Большой обзор ⟩ Евросоюз укрепляет обороноспособность и помогает Украине победить в войне

Анастасия Тидо
, журналист
Евросоюз укрепляет обороноспособность и помогает Украине победить в войне
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
Силы быстрого реагирования Евросоюза включают в себя боевые группы. Северная боевая группа во время учений BALTOPS 22. 6 июня 2022 года.
Силы быстрого реагирования Евросоюза включают в себя боевые группы. Северная боевая группа во время учений BALTOPS 22. 6 июня 2022 года. Фото: JONATHAN NACKSTRAND/AFP

Война внесла серьезные изменения в оборонную политику Евросоюза и Эстонии. Сегодня эта политика реализуется на основе нескольких механизмов, которые призваны решать разные задачи. Два из них работают давно, еще два стали важнейшими новыми каналами сотрудничества начиная с февраля. Речь о двусторонних связях стран ЕС и о работе в формате «Рамштайн».

Главным механизмом коллективной обороны была и остается Организация Североатлантического договора, или НАТO. В этом плане особых изменений с началом войны не произошло, поскольку организация и создавалась для коллективной защиты в случае войны. Тем не менее в ближайшем будущем организации предстоит на основе анализа войны в Украине принять меры, которые позволят усилить ее боеспособность.

«Наша задача – быть как можно лучше подготовленными на случай возможного нападения России на страны Евросоюза и НАТО», – прояснил цели этой стратегии руководитель отдела по связям с НАТО и ЕС Министерства обороны Эстонии Мадис Ролль.

Европа, деньги и роботы

Более существенно изменилось сотрудничество сфере обороны на уровне ЕС. Оно организовано так, чтобы избежать дублирования механизмов ЕС и НАТО. Мадис Ролль говорит, что для Европы крайне важна трансатлантическая связь, то есть присутствие в Европе военных США. «Мы нашли удачное сочетание, при котором Евросоюз не пытается дублировать возможности НАТО, а лишь дополняет их. Есть много разных тем, которыми занимается именно Евросоюз. В первую очередь это развитие собственной обороны стран-членов ЕС. Крупнейшая зона ответственности – работа европейской оборонной промышленности и ее финансирование», – пояснил чиновник.

Мадис Ролль.
Мадис Ролль. Фото: личный архив

Этой задачей занимаются несколько структур, среди которых основными являются Европейское агентство обороны (European Defense Agency, EDA) и Европейский фонд обороны (European Defense Fund, EDF). Агентство управляет фондом, координируя финансирование проектов в оборонной промышленности.

Текущий бюджет фонда до 2027 года предусмотрен в размере восьми миллиардов евро. Деньги из фонда направляются в научно-технические проекты в оборонной сфере и производстве систем вооружений. «Для нас это особенно важный механизм, – пояснил Мадис Ролль. – У Эстонии нет таких финансовых возможностей, как у больших стран, чтобы поддерживать эту сферу за счет бюджета, зато мы можем получать это финансирование через европейские проекты». Если эстонский производитель хочет получить деньги из EDF, он подает свой проект и заявку. Минобороны может со своей стороны поддержать проект предприятия, поскольку эстонское государство заинтересовано в развитии оборонной промышленности не меньше самих собственников компаний. EDA рассматривает заявку и выносит решение, выделять ли деньги и сколько. На решение влияет, в первую очередь, потребность в том или ином виде вооружений и оборудования. У Эстонии сейчас в процессе реализации 27 различных проектов, которые финансируются за счет средств EDF. Они касаются роботов, устройств для мониторинга, радаров, искусственного интеллекта.

Механизм «Рамштайна»

Министр обороны Украины Алексей Резников 19 июля заявил на встрече Атлантического совета, что «Рамштайн» дефакто является прототипом нового механизма, с помощью которого демократический мир отвечает на вызовы. По его словам, «неверно воспринимать «Рамштайн» только как ежемесячную встречу, на которой страны передают оружие Украине. Это видимая часть большого процесса, который либо увенчается успехом, либо нет. Оценить пока сложно. Но даже внешне этот процесс является большой победой».

Сейчас оборонные проекты, напрямую связанные с Украиной, идут по нескольким каналам. Большая часть помощи поступает в так называемом формате «Рамштайн», то есть Совещаний контактной группы по обороне Украины (Ukraine Defense Contact Group, UDCG). Группа впервые была созвана по инициативе министра обороны США Ллойда Остина. Представители 40 стран встретили на военной базе США в Рамштайне (земля Рейнланд-Пфальц, Германия).

В эту группу сегодня входит более 50 стран, в том числе не входящих ни в ЕС, ни в НАТО: Австралия, Южная Корея, Япония, Израиль, Катар. По словам Рихо Терраса, формат «Рамштайна» необходим, чтобы страны-единомышленники могли быстро принимать решения о помощи Украине – без институциональных ограничений и обязательного поиска консенсуса. Это классический пример так называемой «коалиции всех желающих». Он пояснил, что ни в одной стране ЕС нет правовых ограничений или препятствий для участия в подобных коалициях.

Украина – страна, продолжающая находиться в состоянии войны, а методы вооружения и снабжения подразделений стремительно развиваются. «Поскольку боеспособность Украины во многом зависит от западных вооружений, то сегодня самое главное, чтобы поставки вооружений, особенно тех, которые воздействуют на большом расстоянии, были устойчивыми», – считает Рихо Террас. Встреч в формате UDCG было уже семь, вернее, седьмая открылась 16 ноября. Она проходит в формате онлайн. Первая подобная встреча состоялась 26 апреля, вторая была организована 23 мая, третья – 15 июня, четвертая – 20 июля, пятая – 8 сентября, а шестая – 12 октября. Пока война идет, это мероприятие будет частым.

Все для поддержки Украины

После начала полномасштабной войны в Европе 24 февраля 2022 года новым важным аспектом деятельности европейской обороны стала помощь Украине. Объяснение этому простое: прямо сейчас эта страна уничтожает военный потенциал и армию Российской Федерации. Помогая украинцам, страны Европейского союза решают свои стратегические задачи. Министр иностранных дел Эстонии Урмас Рейнсалу представил недавно правительству программу действий по оказанию Украине всесторонней помощи. Он пояснил, что Украина нуждается в долгосрочной поддержке в аспекте противостояния России и интеграции в евроатлантические структуры, так как прямо сейчас борется за европейскую безопасность.

Урмас Рейнсалу.
Урмас Рейнсалу. Фото: Madis Veltman/Postimees/Scanpix Baltics

В октябре Европейский союз обязался координировать обучение украинских военнослужащих в рамках программы EUMAM Ukraine, то есть украинской учебной миссии. Мандат этой миссии рассчитан на два года, и на эти цели выделено более 100 миллионов евро. Большая часть обучения будет проходить в учебных центрах в Польше, но участвуют в программе и другие страны ЕС. По словам Мадиса Ролля, Евросоюз как единая организация не может прямо предоставлять летальное оружие Украине, поэтому большая часть помощи предоставляется на уровне двусторонних отношений стран ЕС и Украины. Было решено, что Евросоюз компенсирует таким государствам снижение их собственной обороноспособности, то есть выделит деньги на покупку новых вооружений. Учитывая, что определенные виды вооружений и боекомплект нужно время от времени обновлять и они не могут храниться бесконечно долго, Эстония не только помогла вовремя Украине, но и сможет заменить свое оружие на более новое.

В ближайшее время будет решаться вопрос, как государство, которое предоставило Украине оружие из своих резервов, сможет на полученные от Евросоюза деньги быстро заказать новое напрямую у производителей. Сколько чего было предоставлено – эта информация доступна лишь частично. Многие министерства обороны, включая украинское, не склонны обнародовать эту информацию. По словам Мадиса Ролля, Украине помогли тем или иным оборудованием и снаряжением все страны-члены ЕС, хотя речь идет о разных объемах.

ОСОБЫЙ ВОПРОС: Венгрия заняла в войне нейтральную позицию в духе «все не так однозначно». Мешает ли позиция венгерских властей сотрудничеству ЕС и Украины в сфере обороны? Случалось ли Венгрии препятствовать оказанию военной помощи?

Рихо Террас: «Военная помощь предоставляется конкретными странами, и Венгрия не имеет прямого способа предотвратить это. Однако Венгрия препятствует доставке помощи Украине через свою территорию, что крайне цинично и неоправданно. Венгерская власть – очень наглядный пример того, что коридоры власти нужно время от времени проветривать, а то избыток власти «бьет в голову».

ОСОБЫЙ ВОПРОС: Ходят слухи, якобы политики Израиля просили не поставлять Украине ракетные системы, подобные HIMARS, чтобы те не попали в руки иранцев. В СМИ много спекуляций на эту тему. Насколько оправданны эти опасения?

Рихо Террас: «Не думаю, чтобы украинцы позволили HIMARS попасть в руки иранцев. Дальность действия систем HIMARS достаточно велика. Если любой противник подберется настолько близко, чтобы попасть в зону поражения этой системы, украинцы его просто уничтожат».

Система залпового огня HIMARS перемещается на колесном шасси.
Система залпового огня HIMARS перемещается на колесном шасси. Фото: Roman Koksarov/AP

Лучше платить деньги, чем отдавать жизнь

В Минобороны Украины признают, что предоставленная военно-техническая помощь очень серьезна и по качеству, и по объемам. Далеко не все европейские армии имеют тот арсенал, который украинцы уже получили и продолжают получать. Однако оружие, которое поставляют страны ЕС, США и Великобритания, нуждается в боеприпасах, обслуживании и ремонте.

Для его использования нужно постоянно обучать украинских военных. Не противоречит ли законодательство ЕС в его нынешнем виде текущим поставкам таких технологий в страны, не входящие в ЕС и в НАТО? Член Европарламента генерал Рихо Террас пояснил, что государства-члены ЕС приняли политическое решение дать Украине перспективу вступления в ЕС. Было бы очень странно, если бы эту точку зрения нельзя было отстаивать и в плоскости военного сотрудничества.

«Я не вижу в этом проблемы, – комментирует Террас. – Изменение оборонной политики ЕС – это более широкий вопрос, наиболее важным аспектом которого является то, что государства-члены ЕС должны обеспечить адекватный уровень финансирования национальной обороны. Никакая способность не может появиться и сохраниться без соответствующих инвестиций».

Рихо Террас.
Рихо Террас. Фото: Madis Veltman/Postimees/Scanpix Baltics

Но тут возникает вопрос, как усиление Украины влияет на бюджеты стран ЕС и Евросоюза и можно ли сказать, что мы спасаем Украину за счет европейских налогоплательщиков? По словам Терраса, такой подход ЕС к войне оправдан. «Стратегическая цель России – крах всей архитектуры европейской безопасности, и для достижения этой цели Путин сегодня ведет войну в Украине. Если европейцам их образ жизни дорог, то за его защиту нужно платить. Легче платить деньгами, чем человеческими жизнями. А украинцы платят своими жизнями и делают это в том числе за нас и от нашего имени». По мнению Терраса, это, конечно, понятнее жителям стран, граничащих с Россией, но другие страны Европы тоже это постепенно осознают.

Общая политика безопасности и обороны ЕС

• 2009, 1 декабря – вступил в силу Лиссабонский договор, оставивший неизменным принцип общей политики безопасности Европейского союза, согласно которому безопасность каждого государства-члена ЕС входит в сферу коллективной ответственности всего сообщества.

• 2010 – объявление одним из приоритетов развитие сил быстрого реагирования Европейского союза, включая боевые группы (EU Battle Groups). Это подразделения быстрого реагирования численностью около 1500 человек, действующие по запросу ООН и выполняющие задачи по урегулированию кризисов. Они должны реагировать на запрос в течение 15 дней и участвовать в операциях продолжительностью до 120 дней. Большинство боевых групп являются многонациональными. Помимо государств-членов ЕС в них участвуют Турция, Норвегия, Хорватия и Северная Македония.

• Ведущей страной Северной боевой группы (Nordic Battlegroup) является Швеция. Эстония участвует в группе с момента ее создания. Другими участниками являются Финляндия, Норвегия, Ирландия, Латвия и Литва.

• 2014 – создание принципов политики киберзащиты Европейского союза, «дорожных карт» для крупных проектов (киберзащита, беспилотные авиационные системы и спутниковая связь), оговорены рамки долгосрочной политики сотрудничества в области обороны, разработаны меры по повышению конкурентоспособности малых и средних предприятий оборонно-промышленного комплекса, финансированию научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ двойного назначения.

ОСОБЫЙ ВОПРОС: После взрывов трубопровода «Северный поток», стало понятно, что любая критическая инфраструктура Европы находится под ударом. Также РФ активно использует в войне против Украины беспилотники, которые могут преодолевать многие сотни километров. Российские ракеты иногда случайно падают на территорию других стран, например, Молдовы. Что делает Евросоюз для обеспечения безопасности стратегических объектов?

Рихо Террас: «Безусловно, спецслужбы и силы обороны стран-членов ЕС и НАТО все больше вынуждены обращать внимание на то, что происходит вокруг энергетических объектов, будь то трубопроводы или станции. Саботаж – это привычная часть рабочих инструментов и КГБ, и ФСБ. Сегодня, когда путинский режим прижали к стенке, снижая потребление российского газа, одним из методов противостояния Кремля станет именно саботаж. Как бороться с беспилотниками и организовать защиту критической инфраструктуры – это важнейший вопрос сегодня. В будущем большое значение будет придаваться различным противоракетным системам. Война в Украине каждый день учит нас чему-то новому. В том числе тому, как бороться с беспилотниками, ракетами и так далее».

Разбор завалов после удара дронов.
Разбор завалов после удара дронов. Фото: STRINGER/REUTERS

Материал опубликован в сотрудничестве с представительством Европейской комиссии в Эстонии. 

Ключевые слова
Наверх