Начать «русскую войну» и наказать предателей: кто такие российские патриотические военкоры

Иван Скрябин
, журналист
Начать «русскую войну» и наказать предателей: кто такие российские патриотические военкоры
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 8
Президент РФ Владимир Путин награждал военкора Евгения Поддубного орденами задолго до войны. Кремль, 2017 год.
Президент РФ Владимир Путин награждал военкора Евгения Поддубного орденами задолго до войны. Кремль, 2017 год. Фото: SCANPIX

Российский телезритель, даже попытавшись убежать от пропаганды на ТВ, тут же попадает под обстрел якобы независимых военных корреспондентов. Чаще всего это сотрудники тех же медиа, прогоняющие удобную государству информацию через каналы в соцсетях, чтобы охватить своей «правдой» молодежь.

Rus.Postimees попытался понять, чем люди с надписью «пресса» на груди и автоматом в руках отличаются от своих иностранных коллег и что ждет российских корреспондентов после войны.

Военкоры-пропагандисты

Фото: Коллаж

Информацию о войне в Украине россияне, считающие себя продвинутыми пользователями интернета, получают из Telegram-каналов так называемых военных корреспондентов. Топ-10 российских военкоров суммарно читают четыре миллиона человек, и число подписчиков этих глашатаев войны постоянно растет. Еще летом читателей было на миллион меньше, чем сегодня. Каждый военкор, официально работая в государственных СМИ, дословно вторит основной работе в своем YouTube- или Telegram-канале.

Самым читаемым в рунете является 56-летний Александр Сладков (на фото). У военкора телеканала «Россия» (ВГТРК) 1,33 миллиона собственных подписчиков. Сладков – потомственный кадровый военный из Москвы. В конце 1980-х служил в Сибири, Средней Азии и, к слову, в Украине. Работал во всех горячих точках Евразии и освещал все войны путинской России, всегда оказываясь в числе первых. Был ранен. Награжден несколькими орденами и премиями ФСБ. В своем Telegram-канале регулярно публикует эксклюзивные данные и видео от Минобороны РФ. Известен как автор пропагандистских фильмов. «Мы не гуманитарщики, мы репортеры», – говорит он сам о себе.

Ему в спину дышит военкор телеканалов ВГТРК 39-летний Евгений Пoддубный. У него 932 тысячи подписчиков. В качестве военкора телевидения правительства Москвы десять лет работал в Сирии, Афганистане, других арабских и восточных странах, в Грузии. На ВГТРК ушел в 2011 году, а в 2018 году стал доверенным лицом Путина на президентских выборах. В 2014 году Поддубный работал в Украине сначала в Киеве, потом в Донбассе. Сейчас находится под санкциями Великобритании и гордится этим. «Значит, российский журналист работает на благо своей родины», – считает он.

Сахалинец Александр Коц в 44 года имеет 688 тысяч подписчиков в соцсетях, с 1999 года он работает военкором «Комсомольской правды». Это издание контролируется Сергеем Рудновым, сыном покойного друга Путина. Коц освещал все вооруженные конфликты в Европе, на Ближнем Востоке, в Азии. Работал в Сирии и Венесуэле. Был контужен во время теракта в Грозном в 2004 году, когда был убит президент Чечни Ахмат Кадыров. В 2006 году поднял флаг России на здании санатория Минобороны Украины в Евпатории. Был ранен во время Грузинской войны 2008 года. Находился в плену в Ливии во время «арабской весны». С 2013 года работал в Украине, где объявлен пособником террористов. Он первым начал утверждать, что резня в Буче – это фейк. «Если ситуация стабилизируется, мы все флаги вернем на место», – утверждал Коц, лично снимая флаги в Херсоне 9 ноября 2022 года.

Из военкоров, которые также на слуху, можно вспомнить Юрия Котенка (434 тысячи подписчиков). Он регулярно тиражирует реплики руководителей неподконтрольных Минобороны РФ частных армий Пригожина и Кадырова и священников, оправдывающих войну. «Надо заканчивать разговоры про многонациональный народ. Начинать русскую, Отечественную войну, вводить идеологию. Надо перестать бояться слова "русский", пора наказать предателей», – заявил Котенок после побега России из Херсона.

Дмитрий Стешин периодически призывает своих 185 тысяч подписчиков скидываться на оружие. Он известен дружбой с неонацистами Москвы из организации «БОРН», которые в 2009 году расстреляли журналистку «Новой газеты» Анастасию Бабурову и адвоката Станислава Маркелова. Убийца скрывался как раз в квартире Стешина. Именно он помог неонацистам купить оружие.

Портреты других топовых военкоров схожи друг с другом: или дети военных, или выходцы из глубинки. Каждый регулярно репостит сообщения коллег. Почти все «топят» за полулегальные ЧВК.

Поддержка сверху

«Есть свидетельства того, что личные каналы военкоров финансируются и продвигаются российскими официальными структурами. Есть масса примеров, когда одно и то же сообщение буквально копируется дословно сразу на многих Telegram-каналах, которые позиционируют себя как якобы независимые, – говорит украинский тележурналист, писатель, военный корреспондент Андрей Цаплиенко (249 тысяч подписчиков в Telegram). – А в Украине большинство корреспондентов – и военных, и телевизионных, и пишущих, и каких угодно – являются сотрудниками независимых структур».

Процесс подготовки к войне с Украиной Россия начинала именно с установления контроля над независимыми медиа, уверен Цаплиенко: «На самом деле медиа – это основное оружие, которым владел и владеет Кремль. В 2022 году стало очевидно, зачем они вкладывали миллиарды долларов именно в информационную индустрию». Именно поэтому российский корреспондент, считает украинский военкор, является солдатом информационной войны.

«Эти люди, возможно, получают высокие зарплаты, но они не вольны в принятии решений. Все основные решения принимаются в редакции и по этой пищевой цепочке спускаются вниз, к военкору. У нас военкор, находясь на своем рабочем месте в горячей точке, сам предлагает истории своей редакции», – поясняет разницу журналист украинского телеканала «1+1».

Вход – рубль, выход – два

Цаплиенко рассказывает, что до войны он с российскими коллегами-военкорами объездил много горячих точек, с некоторыми общался достаточно плотно. «То, во что они превратились сейчас, для меня стало неприятным сюрпризом, – констатирует военкор. – Я сомневаюсь, что это идейность. Они же не слепые. Они же умные люди. Находясь на оккупированной территории Украины, они прекрасно знают ситуацию. Сами общаются с украинцами. Но когда человек попадает в криминальную структуру, он себе говорит: "Сделаю такое маленькое преступление, но потом вернусь к нормальной жизни". А вернуться уже не получается, потому что ты уже замазан либо кровью, либо враньем, либо другим преступлением». Цаплиенко в этой связи вспоминает известную поговорку: «Вход – рубль. Выход – два».

Андрей Цаплиенко.
Андрей Цаплиенко. Фото: личный архив

При этом, говорит Цаплиенко, есть российские коллеги, которые не захотели быть в системе вранья и дистанцировались от этой ситуации. «Они просто выехали из России и работают в других местах, – рассказал журналист из Киева, не называя имен. – Я общаюсь со своими друзьями, которых я бесконечно уважаю за их честную позицию, и сейчас они говорят: "Мы себя чувствуем в России просто как в кольце врагов… Рядом нет ни одного человека, с которым можно было бы поделиться тем, что мы думаем"».

С некоторыми Цаплиенко работал вместе еще в Афганистане, пересекались и в других горячих точках, в том числе в Югославии. «Но уже в Сирии я встречал тех, кто сейчас работает с российской стороны на территории Украины. Тех, кому при встрече я скажу все, что я о них думаю», – говорит журналист.

Военные преступники

Российские пропагандисты, уверен Цаплиенко, однозначно являются военными преступниками. «Им была поставлена задача дегуманизировать украинцев. Объяснить российскому народу, что украинское государство нужно уничтожить, разобрать на части, и тем самым мотивировать миллионы россиян на участие в войне против соседней страны, – говорит он. – Я не знаю, все ли эти люди сядут на скамью подсудимых, но я думаю, мы с вами будем свидетелями нескольких процессов над так называемыми военными журналистами РФ. Ведь рукописи не горят. Все задокументировано. И украинскими властями, и международными организациями, которые изучают факты причастности пропагандистов РФ к военным преступлениям на территории Украины. Поэтому однажды это произойдет, и значительно раньше, чем мы с вами думаем».

Андрей Цаплиенко говорит, что с украинской стороны очень многие корреспонденты тоже ушли из профессии, но по другой причине – на фронт. «Пятеро журналистов, которых я знал лично очень близко, погибли на этой войне… Некоторые под артиллерийским огнем. Некоторые были расстреляны. Макса Левина расстреляли, – приводит пример собеседник Rus.Postimees. – И ты понимаешь, что в такой ситуации ты больше, чем журналист. Ты должен помочь своей стране выжить. Как бы пафосно это ни звучало, мы понимаем, что если мы проиграем эту войну, у нас не будет ни страны, ни культуры. У нас просто нет обратного хода».

Топ-10 российских военкоров по аудитории в Telegram

Количество подписчиков

• Александр Сладков – 1,33 миллиона

• Евгений Поддубный – 932 тысячи

• Александр Коц – 688 тысяч

• Юрий Котенок – 434 тысячи

• Дмитрий Стешин – 185 тысяч

• Андрей Филатов – 135 тысяч

• Роман Сапоньков – 77,4 тысячи

• Надана Фридрихсон – 90,5 тысячи

• Аким Апачев – 71,4 тысячи

• Олег Блохин – 40,5 тысячи

Ключевые слова
Наверх