Варе: требование открытых переговоров можно назвать гениальным ходом Зеленского

Павел Соболев
, журналист
Варе: требование открытых переговоров можно назвать гениальным ходом Зеленского
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
  • Россия не случайно перестала скрывать, что ударами по электростанциям принуждает Киев к переговорам
  • Футболка с фамилией «Баския» на Сергее Лаврове показывает, как неловко он чувствовал себя на Бали
  • Отказ Зеленского от классической кулуарной дипломатии выглядит мудрейшим решением

В очередной передаче портала Rus.Postimees, посвященной военной обстановке в Украине и международной политической ситуации, предприниматель, экономический эксперт Райво Варе среди прочего ответил на вопросы, касающиеся итогов саммита G20 в Индонезии, а также требования Владимира Зеленского о ведении переговоров о мире только в «открытом режиме». 

- Поздно вечером 16 ноября несколько стран на встрече Rammstein-7 объявили о новых крупных поставках вооружений Киеву. Речь идет о системах ПВО, артиллерийских системах, ракетных системах залпового огня, то есть об оружии, которое сейчас необходимо Украине. Можно ли надеяться, что эта и другая помощь поступят в Украину достаточно быстро, чтобы Украине удалось защитить свою энергетическую инфраструктуру и пережить эту зиму без исхода из страны новых волн беженцев?

– К сожалению, поставки вооружений именно этих типов занимают достаточно много времени, даже чисто с технической точки зрения, поэтому можно сказать, что сейчас начинаются своего рода гонки со временем. Нельзя, конечно, исключить, что на самом деле некоторые партии этого оружия уже полностью готовы к отправке в Украину. Причем и в Украине уже научились очень оперативно принимать эту помощь и отправлять ее армии.

Однако совсем уж быстро Украина это оружие не получит. Важно и то, что объемы этих поставок полностью потребности Украины в отражении российских ударов не покроют, потому что территория Украины все-таки очень велика. Во время последней российской ракетной атаки на Украину мы видели, насколько широк разброс целей, выбранных Россией для поражения. В таких условиях очень трудно обеспечить полноценную защиту энергетической инфраструктуры.

Стоит обратить внимание и на то, что изменилась риторика Кремля в отношении подобных атак. Если раньше Кремль их вообще практически никак не комментировал, то теперь пресс-секретарь Путина совершенно откровенно говорит, что Россия бомбит украинские гражданские объекты для того, чтобы принудить Украину к переговорам. Конечно, всем и так было понятно, зачем это все на зиму глядя делается, было и так ясно, что Россия хочет усадить с помощью таких атак Украину за стол переговоров и договориться с ней о перемирии, в котором критически нуждается Россия. Однако теперь Кремль перестал это скрывать.

Конечно, скрывать это стало уже совершенно бессмысленно. Но также нужно понимать, что потенциал России для таких атак стремительного сокращается, его осталось, быть может, для двух или трех таких масштабных налетов. Эти крылатые ракеты у России просто заканчиваются. России придется их уже вот-вот начать строго экономить. Да, у них достаточно ракет «земля-воздух» для запуска из систем С-300, но с их помощью такое же мощное давление на Украину оказывать невозможно.

Поэтому я думаю, что Россия просто поторопилась сейчас как бы политически застолбить вот такую ситуацию, потому что рассчитывает, что союзники Украины постараются склонить ее к переговорам. Потому вопрос о том, какое оружие сейчас будет поставляться Украине, насколько быстро и в каких объемах, имеет фундаментальное значение не только для защиты Украиной своей энергосистемы, не только с военной точки зрения, но и с общеполитической. И совершенно понятно, что если эта помощь поступит с промедлением и в недостаточных объемах, подобные разрушительные бомбежки в ближайшее время повторятся.

– Саммит G20 в Индонезии завершился принятием совместного коммюнике, в котором было зафиксировано осуждение войны в Украине, однако было добавлено предложение, что на саммите звучали и «другие мнения и оценки ситуации». Можно ли считать это одно предложение хотя бы минимальной дипломатической удачей России, или куда важнее то, что с Сергеем Лавровым никто не захотел фотографироваться, а подпись под коммюнике от РФ ставил не глава МИДа Лавров, а министр финансов Силуанов? Можно ли сказать, что саммит G20 только подчеркнул то, что Россия – страна-изгой, находящийся в тотальной изоляции?

– Можно вспомнить, что еще в конце лета Москвой всерьез говорилось о том, что сам Путин может поехать на этот саммит. По крайней мере, подтверждалось, что такая возможность рассматривается. Политика действий России на украинском театре военных действий формировалась в тот момент исключительно с прицелом на то, чтобы Путин мог поехать на этот саммит и вести там переговоры. Кремль исходил из того, что нужно к этому саммиту заставить Украину прогнуться и согласиться на перемирие на условиях Москвы. Или заставить прогнуться если уж не саму Украину, то хотя бы ее западных союзников.

Россия настолько верила в то, что у нее это получится, что в один момент даже сделала запрос о возможности личной встречи в Индонезии Путина и Байдена. Байден же сразу ответил, что не хочет встречаться с Путиным, потому что в этой встрече, по его словам, не было бы никакого смысла. В отместку за это Россия устроила одну из своих масштабных ракетных атак на Украину, но в целом для Кремля на определенном этапе стало ясно, что ехать Путину на этот саммит нельзя. Он подумывал ехать туда, чтобы диктовать условия на переговорах, а в итоге получилось так, что Россия еще до этого саммита вынуждена была уйти из Херсона.

На фоне потери Херсона поездка Путина в Индонезию стала бы совсем унизительной для него. В итоге в Кремле решили отправить туда Лаврова. Был план отправить туда премьера Мишустина, но в итоге туда отправили все-таки Лаврова.

Лавров прилетел на Бали и сразу же попал в больницу. А когда Лаврова сняла там на видео Мария Захарова, Лавров сидел в футболке с фамилией Жана-Мишеля Баскии, американского художника из, так сказать, «Клуба 27». Художника, имевшего нетрадиционную сексуальную ориентацию и скончавшегося в возрасте 27 лет в результате героиновой передозировки. Такие вещи показывают, что и для Сергея Лаврова нахождение на саммите G20 было сопряжено с огромной неловкостью.

Однако под давлением хозяина саммита, президента Индонезии, формулировки в отношении войны в Украине в итоговом заявлении участников саммита смягчили. Президент Индонезии очень хотел, чтобы под документом стояли подписи представителей всех 20 стран. Так там и появилось это предложение про разные мнения и разные оценки. Ну и, конечно, стоит обратить внимание, что пусть там и осуждается война в Украине, нигде в то же время не прописано, кто в ней виноват. Осуждается как бы сама по себе война, но отдельно не уточняется, кто ее устроил. Это тоже можно считать результатом российско-индонезийской комбинации.

Когда все участники саммита согласились подписать документ в таком виде, согласие дал и Силуанов. Пока в тексте содержались жесткие замечания в адрес именно России, Силуанов подписывать документ не собирался. Однако я думаю, что главный итог саммита G20 состоит отнюдь не в этом.

– А в чем он состоит?

– Главный итог саммита G20 состоит в том, что в его рамках, можно сказать, состоялся саммит G2. На Бали провели личную встречу руководители двух ведущих стран мира, которые поговорили о том, как они будут определять мировой порядок на будущее. Это президент США и председатель КНР, Джо Байден и Си Цзиньпин. Они проговорили между собой 3,5 часа и успели обсудить очень разные темы.

После этой встречи они вышли к публике, и из того, что они сказали прессе, стало ясно, что они успели договориться об очень важных двух вещах. И Байден, и Си Цзиньпин предельно четко высказались об абсолютной недопустимости применения ядерного оружия в российско-украинской войне. Поскольку у Украины такого оружия нет, совершенно очевидно, какой стороне американский и китайский лидер послали этот сигнал.

Ранее высказывание подобного рода сделала и Индия. Китай и Индию принято считать если не совсем уж союзниками России, то, во всяком случае, странами, которые по многим вопросам достаточно часто высказываются в поддержку Москвы. Однако когда речь зашла о ядерном оружии, и Индия, и Китай очень четко дали понять, что они ни за что не поддержат Россию в случае его применения, что они категорически против его использования.

Также стоит обратить на прозвучавшие в одном из выступлений Си Цзиньпина слова о том, что ему с Джо Байденом предстоит определить, как мир теперь будет жить. Он, конечно, высказывался также и в том духе, что договорился с Байденом, что конкуренция между их странами будет честной, что никто не будет давить друг на друга. Но все-таки самая главная вещь из того, что сказал китайский лидер, это именно то, что именно они с Байденом будут определять теперь порядок вещей в мире.

Китай, ко всему прочему, несколько смягчил свою воинственную позицию в отношении Тайваня. Однако еще важнее то, что Китай подтвердил, что он отказывается от противопоставления себя и конкретно США, и вообще всему миру.

Тут еще можно вспомнить, что Си Цзиньпин и президент Франции Эммануэль Макрон на своей встрече говорили об экономическом сотрудничестве Китая с Францией и со всем Европейским союзом, о том, что ничто не мешает такому сотрудничеству, что можно отказаться от риторики противостояния. Все это означает, что в глобальной политике произошел определенный сдвиг.

Москва явно рассчитывала, что конфликтность установок Китая и Запада усилится, а Китай показал, что он ни в коем случае не собирается прерывать свое сотрудничество с Западом. Это самый важный результат G20, и этот результат для России тоже явно не самый приятный.

– Владимир Зеленский вчера заявил, что все вопросы, касающиеся переговоров об окончании войны в Украине, должны выноситься в публичную плоскость. Он рассказал прессе, что получал определенные сигналы от лидеров других стран по поводу возможных переговоров с РФ. Насколько активно вообще сейчас действует в мире подковерная дипломатия, которая пытается создать какую-то среду для переговоров о перемирии, всегда ли там есть кто-то от Украины, кто может высказать позицию Киева, или по-прежнему среди западных политиков нет дефицита в тех, кто хочет решать судьбу войны и судьбы Украины без участия Украины?

– К большому сожалению, дефицита в таких западных политиках, по всей вероятности, действительно не наблюдается. Таких политиков хватает и они и не думают заканчиваться. В западных обществах наблюдается нечто вроде усталости от войны, и есть политики, которые очень чувствительны к таким настроениям. К этому добавляются проблемы, связанные с энергетическим кризисом, и совершенно ясно, что Путин пытается на всем этом играть.

Многие западные политики хотели бы вернуть такое статус-кво, при котором война так негативно не влияет на общее экономическое благосостояние людей. Именно эти люди являются потенциальными избирателями этих политиков, так что соответствующее поведение этих политиков совершенно понятно.

Но при этом мы не должны забывать, что классика дипломатии — это всегда переговоры кулуарного типа. А тут президент Зеленский сделал такой ход, который был неожиданным. Мне кажется, что это, с точки зрения большой политики, был гениальный ход. Конечно, для начала он сказал, что если война ведется в открытую, то и говорить о ней следует не кулуарно. Но суть, честно говоря, не в этом.

Повторюсь, суть дипломатии – это кулуарность переговоров. Сначала ведется кулуарное зондирование, потом начинаются сами официальные переговоры, но без постоянного отчета о том, о чем на них говорится, и лишь потом стороны выходят на публику с конкретной договоренностью. Так, кстати, происходило и в случае начатой Россией в 2014 году войны.

Однако Зеленский, выступая по видеосвязи на саммите G20, где ему позволили говорить вместо положенных трех минут целых двадцать, рассказал о своем плане из десяти пунктов. И одна из самых важных вещей, что он сказал, это то, что он не хочет Минска-3.

Минск-1 и Минск-2 – это были форматы, в которых Украина, конечно, участвовала, но она не имела там решающего голоса, и, по сути, судьбу Украины там решала небольшая группа людей из других стран. Зеленский сказал, что он не собирается вновь допустить такую ситуацию. И это совершенно правильно.

Ко всему прочему, это помогает Киеву отфутболивать все те предложения, все то давление, с которым наседают на Украину вот эти сторонники «мира любой ценой». Наверняка это давление даже сильнее, чем мы себе представляем.

Смотрите передачу целиком в повторе!

Ключевые слова
Наверх