ИНТЕРВЬЮ ⟩ Глава A. Le Coq: у эстонских предприятий сейчас три варианта

Лийна Лакс
Глава A. Le Coq: у эстонских предприятий сейчас три варианта
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments
Яанус Виханд, глава A. Le Coq, сравнивает экономику поддержки в Эстонии с воспитанием детей: если делать слишком много за ребенка, он больше не сможет справляться в жизни сам.
Яанус Виханд, глава A. Le Coq, сравнивает экономику поддержки в Эстонии с воспитанием детей: если делать слишком много за ребенка, он больше не сможет справляться в жизни сам. Фото: Postimees/Sille Annuk
  • Пивная индустрия ищет способы экономии
  • Виханд не хочет упускать связанные с кризисом возможности
  • Волна роста цен в индустрии напитков еще впереди

По словам Яануса Виханда, который в сентябре принял бразды правления заводом по производству напитков A. Le Coq от Тармо Ноопа, Ноопу сперва пришлось поуговаривать его. «Сначала я не обрадовался, когда мне позвонил Тармо», – признался Виханд. Но потом он изменил отношение, и если десять лет назад он работал в предприятии молочной промышленности Farmi, то теперь, образно говоря, переключился на более крепкие напитки.

На самом деле, Виханд не хочет много говорить об алкоголе, он скорее предпочитает говорить о безалкогольной продукции: «Да, в прошлом безалкогольные напитки были довольно ужасными, но технологии продвинулись вперед». По его словам, будущее за безалкогольными напитками, и, по словам Виханди, этот сегмент быстро рос, хотя он признал, что в настоящее время рост застопорился. Виханд не полностью отказался от алкоголя: «Я не монах, но у меня есть принцип, что я не употребляю алкоголь в течение рабочей недели».

Кто-нибудь вообще может себе позволить покупать напитки при таком повышении цен? Виханд заявил, что сфера общественного питания практически мертва уже несколько лет, и большинство людей здесь все равно потребляют магазинные напитки – пить в бар так запросто уже не ходят. Виханд не особенно беспокоится о продукции своего завода, ему скорее видится, что производители более мелкого крафтового пива находятся в более сложной ситуации. Иностранной конкуренции новый руководитель пивоварни не боится: по его словам, цена за литр их пива остается на уровне двух-трех евро, а у иностранного она выше. Пока, по словам Виханда, компания не переложила повышение цен на покупателя, но мы должны об этом подумать, потому что есть ряд закупочных цен, которые росли гораздо быстрее инфляции, например цена на упаковку поднялась на 40 процентов, цена на газ почти в семь раз и цена на электроэнергию почти в четыре раза. Виханд не одинок в своих разговорах о повышении цен: «Цены растут везде: я пошел в ресторан, где суп раньше стоил шесть евро, а теперь – одиннадцать. Очень хороший суп, кстати, – отметил Виханд. – Только кто эти люди, которые могут себе позволить заплатить такую цену?»

Места работы Яануса Виханда

  • A. Le Coq 2022 –...
  • Eurora 2020–2022 г.
  • Apollo Group 2019–2020 г.
  • Coop Estonia 2012–2019 г.
  • Histros Inc. 2009–2019 г.
  • Bauhof Eesti 2008–2011 г.
  • Rakvere Piim 2004–2008 г.
  • Saku Suurhall 2001–2004 г.
  • Ekspress Group 1999–2001 г.

A. Le Coq относиться к международному концерну Olvi, и Виханд с одобрением отмечает, что руководство концерна заботится о том, чтобы ежедневно поддерживать принадлежащий финнам завод по производству напитков в работающем состоянии, и понимает, что происходит в реальной жизни. Концерн Olvi сам некоторое время назад вложил большие средства в белорусское производство, от которого теперь пытаются избавиться. Какие распоряжения Виханд получил от финнов, он не раскрывает. Однако он подтверждает, что одна из главных задач – пережить трудные времена. «Когда я шел на эту должность, я знал, что в Украине война, что энергетический кризис, и существуют проблемы с цепочками поставок. Но я не хочу упускать связанные с кризисом возможности», – сказал Виханд.

Виханд пытается пережить кризис с помощью четырех идей. Прежде всего, они будут стараться частично производить необходимые комплектующие самостоятельно, чтобы снизить зависимость от поставщиков. Виханд считает наиболее эффективной экономическую модель «точно в срок», когда, образно говоря, на складе ничего нет и все необходимое быстро покупается, но признает, что в настоящее время это не совсем так.

Они также попытаются снизить риски при помощи собственного производства энергии: на тартуском заводе по производству напитков есть биогазовая установка, а парк солнечных батарей скоро будет расширен, но в то же время Виханд признает, что на одном этом далеко не уедешь: даже если возможности собственного производства будут использоваться максимально, оно сможет покрыть только треть потребности завода в энергии, остальное придется покупать.

По словам Виханда, заключение долгосрочных и крупных контрактов тоже способно немного улучшить положение, хотя надежды на чудо нет. Скорее, мы должны рассмотреть перенос повышения цен на потребителя и на то, что Виханд называет эффективностью объема. «Оптимизация производственного плана», – пояснил он. Образно говоря, это означает, что если раньше с конвейера за определенный период времени сходило 30 единиц продукции, то теперь изделий будет меньше, но каждая произведенная партия будет больше.

Что будет с людьми по этому плану, будут ли увольнения? Хотя на этот вопрос можно было ответить «да» или «нет», Виханд вместо этого сказал, что у них есть план роста, включая увеличение экспорта. Это своего рода ответ. Однако он пообещал, что в следующем году работникам будут платить больше. Виханд отказался сказать, насколько и было ли это связано с 25-процентной инфляцией.

«Это не обязательно плохо, что мы делаем шаг назад с точки зрения экологичности: мы вводим в эксплуатацию сланцевые электростанции, в Германии запускают свои угольные электростанции. В то же время люди изыскивают новые решения. Сейчас просто тяжелое время, потом будет лучше», – оптимистично настроен Виханд, полагая, что новые технологии помогут преодолеть энергетический кризис. Он вкладывается в развитие технологии оборудования для накопления энергии. «Мне нравится высказывание Билла Гейтса о том, что люди переоценивают события, которые будут происходить через десять лет, и недооценивают события, которые произойдут в течение трех лет», – сказал Виханд.

Что касается субсидий, предлагаемых правительством в трудное время, Виханд сказал, что раз уж государство предлагает субсидии, то следует их принять. «Но субсидии не могут быть частью бизнес-плана» – подчеркнул Виханд. В обществе в целом он видит, что так называемое социальное измерение получило подпитку в виде всевозможной поддержки. «Это не обязательно плохо, но это как при воспитании ребенка: если слишком его избаловать, ребенок будет не приспособлен к жизни; если вы будете слишком суровы, вы вырастите серийного убийцу», – сказал Виханд. По его словам, в обществе распространилась выученная беспомощность.

Принцип Яануса Виханда: не позволяй развиться гангрене

«Я как-то записал свои принципы управления, у меня их 14.

Корпоративная культура должна быть открытой, заботливой. Нельзя позволять одному лидеру говорить, что правильно – так быстро идут ко дну и компании, и страны; посмотрите, что Путин сейчас делает в России.

Люди часто боятся задавать вопросы, боятся произвести глупое впечатление. Я стараюсь разговаривать с людьми, но людям действительно необходимо иметь возможность выговориться, чтобы они чувствовали, что их ценят как людей. Не так, как в американских фильмах, где говорят, что утром ты должен быть на месте, мне безразлично, что у тебя будут похороны дедушки.

Несколько лет назад мы с руководством проводили семинар в лесу. Я распорядился, чтобы все положили утром в ботинок небольшой камень, все весь день подходили и спрашивали, можно ли его достать, а когда вечером разрешили, все почувствовали большое облегчение.

Но это был только один день – если бы мне пришлось снова так ходить, моя нога была бы окровавленной и загноилась. Это пример того, что проблемы нужно решать немедленно, чтобы маленькая проблема не превратилась в большую проблему.

Главное – понять, есть ли проблема и как реагировать. Мой принцип таков: если проблем невпроворот, да вдобавок мне вечером приходит письмо, заставляющее меня вспылить, и я думаю, ох, как бы я сейчас тебе ответил, то я сперва посплю ночь у себя дома. То же самое и с новыми идеями. Мудрый человек не суетится».

Какая поддержка востребована? «Например, субсидии, с помощью которых компании могли бы протестировать переход на новые технологии, обеспечили бы более быстрый старт», – предложил Виханд. – Но управление субсидиями – сложный вопрос. Те, кто контролирует использование грантов, смотрят на форму, а не на содержание. Когда мы поинтересовались в осуществляющем надзор учреждении, как это так могло получиться, что эстонский производитель рекламирует себя как местную маленькую пивоварню, несмотря на то, что на самом деле производит в Литве, мы получили ответ, что чиновники с ними разговаривали и что им объяснили, что они же начинали как небольшая пивоварня, и поэтому все было правильно. Такое понимающее отношение».

Однако, по словам Виханда, распределение пособий – это проблема богатых обществ. «Это немного похоже на крупные корпорации, где деньги тратятся на бессмысленные вещи только потому, что есть деньги. Если у вас обычная компания, когда начинание сулит коммерческую выгоду, то тогда вы и предпримите эти действия, независимо от того, есть у вас деньги или нет – ведь в мире же не пропали все деньги. Но если вы богатая корпорация, то проявляется что-то немного похожее на синдром победителя лотереи, вы начинаете тратить, – отметил Виханд. – Кроме того, у тех, кто раздает деньги [на государственном уровне], возникает соблазн все больше и больше раздавать деньги. Появляются люди такого типа, чей образ жизни заключается в том, чтобы собрать все [деньги других людей], а затем распределять их», – сказал Виханд.

Он высоко оценивает развитие Эстонии и отмечает значительный рост благосостояния. В то же время, проезжая по Эстонии, можно увидеть рушащиеся дома, только что вышло исследование, показавшее, что почти четверть эстоноземельцев живет в абсолютной и относительной бедности. По мнению Виханда, с этим и так и эдак. «Есть телепередачи, где приходят людям на помощь, и я заметил в их рекламе, что существуют какие-то семьи, где есть полные сил мужчины или уже подросшие парни, а в доме стену нужно подремонтировать – ну, пройдитесь по ней шпателем и кисточкой, уж банку-то краски можно купить» – недоумевает Виханд.

Что касается вымирания бизнеса в сельской местности, Виханд сказал, что здесь не стоит видеть трагедии: «Свободный рынок все расставляет по местам. У производства, которое не справляется с выплатой зарплаты, есть три варианта: повысить заработную плату, заняться другим бизнесом или освободить место для бизнеса, который может позволить себе платить. Я и сам замечал вокруг по Эстонии, и если где-то какое-то производство закрылось, то через пять лет там уже есть новая деятельность – природа не терпит пустоты. В целом жизнь развивается. Конечно, для отдельного человека, если приходится ехать в Финляндию – это трагедия, но посмотрите на Скандинавию: пару сотен лет назад это был самый бедный регион Европы, а посмотрите на нее сейчас!»

Ключевые слова
Наверх