Мнение ⟩ Чем опасен прагматизм Европы в отношении Китая?

Айверсон Нг
, колумнист
Чем опасен прагматизм Европы в отношении Китая?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 1
Флаги Китая и Евросоюза.
Флаги Китая и Евросоюза. Фото: Varavin88/Shutterstock

Европейский союз недавно принял восьмой пакет санкций против России. В ответ на официальную аннексию четырех украинских областей (Херсонской, Запорожской, Донецкой и Луганской) последние санкции ЕС направлены против российского импорта на сумму семь миллиардов евро и военно-промышленного комплекса Кремля, а также товаров и оборудования, необходимых российской армии, пишет колумнист Айверсон Нг.

Логика санкций состоит в том, что ЕС постепенно увеличивает издержки неспровоцированного и несправедливого вторжения России в Украину, тем самым затрудняя достижение агрессором его целей. Вопрос о роли Китая во вторжении обсуждается мало, хотя он неоднократно поднимался в различных дискуссионных кругах Варшавского форума безопасности, где присутствовали военачальники, высокопоставленные чиновники и эксперты.

Озабоченность вызвал тот факт, что некоторые из приглашенных докладчиков сочли, что было бы прагматически оправданно сотрудничать с Китаем в первую очередь в области возобновляемых источников энергии. Звучали также призывы «предпочесть прагматический подход идеологическому», потому что для поиска общего решения глобальных проблем необходимо всемирное сотрудничество.

Когда речь заходит о роли Китая в продолжающейся войне в Украине, многие указывают на тот факт, что Китай не полностью поддержал Россию и что было бы неразумным отвергать Китай в то время, когда мир нуждается в единстве, чтобы противостоять России. Любой призыв отмежеваться от Китая считается «идеологическим».

Утверждается, что не стоит помещать Китай в одну категорию с Россией, что не стоит демонстрировать предвзятость. Хотя Китай как ближайший партнер России однозначно продемонстрировал, что не чужд процессу принятия решений по агрессии против Украины. Четвертого февраля, то есть за 20 дней до российского вторжения, состоялась встреча председателя КНР Си Цзиньпина и президента России Владимира Путина. В конце встречи обе диктатуры объявили о дружбе «без границ». У остального мира сложилось объяснимое впечатление, что Путин получил от Си карт-бланш на любые действия.

Насущным для Европы является вопрос о диверсификации поставок энергоносителей из других стран, а также о наличии партнеров-единомышленников, которые разделяли бы с ней озабоченность глобальным изменением климата.

Прагматичным кажется, в частности, более тесное сотрудничество с Китаем в области солнечной энергетики как одного из видов возобновляемой энергии. Это связывается с тем, что со своей 80-процентной долей на мировом рынке Китай занимает доминирующее положение в цепочке поставок солнечной энергии. На долю Китая приходится пятая часть мирового валового внутреннего продукта (ВВП), но Китай же и несет ответственность за одну треть мировых выбросов!

Понятно, почему возникает устойчивая иллюзия, что демократический мир должен пытаться взаимодействовать с этой страной в вопросах энергоснабжения и в конечном счете войны в Украине. Однако представление, что с Китаем следует вести себя «прагматично», есть следствие неопытности и источник потенциальных проблем.

Несмотря на кажущееся очевидным противопоставление «идеологии» и «прагматики», истинно прагматический подход означает отдаление от Китая. Это необходимо, чтобы отрезать Россию от любой поддержки с его стороны.

Например, после аннексии Крыма в 2014 году товарооборот между Китаем и Россией увеличился на 50 процентов. Только в 2021 году этот показатель вырос еще более чем на треть по сравнению с 2020 годом и достиг рекордных 146,9 миллиарда долларов. Среди поставщиков нефти в Китай Россия занимает второе место с долей в 15,5 процента. Хотя Россия как третий по величине поставщик газа покрывает «всего лишь» пять процентов китайского спроса, Россия подписала 30-летний контракт на поставку газа в Китай по новому трубопроводу.

На самом деле нельзя даже помышлять об импорте китайского газа на европейский энергетический рынок, потому что это работает противоположно санкциям, введенным ЕС в отношении России. Рынок СПГ хорошо интегрирован, поэтому импорт китайского газа фактически будет означать реимпорт российского газа в Европу через Китай. Сотрудничество с Китаем по любому вопросу контр продуктивно: эта страна не соблюдает международные обязательства, в том числе Объединенную китайско-британскую декларацию, которая была призвана обеспечить функционирование автономной системы Гонконга и работу международных финансовых институтов в регионе.

И самое главное. Недавние встречи Си с Путиным показали, что Кремль становится все более зависимым от Пекина. Поэтому если ЕС стремится экономически ослабить Россию и увеличить ее убытки в ответ на продолжающееся вторжение в Украину, следует предельно ограничить сотрудничество с Пекином. Нужно, чтобы самый могущественный партнер России окончательно в ней разочаровался.

Ключевые слова
Наверх