Обмен военнопленными с трудом, но происходит

Дмитрий Мороз
, корреспондент
Обмен военнопленными с трудом, но происходит
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 1
Обмен 108 женщин-военнопленных, среди которых были те, кто попал в плен еще в первые дни войны, в том числе 24 февраля 2022 года.
Обмен 108 женщин-военнопленных, среди которых были те, кто попал в плен еще в первые дни войны, в том числе 24 февраля 2022 года. Фото: Андрей Ермак

Около восьми тысяч украинцев сейчас находятся в российском плену, говорят украинские правозащитники. Хотя глава Министерства реинтеграции Украины Ирина Верещук заявила, что Россия удерживает в плену около двух с половиной тысяч украинцев.

Так или иначе до 24 февраля 2022 года на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей пророссийскими силами удерживалось всего около двух сотен украинцев, среди которых было примерно поровну гражданских и военных. Многие плененные бойцы ВСУ удерживаются спецслужбами ДНР с 2014 года, до сих пор не попадая в списки обменов. 

Но с 24 февраля граждане Украины начали попадать в плен к российским войскам в геометрической прогрессии. В первые дни вторжения происходило массовое пленение мирного населения. 

«Когда были оккупированы Сумская, Черниговская, Киевская области, русские набирали себе гражданских, думая, что все эти люди сотрудничают с украинскими силами. Много было случайных задержаний. Людей набирали для пополнения обменного фонда. Российские солдаты были не уверены, что смогут набрать достаточное для будущих обменов количество украинских военных, поэтому хватали кого попало», – говорит Татьяна Катриченко, координатор «Медийной инициативы за права человека». 

Татьяна Катриченко.
Татьяна Катриченко. Фото: личный архив

Оккупанты даже не пытаются соблюдать формальности. Учительница английского языка из Балаклеи Виктория Щербак вместе с дочкой несколько дней пребывала в плену, а ее муж отсидел в застенках оккупантов две недели. На допросах женщине намекали, чтобы она пошла на сотрудничество с новыми властями – преподавала русский язык в местной школе по русской программе. Но Виктория отказалась, и тогда посыпались угрозы. Было обещано, что на глазах Щербак будет изнасилована ее приемная дочь. 

«Когда они стали мне угрожать физической расправой и изнасилованием дочери у меня на глазах, сердце не выдержало, и я потеряла сознание», – вспоминает учительница. 

Женщину отвезли в больницу, туда же отпустили дочь. Позже выяснилось, что в том подвале у Щербак случился инфаркт. После относительного выздоровления женщина ходила к местным коллаборантам и российским ставленникам, чтобы ходатайствовать об освобождении своего мужа. Ей это удалось. И, можно сказать, это был счастливый случай, говорят украинские правозащитники. Ведь подобные застенки распространились по всей оккупированной территории. И далеко не всегда родственникам удается найти и освободить тех, кого там удерживают. 

Виктория Щербак.
Виктория Щербак. Фото: личный архив

По словам Дмитрия Лубинца – Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека, Координационный штаб по обращению с военнопленными (КШОВ) находится в постоянном контакте с российской стороной, но переговоры идут тяжело. Тем не менее процесс освобождения украинцев из плена со скрипом, но идет. По данным все того же КШОВ, начиная с марта из плена на подконтрольную Киеву территорию вернулись 1138 украинцев. 

Сложности с освобождением могут возникнуть самые разные, говорит заместитель министра обороны Украины Анна Маляр. Не следует публиковать в соцсетях сообщения с фото, где изображены без вести пропавшие или пленные украинские военнослужащие в форме, с указанием фамилий, имен, отчеств и воинских званий. Не стоит и распространять информацию о значении этого лица, его политических взглядах, месте службы или предыдущей работе, сведения о составе семьи, о родных и близких и т. д. Такие действия, по словам Маляр, могут усложнить переговоры по обмену. 

«Дело в том, что военнослужащий может находиться в плену, но враг считает его гражданским. Или человек скрывается на временно оккупированных территориях и ищет возможность вернуться. Обнародуя его данные и фото, вы даете врагу ориентир», – предупреждает Анна Маляр. Аресты на оккупированных территориях происходят волнообразно в зависимости от успехов ВСУ на фронтах. После подрыва Крымского моста в Керченском проливе ФСБ возобновило массовые аресты крымских татар. 

Андрей Юсов.
Андрей Юсов. Фото: личный архив

Тем временем обменный фонд Украины стал активно пополняться за счет мобилизованных россиян, которые начали массово сдаваться в плен, особенно на Херсонском направлении, сообщают в Главном управлении разведки ВСУ. Россия запрашивает на обмены преимущественно своих контрактников или мобилизованных. Фамилии призванных из российских колоний или граждан ЛНР – ДНР на обмены практически не подаются. 

«Обменный фонд есть благодаря ВСУ. Но его нельзя воспринимать линейно. Россия больше проявляет интерес к офицерам и пилотам. Остальные идут уже по остаточному принципу», – говорит руководитель пресс-службы Главного управления разведки ВСУ Андрей Юсов. 

Ключевые слова
Наверх