажность, частые перемены погоды. Но очень радует менталитет и общее устройство. В Украине в полиции на тебя смотрят как на преступника, а в Эстонии приветливо помогают заполнить бумаги… И это только один из многочисленных примеров. Расскажите, над чем вы работаете в обсерватории. Ведь в обсерватории исследуется не только космос, здесь проводится удаленное зондирование земли, анализируется структура леса и так далее.

– ВЕРОНИКА: Я сюда устроилась как астроном-наблюдатель. Незабываемый опыт! Ночные смены, работа в одиночестве. Частично философская, больше научная. Мы сейчас меняем зеркало на телескопе, улучшаем аппаратуру, затем продолжим наблюдения – это будет общий проект нескольких университетов.

Астроном Виталий.
Астроном Виталий. Фото: Александр Шкут

– Из каких стран?

– ВИТАЛИЙ: Азербайджан, Чили, Чехия, Аргентина, Германия. Я дома начинал как астроном-любитель, но мечтал работать в об серватории. Здесь пишу диссертацию. Наблюдение, сбор данных. Наблюдаем звезды! Почему светятся, какие процессы происходят, что случится дальше. Изучая другие звезды, мы можем применять эти знания и к нашей звезде, Солнцу. Но сразу фундаментальную науку не применить. Плоды – в будущем. Например, благодаря астрономам и физикам мы имеем спутники, интернет-связь. Но когда проводились все эти исследования, ученые не знали, к чему придут.

АЛЕКСАНДР: Хотелось бы приносить пользу человечеству! Делать жизнь проще, безопаснее, экологичнее. Как известно, климат меняется. Очень важна в борьбе с последствиями этих изменений роль лесов. Мы стремимся разработать методики, создать технологии, которые позволят лесам быть более продуктивными, устойчивыми к болезням и вредителям. Грядет большой проект – новая версия диджитализации процессов в лесном хозяйстве. На первом этапе в молодых насаждениях проводятся некоммерческие рубки ухода, они формируют лес будущего, чтобы он рос высокий, стойкий. Мы определяем участки, где надо делать вырубки в первую очередь. Для этого мы разрабатываем мобильное приложение и веб-платформу.

В новом проекте мы также работаем над распределением угла наклона листьев. Разрабатываем новую методику. Это важно – чем большая площадь листа взаимодействует с солнцем, выше фотосинтез, абсорбция углерода. Сделали мобильную разработку, позволяющую определять угол наклона листьев с помощью мобильного телефона. И работаем над созданием 3D-моделей для хвойных ветвей. Считаем проективную плоскость иголок для каждой ветви. Традиционные методики – это мерить каждую иголочку линейкой. Мы применяем 3D-сканер, на основе модели высчитывается площадь поверхности всех иголочек. Это более точный метод.

– Что бы вы могли сказать нам, русскоязычным людям в Эстонии, о тех опасностях, которых мы могли бы избежать?

– АЛЕКСАНДР: Надо сосредотачиваться на объединяющих моментах. У вас есть все для жизни, это надо ценить. Язык остается способом коммуникации. Конечно, популисты всегда пытаются манипулировать. Что касается пропаганды и контрпропаганды... Надо уметь критически мыслить, черпать информацию из разных мест. Телевидение не лучший источник правды. С началом войны традиционные СМИ потеряли у нас свою аудиторию. Стали создаваться Telegram-каналы, все жители города стали оперативно наполнять их контентом, рассказывая обо всех происшествиях. Сперва это, правда, могло вредить нашей обороне, но научились. Критическое мышление – прежде всего. Тогда все будут знать, что Солнце – это звезда.

Главный телескоп обсерватории. Ночью купол раздвигается и астроном-наблюдатель исследует космос. Сейчас главная часть телескопа – зеркало, весящее почти тонну, – отправлено в чистку.
Главный телескоп обсерватории. Ночью купол раздвигается и астроном-наблюдатель исследует космос. Сейчас главная часть телескопа – зеркало, весящее почти тонну, – отправлено в чистку. Фото: Александр Шкут

– Как вывести людей из-под воздействия пропаганды?

– АЛЕКСАНДР: Когда из Харьковской области люди звонили в Россию родственникам и говорили: нас бомбят! – то слышали в ответ, что это неправда, потерпите, мы вас освободим. Поэтому только критическое мышление и сжечь российские федеральные каналы.

– У вас есть рецепт, как не допустить продолжения этой войны в Эстонии?

– ВИТАЛИЙ: Оружие. Много оружия. С Россией можно общаться только на языке силы. Глядя на те зверства, которые сейчас творятся в Украине, понимаешь, что слово бессильно.

– Что вы можете сказать эстонскому обществу?

– ВЕРОНИКА: Мне бы хотелось донести мысль, что люди из Украины не несут угрозы Эстонии, не прибывают сюда для того, чтобы жить за счет налогов ее граждан. Я хочу жить своей жизнью и с помощью науки хочу сделать мир чуть лучше. В том числе и для здешнего общества.

– ВИТАЛИЙ: Как ты будешь относиться к людям, так и они к тебе отнесутся. Не нужно никого делить по языку, национальности. К человеку надо относиться по-человечески, и если бы все к этому стремились, не было бы войн.

АЛЕКСАНДР: Хочется сказать спасибо народу Эстонии за то, что обеспечили безопасность для украинцев, а также правительству, руководству университета, который тоже очень много делает. Пожелать же могу – не озлобляться. Очень важно сейчас. Общаясь с некоторыми жителями здесь, я видел такую реакцию вообще на русский народ. От этого надо избавляться – надо быть сильными, обязательно нужно. Нужно быть добрее.

Ключевые слова
Наверх