Как не стать жертвой шпиона? Особенности «рыбалки» в российской разведке

Анастасия Тидо
, журналист
Как не стать жертвой шпиона? Особенности «рыбалки» в российской разведке
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 6
Фото: Fotolavastus: Sander Ilvest

«Рыбалка» – это процесс сбора информации, который предшествует вербовке. Прежде, чем вербовать, сотрудник спецслужб должен найти ценный источник. Возможно, так действовал дипломат российского посольства в Таллинне Артем Ханеев, о деятельности которого сегодня написал Rus.Postimees.

Как нам пояснили в КаПо, многие сотрудники спецслужб работают под дипломатическим прикрытием. Если они «рыбачат» или вербуют слишком активно, случается, что их за это высылают из страны.

Если посмотреть на количество случаев высылки российских дипломатов с 2000 года, то складывается впечатление, что они постоянно делают что-то, противоречащее международному дипломатическому праву, в том числе шпионят. Высылка обычно происходит «зеркально»: как только одна страна высылает россиян, тут же Россия высылает столько же дипломатов этой страны.

Например, 20 января 2000 года Польша выслала 9 российских дипломатов. На следующий день Россия выслала 9 дипломатических работников Польши. 29 августа 2000 Эстония выслала двоих российских дипломатов, а 31 августа Россия выслала двоих эстонских. 20 марта 2004 года и 22 марта 2004 года произошло ровно то же самое: два российских дипломата уехали из Таллинна, два эстонских дипломата уехали из России.

По данным МИДа, только за последние пять лет Эстония выслала 16 российских дипломатов.

Как происходит «рыбалка», нам рассказал Андрес Анвельт, бывший директор центральной криминальной полиции. Мы обсудили с Анвельтом случай Андрея, который рассказал Rus.Postimees о странных вопросах российского дипломата. В частности, он спрашивал о работе государственных учреждений.

«Я очень хорошо помню, как в начале нулевых ко мне стал приезжать атташе посольства России. Я тогда был заместителем директора Центральной криминальной полиции. Он стал задавать практически такие же вопросы», – вспоминает Анвельт.

Андрес Анвельт когда-то на собственном опыте пережил попытку российского дипломата привлечь его к сотрудничеству как высокопоставленного чиновника.
Андрес Анвельт когда-то на собственном опыте пережил попытку российского дипломата привлечь его к сотрудничеству как высокопоставленного чиновника. Фото: Radar

По его словам, даже если в разговоре не обсуждается ничего особенно серьезного, есть только один правильный вариант – немедленно сообщить в Полицию безопасности. Причина в том, что история может потом начать «жить своей жизнью» и оправдываться будет трудно.

«Ты никогда не знаешь, как это потом будет выглядеть. Человек, который с вами беседует, вполне может записывать эти самые разговоры. – пояснил Анвельт. – Потом этого дипломата могут задержать и выслать из страны, иногда при этом в руки КаПо попадают и носители информации. Вероятно, записи ваших разговоров всплывут, так что, если вы сразу сообщили о контакте, это самый разумный подход».

Но не слишком ли серьезно будет так относиться к простому трепу за пивом, как это случилось с Андреем? Например, наш источник решил, что беспокоить полицию не с чем, но этот эпизод все равно его тревожил. Он не мог выбросить его из головы и выбрал в конце концов пойти к журналисту.

«Нет, в этом вопросе лучше переоценить опасность, чем недооценить, – пояснил бывший руководитель криминальной полиции. – В том-то и дело, что за дипломатической работой иногда скрывается самая простая деятельность спецслужбы. Она называется специальным термином «рыбалка»: разведчик пытается копнуть здесь, пытается там. Это определенно еще не вербовка, но может превратиться в вербовку, когда человек уже сказал что-то лишнее». По словам Анвельта, человека после того, как он проболтался, начинают запугивать и додавливать: «Слушай, ты же уже сказал мне вот это, мы уже все в деле».

«В моем случае того атташе, что ко мне ходил, очень быстро отправили обратно, потому что было видно, что работа дипломата не соответствует международным нормам для дипломатической службы. Когда атташе по культуре спрашивает о военных закупках, то это явный прокол – хоть святых выноси!» – рассказывает Анвельт.

Зачем тогда люди делают это так откровенно, не скрывая, что работают в посольстве? «Ну, это их работа, – пояснил наш собеседник. – Даже если кого-то за это вышлют, то для них ничего страшного. У них очень большое посольство, одно из самых крупных по штату в Эстонии».

Ключевые слова
Наверх