Сергей Ковальченко: русские в Эстонии привыкли доверять местным СМИ

rus.postimees.ee
Сергей Ковальченко: русские в Эстонии привыкли доверять местным СМИ
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 1

Как переориентировать русскоязычное население Эстонии на местные СМИ и могут ли российские СМИ в изгнании повлиять на ситуацию в своей стране? Об этом перед началом конференции «Могут ли свободные русские СМИ изменить Россию?» Rus.Postimees рассказал независимый журналист из Петербурга Сергей Ковальченко.

– Сергей, чего не хватает независимым русским медиа в ЕС, что бы быть успешными в борьбе за внимание русских, которые привыкли смотреть Российское ТВ и читать пропаганду Кремля в сети?

– Я думаю, что русским медиа не хватает местной повестки. Они ее практически не освещают, а местным людям всегда интересно то, что происходит у них, не только то, что происходит в Москве, Кремле и вообще в мире.

– Чем принципиально читатель русскоязычного СМИ в Эстонии отличается от читателя русскоязычного СМИ в России? Это разные люди или у них больше общего?

– Общее у них то, что они русские. Русские в Эстонии и русские в России совершенно разные. Здесь люди привыкли больше доверять СМИ, потому что они понимают, что СМИ свободные. Короткий пример – здесь совершенно отсутствуют местные телеграм каналы. А зачем – у нас есть СМИ, которым мы доверяем, которые мы читаем и там все более ли менее соответствует действительности. В России чуть по другому. Там в основном сейчас идет одна сплошная пропаганда и публикуется ровно то, что выгодно государству в данный конкретный момент.

– Можно сказать, что эстонские русскоговорящие в хорошем смысле более наивны, чем искушенные и уставшие от обилия медиа русские в России?

– Разумеется, потому что люди привыкли доверять. Самая главная проблема в России это отсутствие доверия. Здесь все таки доверие есть, и такое обилие СМИ даже для в общем такой небольшой страны как Эстония – их по моему больше сейчас, чем СМИ в Петербурге, в котором больше пяти миллионов.

– Тем не менее многие русские здесь, несмотря, что были выключены российские пропагандистские каналы, установили себе спутниковые антенны и продолжают это потреблять. Очевидно людям не очень интересно, что делают здесь на русском языке. Что ты думаешь, почему?

– Во-первых, люди травмированы 20 летним просмотром российских каналов. Российское ТВ с технологической точки зрения делается очень профессионально. Оно очень красиво, оно показывает массу дорогих сериалов и между ними огромные крапления пропагандистских программ, к которым люди привыкли. У них сложилась определенная точка зрения и они не хотят ее ломать. Это такая травма, которая пройдет вместе с тем поколением, когда оно пойдет по нисходящей своей. Пока с этим придется мириться, потому что когда в 20 лет все это пускали на самотек, то изменить это в один момент не получится.

– В этом смысле какова роль русскоязычных медиа в Эстонии сейчас? Есть ли надежда, что они могут помогать интеграции русских в Эстонии в современный европейский мир. Что бы люди не сидели в прошлом, а как то двигались в перед.

– Разумеется нужно развиваться, нужно развивать СМИ, потому что люди действительно интересуются. Они читают, они задают вопросы. Им стала интересна местная повестка чуть больше, чем это было раньше и я думаю это благотворно скажется на состоянии умов людей, когда они перестанут потреблять агрессивную пропаганду, они станут спокойней, они будут более взвешенно смотреть на мир и будут понимать, что мир не такой черно-белый, как им когда-то показывали.

– Чего нельзя делать? Есть ли здесь табу или журналистика она не может ориентироваться на какие-то запреты. Как не отпугнуть или как привлечь внимание? Есть ли понимание, как это делать?

– В чужой монастырь со своим уставом лесть – это последнее дело. Нужно мне, кажется, ориентироваться на привычки людей, которые здесь живут, потому что иначе это будет агрессия, это будет показывание людям, что вы все делали неправильно до этого. А мы вот пришли и все сделали правильно. Нужно действовать довольно деликатно. Не нужно ломать ничего – нужно строить.

–То есть терпеливо нужно подходить к снаряду?

–Да, совершенно верно. Терпеливо заряжать и стрелять точно в цель.

–Русский журналист вне России может быть реально полезен для нормализации ситуации в России. Он вообще может быть услышан там – от сюда.

–Ну а как же. Есть каналы, которе государство в силу своих каких то причин не может выключить. Это Телеграм, который является целым миром. У меня самого есть телеграм канал – 95 процентов подписчиков это россияне. Естественно я работая на российскую аудиторию, на аудиторию Санкт-Петербурга. И ни куда это не денется от того что я переместился в другую локацию. Ровном счетом ничего не поменялось - я держу руку на пульсе, я смотрю, я работаю для людей, которые меня читают. Мир изменился, изменились медиа, ты сам можешь быть медиа, тебе необязательно принадлежать какому-либо изданию. По этому конечно русские медиа за границей окажут свое влияние на людей безусловно.

– Текущий кризис в отношении России и остального мира, это на долго? Можно ли что-то об этом сказать осенью 22-года?

–Пока я думаю, что это на долго. Ориентируйтесь на 3-4 года вперед, потому что так быстро этот режим не закончится, а закончится он тогда, когда закончится нынешнее руководство РФ в силу разных причин. Могу сказать, что весь следующий год воюем, бюджет России сверстан, как военный бюджет, через год им хватит еще денег из Фонда народного благосостояния. Что будет дальше – не понятно. Мир пока не отключает Россию от мировой экономики, так что у них есть ресурсы и пока у них есть ресурсы – они будут воевать.

Ключевые слова
Наверх