Студия Postimees ⟩ Прогноз Хельме не оправдался: беженцы из Украины не стали распространять ВИЧ в Эстонии

rus.postimees.ee
Прогноз Хельме не оправдался: беженцы из Украины не стали распространять ВИЧ в Эстонии
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 2

Какова сейчас ситуация в Эстонии с ВИЧ? Чем обусловлен рост числа заболеваний в последнее время? Где получить помощь и поддержку прибывающим из Украины военным беженцам? Существует ли стигматизация и дискриминация по статусу ВИЧ в Эстонии и Украине? Для откровенного разговора на эту и многие другие темы в студию Postimees пришли председатель Эстонской сети людей, живущих с ВИЧ, Лачин Алиев и волонтеры: беженки из Украины Елизавета и Светлана.

– В свете последних геополитических потрясений, которые коснулись и Эстонии, какова сейчас ситуация в стране? Увеличился ли рост числа заболеваний после 24 февраля?

Лачин Алиев: – Геополитики в последнее время у нас было очень много, и как организация, занимающаяся проблемами ВИЧ, мы работали в напряженном темпе с начала пандемии коронавируса. Это подвело нас к тому, что к вопросу вирусов нельзя относиться легкомысленно. Развивающиеся сейчас военные действия в Украине стали частью и нашей жизни, потому что именно люди, живущие с ВИЧ, в первую очередь на собственном примере прочувствовали отношение к ним со стороны общества в целом: на протяжении 40 лет тема ВИЧ является маргинальной.

Что же касается войны, то это человеческая трагедия, это лишения, страдания. Начиная с 24 февраля мы стали жить в новом ритме. Мы стали первыми, кто протянул руку помощи всем людям, живущим с ВИЧ, заверив, что у нас, при необходимости, есть возможности продолжить лечение. Что касается политики, то ее было предостаточно: я говорю о заявлениях, в которых звучали опасения, что прибывшие сюда за временной защитой поспособствуют распространению ВИЧ-инфекции. Я официально заявляю, что люди априори не могли спровоцировать вспышку заражаемости, потому что большинство из них находится на лечении, при котором вирусная нагрузка у них на нуле, а значит они не могут передать инфекцию другим.

– В связи с чем тогда происходит повышение роста числа заболеваемости, которые мы видим в официальной статистике?

Л.А.:– Все прибывающие в Эстонию сразу становятся на учет. В Эстонском регистре они становятся первично выявленными, но на самом деле годами живут с ВИЧ-инфекцией и ранее стояли на учете в украинской системе здравоохранения. Эстонская Сеть ЛДЖ еще до войны начала сталкиваться с этой проблемой, потому что, когда была вспышка коронавируса и объявлялись локдауны, к нам за помощью обращались люди, которые из-за заражения ковидом не могли вернуться домой за лекарствами, и мы взяли на себя обязанность ставить их на учет у нас. Это, конечно, показывает прирост в статистике, но ещё раз успокою общество: все это не является угрозой, которую рисуют политики.

– По оценкам МВД, к концу 2023 года в Эстонии будет 75 000 военных беженцев, обратившихся за временной защитой, что означает, что цифры продолжат расти.

Л.А.:– Да. Рост продолжится, но все будет зависеть от того, как будет дальше развиваться ситуация в Украине и, если будет прирост беженцев, то, естественно, среди них будут и ВИЧ-позитивные. Самое главное, чтобы ни один из них не остался без помощи. Человек должен принимать антиретровирусные средства всю жизнь, и пропуски недопустимы. Все получающие у нас временный статус получают и услуги, которые оказываются резидентам Эстонии, поэтому никаких противоречий нет. Если будет прирост, мы будем продолжать помогать всем нуждающимся.

– Сколько с 24 февраля организация приняла женщин из Украины? И в каком состоянии они к вам приходят?

Л.А.:– Большинство женщин приходят к нам в подавленном состоянии. С 24 февраля через эстонскую систему здравоохранения прошли примерно сто человек, половина из них прошли через Эстонскую сеть ЛЖВ. Всем оказываются услуги по реабилитации, психологическая и медицинская помощь. Главная задача - интегрировать их в нашу систему здравоохранения.

– Лиза, вы также получаете помощь в Эстонской сети людей, живущих с ВИЧ? Можно ли спросить как приобрели статус ВИЧ-положительной и как долго вы с ним живете?

Елизавета: – Я живу с ВИЧ уже 15 лет, и это результат изнасилования. Это было в Одессе, где двое мужчин напали на меня. На следующий день анализы ничего не показали, но из-за ухудшения самочувствия, через 4,5 месяца я снова сдала анализы, которые подтвердили ВИЧ.

– Вы сейчас находитесь на лечении?

Е.:– Да. На лечении я нахожусь уже пять лет.

– Как вы оказались в Эстонии и какой путь прошли здесь?

Е.:– Я планировала свой приезд в Эстонию заранее. Здесь живет мой молодой человек, который связался с организацией, в которой его заверили, что когда я приеду, я буду получать помощь, в том числе терапию, сопровождение и т.д. Только после этого я решилась на переезд.

– Существует ли стигматизация женщин с ВИЧ в медицинской системе Украины и Эстонии? Можно ли сравнить уровень помощи в двух странах?

Е.: – Осуждающего или негативного отношения к себе я в Эстонии не почувствовала. Я даже не думаю о том, что у меня ВИЧ. В Николаеве, откуда я приехала, терапевтическая помощь такая же, только анализы платные, а в Эстонии бесплатные.

– Я знаю, что вы родили совершенно здорового ребенка, он получает какую-то терапию?

Е.: – Нет. Родила его я здесь, мне дали на месяц для ребенка сироп и больше ничего не требовалось. Первые два анализа на ВИЧ у ребенка были негативные. В год нужно будет еще раз сдать анализ.

– Лачин, если можно, то пошагово: что нужно делать всем, уже прибывшим в Эстонию беженкам, или планирующим сюда переехать, если им требуется помощь?

Л.А.: – Все люди, которые сейчас находятся в Украине и хотят переехать в Эстонию или какую-либо другую страну ЕС, всегда могут обратиться в неправительственные организации, организации сообщества. Вся информация есть в интернете. Всегда можно найти контакты украинских сетей, которые работают в сфере ВИЧ/СПИДа, социально значимых заболеваний, речь касается и гепатитов, туберкулеза, инфекций, передающихся половым путем.

Когда военный беженец оказывается в Эстонии, то при регистрации в центрах по приему беженцев, всех направляют на проверку здоровья, при которой каждый принимает решение, необходимо ли ему сказать о своем ВИЧ-статусе. Я думаю, что скрывать не стоит, так как медицинские сотрудники, которые проводят контроль, понимают контекст, поэтому всегда соблюдается конфиденциальность. Что касается нашей организации, то наши консультанты принимают на русском, эстонском, английском и украинском языках, предоставляют весь спектр поддерживающих услуг. Главная задача – довести всех до лечения. С первых дней войны мы сразу обратились в муниципалитеты, чтобы заявить, что мы готовы поддержать каждого, кто будет нуждаться в поддержке и помощи.

Послушать беседу с третьей гостьей студии и узнать ее личную историю вы можете в нашем видеосюжете.

Ключевые слова
Наверх