Разработчик методики Наталья Китам: овладение эстонским языком не зависит от возраста

Наталья Китам
, психолингвист, основатель Multikey Online School
Разработчик методики Наталья Китам: овладение эстонским языком не зависит от возраста
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 4
Наталья Китам.
Наталья Китам. Фото: Konstantin Sednev
  • Мозг человека сохраняет способность к обучению на протяжении всей жизни
  • Взрослый человек может сознательно выходить из зоны комфорта с целью освоения языка
  • В принятой программе интеграции снова нет четко поставленных целей

Неужели возраст не важен? Важен, но дело не в прожитых годах, а в правильном подходе. Мы все без видимых усилий овладеваем своим родным языком. Но второй и третий языки, особенно если начинать их учить в зрелом возрасте, даются уже не так легко, а иной раз вообще не даются. «Поздно учиться, у меня нет времени, нет способностей», – так говорят многие. Но так ли это? Нейро– и психолингвистика доказывают, что это не так!

Давайте рассмотрим условия освоения ребенком родного языка. Все начинается с того, что младенец более года всего лишь слушает родную речь. Мама терпеливо и очень благожелательно ежедневно объясняет все, что происходит вокруг – открывает мир, дает названия предметам и действиям.

Родители радуются первым словам, лепету ребенка. Им даже в голову не придет наказывать или торопить его, устраивать экзамены и выставлять оценки. К пяти годам ребенок осваивает всю грамматическую базу. Лексический запас его невелик, но его хватает для общения, он понимает 80% того, что слышит, переспрашивает и благодаря этому совершенствуется. Ребенок познает мир и вместе с ним развивается его язык.

Три «но» взрослого мозга

Учеными доказано, что мозг человека сохраняет пластичность и способность к обучению на протяжении всей жизни. Не какие-то особые таланты, а именно соблюдение условий благоприятного обучения дают хороший результат. Изучение иностранного языка уже после двух месяцев меняет кору головного мозга функционально и даже морфологически, это доказывают психолингвисты, которые исследовали мозг с помощью МРТ.

То есть если взрослого человека погрузить в ситуацию детства, все получится само собой – он выучит язык и заговорит чисто? Есть как минимум три обстоятельства, которые не позволяют взрослому в совершенстве выучить новый язык в ситуации полного погружения.

Первое – «горе от ума». Взрослый уже имеет сложное и многогранное сознание, оно сформировано. Это «горе от ума» позволяет выключаться, годами находясь в другой языковой среде. Человек уходит в себя, не принимает, не впускает в себя другой язык. Особенно если кажется, что его навязывают или люди, говорящие на нем, не очень дружелюбны. И не важно, кажется это или на самом деле так.

Второе – перфекционизм, связанный с развитым сознанием. Взрослый хочет точно, быстро и без ошибок выразить свою мысль, быть равным собеседником для другого взрослого. И он будет искать возможности сделать это на языке, который он уже знает, или прибегнуть к помощи переводчика.

Третье – фонетическая глухота. Взрослый не слышит другой язык так, как слышат его носители, он воспринимает другой язык через призму своего. Лингвисты называют этот эффект «фонологическое сито». Взрослый не слышит правильно и произносит, как слышит, используя свой стереотип артикуляции. Таков источник акцента, иногда такого сильного, что человек быстро устает говорить – ломать себя, подстраиваться. А собеседнику трудно понять, поэтому легче завершить разговор или перейти на другой язык.

Рецепт успешного обучения

Прорыв в методике обучения взрослых лежит в плоскости решения проблем «горя от ума», перфекционизма и фонетической глухоты. Без этого мы получим большое количество людей, говорящих на примитивном и корявом эстонском, в том числе между собой. А повышение зарплаты учителям может привести в сферу преподавания языка еще больше людей с сомнительным багажом и компетенциями.

Далеко не каждый носитель языка умеет его преподавать, и далеко не все учителя эстонского, для которых он не родной, умеют на нем правильно говорить. А есть и такие, кто и не говорят и объяснить не могут, но числятся учителями, потому что хорошо вписались в систему. Увы, подобные жалобы совсем не редкость. Повышенный спрос приводит к дефициту и снижает качество предлагаемой услуги. В итоге быстро, галопом по учебнику, вставляем пропущенные слова и окончания, кое-как сдаем экзамен и забрасываем язык в пыльный угол.

Но вот приехали украинские беженцы и взялись чуть ли не с первого месяца за язык. Не жалуются, складывают слова в фразы – на радость себе и эстонцам. В чем же их исключительность? Почему им и методика, и учителя – все подошло, а русские жалуются и 30 лет не могут выучить, как здороваться? Компактное проживание русскоязычных в Ида-Вирумаа и в столице является причиной их «языкового комфорта». Если специально не предпринимать усилия для выхода из зоны комфорта, ничего не изменится. Причем не всегда попытки выйти из него будут венчаться успехом. Тяжелый акцент остается поводом, чтобы переключаться на любой другой язык. Мои молодые ученики говорят, что, когда их произношение улучшилось, они перестали говорить с эстонцами по-английски и на этой почве даже как-то больше сблизились.

Я уже писала, что в плане овладения государственным языком главная разница между украинскими беженцами и давно живущими в Эстонии русскими заключается в трех моментах. Во-первых, это стресс и осознанная необходимость решать проблему адаптации к новой стране. Во-вторых, уверенность в добродушии и принятии со стороны эстонцев. В-третьих, большая рассеянность по маленьким населенным пунктам, где украинцы оказываются в десятипроцентном меньшинстве. Эти факторы делали, делают и будут делать из человека любой национальности «лингвистически одаренного», который «впитывает язык буквально из воздуха».

От мифов к реальным целям

Теперь важно понять, что эти три объективных фактора по-разному переплетаются с тремя субъективными – «горем от ума», перфекционизмом и фонетической глухотой. Они могут компенсировать друг друга или усиливать. Национальность и возраст тут ни при чем. А вот решение хотя бы одной из названных проблем реально продвинет нас к цели.

Уже начавшая действовать новая программа интеграции содержит много красивых общих фраз, но в ней нет конкретной измеряемой цели. Она не предлагает улучшить знание эстонского языка на столько-то процентов и обучить эстонскому такое-то количество людей. К моему удивлению, большинство чиновников, работающих в этой области, впервые слышат об этом факте от меня и обещают перечитать документ. А пока у государства нет четкой измеряемой цели, нет и предмета для разговора о том, что необходимо сделать, какой должна быть методика, система и платформа для ее применения. Все, что будет сделано, будет победой. Это очень удобно. И это тоже зона комфорта, не покидая которую планируется потратить сотни миллионов евро.

Ключевые слова
Наверх