Евгения Назарец: российским гражданам внушили мысль, что верить нельзя вообще никому

rus.postimees.ee
Евгения Назарец: российским гражданам внушили мысль, что верить нельзя вообще никому
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 2

Как СМИ доносить новости из России и при этом быть в изгнании, а также как бороться с кремлевской пропагандой. Об этом перед началом конференции «Могут ли свободные русские СМИ изменить Россию?» Rus.Postimees рассказала глава рижского офиса Радио «Свобода» Евгения Назарец.

«Свобода» вывезла многих своих российских сотрудников с начала войны. Это сильно ухудшило качество работы и понимание того, что происходит в России на местах?

Пока на понимание того, что происходит в России на местах это влияние не оказало, потому что мы по-прежнему имеем много контактов, поставщиков контента и людей, которые снимают для нас и видео, и пишут в самой России. Это породило некоторые сложности, которые мы здесь благодаря организаторам этой панели обсуждаем. Это организационные вещи, связанные с перевозкой людей, с эвакуацией, с визами.

Что говорят люди на местах? На сколько стало опаснее работать. Есть ли страх, который мешает качественной работе?

Я бы не назвала это страхом. Конечно, мы лишились многих корреспондентов, кто испытал именно страх. Чаще всего этот страх базировался на том, что они не одни в этой жизни – у них есть семьи, родственники и они несут за них ответственность. Те кто остался с нами работать, они периодически подвергаются угрозам. Последний случай, это когда наша съемочная группа делала опрос и один из тех, кому они задали вопрос, вызвал полицию. Просто потому что увидел на улице журналистов Радио «Свобода».

Насколько меньше вас читают в России сейчас и как выглядит ваша аудитория в странах Балтии?

В России мы знаем, что к нам часто заходят через VPN. Счет идет на сотни миллионов – наша аудитория в целом. Полагаем, что десятки миллионов остались в России. Эта статистика нуждается в уточнении, потому что люди не зря используют VPN – для того что бы их не нашли. Мы предполагаем, что для многих в России стало существенным опасением обращаться к сайтам и ресурсам Радио «Свобода», потому что репост, лайк или что-то в том роде возможно никак не проявляются в наших соцсетях. В Эстонии, Латвии и в Литве у нас аудитория всегда была, сейчас она сильно выросла за счет тех, кто сюда переехал.

Чем отличается работа с русскоязычной аудиторией России и в Балтии. Есть ли принципиальные различия?

Нет, мы такого различия сейчас не делаем – это я про Русскую службу Радио «Свобода» говорю. А корпорация планирует в Риге открывать Балтийский проект, который будет говорить и о местных реалиях. Их отправной точкой будет то, что местная аудитория, которая понимает по-русски, ведь это не только россияне, это также граждане этих стран, которые просто понимают по-русски, даже не используя его активно, что бы они могли лучше понимать, что такое Россия.

У вас есть ощущение, что люди в бывших республиках СССР менее искушены в плане критического подхода к информации – их проще обмануть.

Я бы не стала рассуждать на эту тему, потому что это вопрос к социологам, которые могут провести качественное интервью. Даже не вопрос «доверяете ли вы», а социологической глубокой работы. Я думаю, что мы не должны в своей работе это обобщение учитывать. Мы делаем качественную журналистику. Она адресована в равной мере и тем, кто находится в Латвии, Литве, Эстонии, и тем, кто находиться в каких-то других странах, включая Россию.

Что можете сказать тем русским, кто считает, что пропагандой занимаются вообще все медиа? Что «Свобода» это тоже пропаганда, только американская.

Дело в том, что это результат работы российской пропаганды. Как показывают работы публичной социологии, российским гражданам в первую очередь внесли мысль, что верить нельзя вообще никому. В связи с этим очень сложно с этим тезисом бороться, потому что это твое слово против другого, но нужно делать свою работу и когда-нибудь человек захочет принять какую-то точку зрения. В этот момент нужно быть готовым и сообщат ему ту информацию, которая соответствует действительности.

В чем на ваш взгляд сила пропаганду кремля? Сложно отрицать, что они делают это эффективно.

Во-первых, большой технологический ресурс. Большие зарплаты. По данным Headhunter, 10 лет назад еще холдинг «Россия Сегодня», был признан лучшим медийным работодателем. Это говорит о социальных пакетах и об уровне зарплат. То-есть они просто покупали качественных людей, владеющих медиа-технологиями. Эти люди переставали быть журналистами, потому что это уже не журналистика, тем не менее медийными технологиями они владели в совершенстве. Сейчас на самом деле человеку, владеющим этими технологиями, журналистикой заниматься негде в России.

Второе, что в принципе задача, которую они ставят, она универсальная и выполнима. Это достаточно легко говорить, что все врут и перегружать человека разной информацией. Когда вы говорите «ну мы не можем доказать, что это правда, но вы посмотрите», это тоже работает. Это работает на информационный перегруз человека. Он слишком много всего видит и окончательно понимает, что он не хочет с этим иметь дело.

Это лечится? Если да, то как быстро?

Во-первых, нужно выбить этот технологический ресурс из одних лап. Во вторых, в принципе достаточно серьезно провести работу по выполнению законодательства СМИ. Когда-то в России она было вполне нормально написано. Просто как это часто бывает в России – оно не исполняется. По содержанию, закон о СМИ в России вполне может работать и обеспечивать условия для работы нормальных медиа.

Ключевые слова
Наверх