Путин просто не может отменить мобилизацию

Иван Скрябин
, журналист
Путин просто не может отменить мобилизацию
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
Путин лично проверял подготовку мобилизованных спустя месяц после начала охоты на резервистов.
Путин лично проверял подготовку мобилизованных спустя месяц после начала охоты на резервистов. Фото: MIKHAEL KLIMENTYEV / SPUTNIK / KREMLIN POOL/EPA

Российские власти уже несколько раз сообщили, что нынешняя мобилизация, объявленная впервые с 1941 года, завершена. Однако юридически обязывающих документов, фиксирующих это, никто не видел. Rus.Postimees объясняет, почему президент РФ Владимир Путин не может оставить современную Россию без режима постоянной мобилизации.

Вы слышите меня, бандерлоги?

Первым о завершении мобилизации еще 17 октября отчитался мэр Москвы Сергей Собянин. 28 октября и Смольный заявил, что в Санкт-Петербурге «завершается сбор личного состава». В тот же день министр обороны РФ Сергей Шойгу доложил Путину: «Отправку граждан, призванных по мобилизации, завершили. Установленное вами задание – 300 тысяч человек – выполнено».

Путин тоже проартикулировал, что в вопросе мобилизации «поставлена точка», однако не стал подписывать никаких указов. «Я с юристами поговорю, нужно ли указом объявлять, что она завершена», – сообщил соотечественникам юрист по образованию Путин. В правовом управлении Кремля заверяют, что нового набора в армию в рамках путинского указа от 21 сентября не будет. Однако независимые юристы в это не верят. Тем более что число отправленных воевать у руководства страны регулярно скачет.

В конце октября Шойгу отчитывался, что на фронт уехали 82 тысячи мобилизованных. Неделей позже Путин почему-то назвал цифру в 49 тысяч. При этом мобилизованных у него оказалось не 300 тысяч, а 318 тысяч. По данным же независимых СМИ, мобилизованными оказались не менее полумиллиона россиян.

Законодатели РФ тем временем продолжают играть в любимую игру по информационному нагнетанию тревожности, которую тут же как бы отменяют: законопроект об уголовной ответственности за отказ от мобилизации вроде бы поставлен на паузу.

Нет права, но план есть план

Тем не менее отбивать мужчин от незаконной отправки в войска, когда военкомы не смотрят на состояние здоровья резервистов, их семейное положение и прочие обстоятельства, дающие «бронь» от смерти на войне, стало кратно сложнее.

Правозащитник из Санкт-Петербурга Елена (имя изменено по просьбе собеседницы, известно редакции), которая много лет оказывает правовую помощь призывникам, в разговоре с Rus.Postimees отметила, что количество обращений на горячую линию правозащитников выросло в десять раз, а сама мобилизация фактически не прекращается, ведь это позволяет удерживать на фронте не только мобилизованных, но и профессиональных военных, у которых истек срок службы по контракту. «К нам обращаются люди, которые хотели бы уволиться сейчас, кто не хочет больше продлевать контракт. Но командование части им говорит: "У нас нет указаний на это, потому что мобилизация"», – поясняет Елена.

Ровно по этой причине и нет ни отдельных указов Путина о завершении мобилизации, ни внесения изменений о том, что окончание мобилизации возможно на основании данных того же Шойгу. Мобилизационный режим в активном состоянии жизненно необходим идеологам войны, потому что в случае его отмены фронт оставят даже профессионалы.

Ложь – крепкий фундамент войны

«Без формальной юридической отмены указа от 21 сентября у Кремля есть возможность дальше продолжать ловить людей, когда такая потребность снова возникнет, – поясняет Елена. – Надеюсь, что мобилизация не будет вечной. Но пока она именно так и выглядит».

Правозащитник Павел Чиков, чья группа «Агора» тоже активно помогает не готовым идти на фронт россиянам, отмечает, что в режиме мобилизации Минобороны решает, на какой срок мобилизуются граждане и когда их можно демобилизовать. При этом термина «демобилизация» российское законодательство просто не знает, констатирует юрист.

«В указе численность призываемых военнослужащих обозначена, но эта информация доступна только для служебного пользования, какова она де-факто, неизвестно. СМИ публиковали цифры от 300 тысяч до миллиона. Насколько Минобороны РФ выполнило задание, также неизвестно, доклад министра президенту и пресс-релизы Минобороны обязывающей силы не имеют, – уточняет Чиков. – Указ о завершении частичной мобилизации успокоил бы публику, но это вряд ли входит в планы властей».

Тем не менее правозащитники продолжают добиваться возвращения домой тех мужчин, кто не смог избежать мобилизации, но и не захотел молчать об этом. Главным подспорьем, как всегда, является способность громко и юридически грамотно шуметь, но чаще всего это привилегия больших городов. «Мы рекомендовали людям обращаться к местным депутатам и знаем, что военкоматы субъектов в ряде случаев отменяли незаконные решения призывных комиссий», – рассказала Елена о народных способах защиты от армии. Привычная для жителей европейских демократий процедура защиты через суд в РФ не работает.

Невозможность защиты через суд объясняется еще и тем, что в случае с мобилизацией сам факт подачи заявления в суд не снимает с мобилизованного человека статуса военнослужащего, как это есть в случае регулярного призыва. «Это очень серьезная разница с точки зрения безопасности человека. Ты можешь быть не согласен и подавать в суд, но в армию при этом ты все равно отправляешься. И, соответственно, ты не можешь покинуть часть без рисков попасть под уголовную ответственность, – говорит правозащитница. – У судов есть возможность введения запрета на направление таких мобилизованных в воинскую часть до вступления решения в законную силу. И такие примеры есть. Но их единицы. При этом мы знаем случаи, когда суды отказывали в этих требованиях, несмотря на их очевидность».

Правозащитники, остающиеся работать и помогать людям на территории РФ, не могут безопасно вести статистику гибели мобилизуемых, над ними висит угроза уголовной ответственности за фейки об армии. «Даже проценты мы не можем говорить. Но, конечно, все это есть», – говорит Павел Чиков.

Российские журналисты, которые продолжают работу из-за рубежа, сохраняя источники информации в стране, регулярно сообщают о гибели сотен мобилизованных на самых опасных участках фронта. На основе публикуемых фактов можно сделать вывод, что отношение к мобилизованным почти всегда как к расходному материалу, которым просто затыкают дыры.

«Нас выкинули в посадки (в Сватовском районе Луганской области), сказали окапываться, у нас на батальон было три лопаты, обеспечения вообще никакого не было. Мы как смогли окопались, а под утро начался обстрел: артиллерия, "грады", минометы, коптеры, нас просто расстреливали. Когда все началось, офицеры сразу убежали. В перерывах между обстрелами мы пытались окапываться, но нас сразу вычисляли коптеры и просто расстреливали. Из 570 человек целы 29, еще 12 ранены, остальные – все», – рассказал в начале ноября изданию «Верстка» один из мобилизованных.

Звезда советской армии на ремне убитого российского солдата. Купянск, Харьковская область, октябрь 2022.
Звезда советской армии на ремне убитого российского солдата. Купянск, Харьковская область, октябрь 2022. Фото: Andrii Marienko/AP

Лучший способ защиты – побег

Протестов против мобилизации, которых нередко ждут от россиян европейские жители, в стране нет, и они вряд ли будут. Многие или покинули Россию, или прячутся внутри страны, находясь не по месту основного проживания. По официальным данным пограничной службы ФСБ России, только в третьем квартале 2022 года за границу выехали 9,7 миллиона человек, что на 1,2 миллиона больше, чем год назад. Подавляющее большинство выездов (почти 70 процентов) пришлось на Абхазию, Турцию, Казахстан, Грузию и Финляндию. Какова доля выехавших и оставшихся за рубежом, не раскрывается. Данные за октябрь, когда фиксировались многодневные пробки на пунктах пропуска на выезд из РФ, появятся только в конце зимы.

Несмотря на «окончание мобилизации», у россиян сохранились проблемы с выездом из РФ. В Кремле это называют «определенной инерцией». Правозащитница из Санкт-Петербурга уверена, что россияне, до этого выехавшие из страны, в случае возвращения рискуют больше не пересечь границу в обратном направлении. «Есть списки, которые пограничной службе передавали военные. Мы знаем ситуации, когда людям вручали повестки прямо на границе. Выезд может быть ограничен только в случае, если человек уже призван. Однако опасения, что выезд за границу будет менее доступен, чем раньше, не беспочвенны, скажу аккуратно. Очевидно, что и дальше могут быть ужесточения по выезду. Соответственно, шансов будет еще меньше. Надеюсь, что всем очевидно, что в ближайшее время ситуация навряд ли изменится», – предупреждает Елена.

По данным независимых СМИ и их анонимных источников в руководстве РФ, вторая волна мобилизации начнется сразу после окончания осеннего призыва, который начался 1 ноября и завершится 31 декабря. Юридические препятствия для нового отлова взрослых мужчин отсутствуют. Если опираться на информацию, что Путину на фронте действительно нужны миллионы мужчин, о чем якобы сказано в засекреченной части указа о мобилизации, то с учетом полумиллиона уже мобилизованных и 120 тысяч, которые власти намерены собрать в рамках осеннего призыва, вторая часть Марлезонского балета еще действительно только впереди.

Масштабы потерь ВС РФ в Украине – залог «вечной мобилизации» Потери военнослужащих из числа граждан России:

• 70 тысяч убитыми и ранеными – данные Минобороны Украины на конец октября;

• 80 тысяч (в том числе 25 тысяч убитыми) – оценка Минобороны Великобритании на начало осени;

• 15 тысяч убитыми– летние данные от главы ЦРУ;

• 70-80 тысяч убитыми и ранеными – данные на август от Минобороны США;

• 5937 погибших – официальные данные ВС РФ в день старта мобилизации;

• 15 тысяч убитыми и 50 тысяч ранеными – потери СССР за 10 лет войны в Афганистане (1979–1989).

Ключевые слова
Наверх