Госдума РФ приняла закон о запрете «гей-пропаганды». Чем он грозит и что запрещает?

BBC News Русская служба
Госдума РФ приняла закон о запрете «гей-пропаганды». Чем он грозит и что запрещает?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 1
BBC
Фото: Getty Images

В четверг российская Госдума приняла закон, полностью запрещающий «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений» среди людей всех возрастов, а не только среди несовершеннолетних, как это было в России до сих пор.

Больше всего законопроект критиковали в российской книжной индустрии, которая сильно пострадает от новых ограничений. Согласно закону, в России будут запрещены к продаже любые информационные продукты, содержащие в себе «пропаганду» ЛГБТ-тем. Однако четкого определения «гей-пропаганде» депутаты так и не дали.

Новые ограничения

Когда законопроект об «ЛГБТ-пропаганде» был внесен в Госдуму, он подразумевал главным образом ужесточение запретительных мер. Если с 2013 года в России действовал закон, запрещающий «гей-пропаганду» только среди несовершеннолетних, то новый закон призван был ограничить распространение информации об ЛГБТ-культуре среди всех возрастов.

Теперь же речь идет не только об «ЛГБТ-пропаганде», но и о «пропаганде смены пола и педофилии».

Основные запреты коснутся книжной и киноотраслей, СМИ и интернет-сайтов. Если в первом чтении в Госдуме обсуждался просто запрет «гей-пропаганды», то ко второму чтению в тексте законопроекта появился запрет на продажу в России товаров (и российских, и импортных), которые содержат «запрещенную информацию».

Роскомнадзор также получит возможность мониторить и блокировать ресурсы, на которых, по мнению ведомства, будет распространяться «ЛГБТ-пропаганда».

Ответственность за «распространение пропаганды» остается административной: штрафы до 200 тысяч рублей для физических лиц и до пяти миллионов для юрлиц. Штрафы за «пропаганду педофилии» будут более высокими: до 400 тысяч рублей и 10 миллионов рублей для физических и юридических лиц соответственно.

При этом в Госдуме отклонили поправку, которая вводила бы уголовную ответственность за неоднократное нарушение закона о «гей-пропаганде». Отклонили также и поправки о запрете компьютерных игр, содержащих «гей-пропаганду». Другая отклоненная поправка предлагала не распространять новые запреты на «общепринятые объекты культуры»: литературу, искусство, мифологию.

Проблемы широких формулировок будут решаться «в ручном режиме»

Критики законопроекта опасались, что он обернется полным запретом любой ЛГБТ-репрезентации в публичном пространстве: литературе, кино, СМИ и интернете.

Как и в законе 2013 года, четкого определения и критериев «гей-пропаганды» в новой законодательной инициативе не прописано. Один из авторов законопроекта депутат Александр Хинштейн не раз заявлял, что стремится наложить запрет не на «ЛГБТ как явление», а на «позитивное продвижение о том, что ЛГБТ – это нормально».

Но как определить, какая информация является позитивной, а какая нет – на это ответа в Госдуме не нашлось. Особенно этот вопрос взволновал российских книгоиздателей, которые не знают, что делать с нынешними и будущими тиражами книг. Более того, сам Хинштейн заявил, что многие ограничения вводились специально для «выявления» «гей-пропаганды» на книжном рынке.

Главы крупнейших российских издательств заявили РБК, что главная проблема нового закона – в «слишком общем характере формулировок». Из-за этого издатели опасаются, что под запрет может попасть вообще любая литература, где упоминается ЛГБТ-тематика: от научной литературы до романов Виктора Пелевина.

«Нам непонятно, если, например, в книге есть положительный герой-гей или исследуются гомосексуальные отношения среди животных и это никак не поощряется и не осуждается, будет ли это расценено как нарушение закона», – говорил РБК директор издательства «Альпина» Алексей Ильин.

Подобные вопросы представители книжной отрасли пытались задать Хинштейну на слушаниях в комитете Госдумы в понедельник, 21 ноября. Представители Российского книжного союза заявили о том, что формулировки закона «не конкретные», а что делать с имеющимися тиражами книг и как поступать с будущими рукописями – неизвестно.

Депутат Хинштейн еще раз заявил, что под запрет попадает только литература, которая выстраивает «положительный» образ ЛГБТ-сообщества. Также, по его мнению, «любому здравому человеку понятно», что в произведении «Лолита» Владимира Набокова не может быть пропаганды педофилии, потому что после прочтения никто, считает он, не захочет повторить судьбу героев этого романа.

Отвечая на вопрос книгоиздателей, он заявил, что логика закона, принятого в 2013 году, не меняется. «А как издатели сегодня понимают, какие книги подпадают под ограничения 18+?» – заявил Хинштейн. По его логике, если сегодня продукцию с ЛГБТ-тематикой можно выпускать с пометкой 18+, то после принятия законопроекта «гей-пропаганду» просто нельзя будет выпускать совсем, и проблем с критериями и формулировками запрета тут нет.

Вытекающая из этого проблема – кто и как будет оценивать произведения на предмет пропаганды. Будет «раздолье субъективных оценок», предположил в разговоре с Би-би-си эксперт книжного рынка Владимир Харитонов. Разбирательства будут проходить по известному образцу, предсказывает он, по которому уже сейчас ищут в книгах, например, экстремизм: прокуратура идет в суд, суд заказывает экспертизу, и на ее основании принимается решение. И если эксперт выполняет желания следствия, то у книгоиздателя нет шансов.

«Новый закон - это прямая и явная угроза практически остановки производства. Что будут делать книжные магазины? Нельзя же распространять товары с пропагандой. Но продавец не знает, содержит книга пропаганду или не содержит», – рассуждает Харитонов. Можно, конечно, работать как раньше и надеяться, что пронесет.

Мужчины держатся за руки.
Мужчины держатся за руки. Фото: Getty Images

Но наказания в законе очень серьезные, подчеркивает эксперт: «Если не пронесет, это остановка деятельности на 90 суток. Если магазин закроют на три месяца – это разорение магазина. При желании это прекрасный инструмент для чего угодно, хоть для вымогательства. Любой участковый это может сделать».

В среду ассоциация компаний интернет-торговли обратилась к Хинштейну с просьбой отложить принятие поправок. Там отметили, что законопроект предполагает кардинальное расширение обязанностей ретейла: «фактически, будет необходима экспертиза всего объема товаров, что, в свою очередь, потребует огромных затрат со стороны отрасли».

Проблема «широких» формулировок вызвала вопросы и у журналистов, даже у ведущей ВГТРК Ольги Скабеевой, известной своей радикальной риторикой.

«Как отличить "негативный образ" ЛГБТ от – не дай Бог – "позитивного"? За что именно штраф? [...] А в Катаре на ЧМ прямо сейчас из-за геев скандал? Можно рассказывать, а показывать? Или штраф?», – написала она в своем телеграм-канале.

Эти вопросы также обсуждались в понедельник в комитете Госдумы. Представитель Роскомнадзора заявил, что наличие или отсутствие «гей-пропаганды» в журналистских материалах будет зависеть от контекста. Хинштейн же добавил, что просто показ гей-парада не попадет под запрет, если будет сопровождаться разъяснениями и не будет вызывать у зрителей положительных эмоций.

«После вступления закона в силу все возникающие вопросы мы будем в ручном режиме отслеживать», – пообещал Хинштейн по итогам разговора с представителями отраслей.

Нравственные рубежи

Расширенный закон об «ЛГБТ-пропаганде» еще не был принят, но жертвы нового запрета уже появились. Минкульт заявил, что отзывает прокатные лицензии у фильмов с «ЛГБТ-пропагандой». В Новосибирске на детский спектакль «Принцесса и Людоед» пожаловались из-за того, что принцессу играет мужчина с усами. В результате 20 ноября показ пьесы отменили. Впрочем, в декабре спектакль должен состояться, указано на сайте театра.

В октябре 2022 года, когда законопроект уже вовсю обсуждали, издательство Эксмо выпустило роман Макса Фалька «Вдребезги». Это книга о любви двух юношей, и поэтому издательство предварительно провело лингвистическую экспертизу. В тех местах, где, по словам автора, описывалась «тяга героев друг к другу» и «их знакомство в собственной сексуальностью», оставили залитые черным строки. «Чтобы не скрывать факт цензуры, эти предложения закрашены черным маркером - они составили 3% от книги», – пишет издательство на своем сайте.

Против принятия нового закона активно выступали правозащитники и блогеры, работающие с квир-тематикой. По их мнению, закон в первую очередь направлен на то, чтобы сделать ЛГБТ-сообщество в России еще более невидимым и лишить возможности публичной репрезентации.

Многие активисты и блогеры призывали противников нового закона написать письма об этом в Госдуму и региональные парламенты, но депутаты иное мнение о законопроекте не услышали. Так, в Волгоградской облдуме только пожаловались на «спам-атаку» и «троллинг» со стороны активистов, но вынесли положительное решение о будущем запрете «пропаганды».

Соцопросы при этом не показывали, что население России вообще волнует эта тема. Согласно опросу ВЦИОМ, абсолютное большинство – 86% респондентов – заявили, что не сталкивались с «ЛГБТ-пропагандой». Количество же людей, которые с ней сталкивалось, с 2012 года выросло вдвое: с 6% до 13%. Несмотря на это, во время первого чтения в Госдуме спикер нижней палаты Вячеслав Володин обосновывал необходимость законопроекта именно запросом населения, говорил об увеличившейся вдвое статистике, но не упоминал реальных статистических данных этого опроса.

Более того, расширенный запрет на «ЛГБТ-пропаганду» видится в Думе как инструмент противостояния с Западом – об этом говорилось на рассмотрении законопроекта и в первом, и во втором чтении. Депутаты заявляли, что для того, чтобы успешно вести войну в Украине, нужно защищать и нравственные рубежи России - для чего якобы и был написан новый закон.

Уход в подполье

По-настоящему работать закон все равно не будет, считает Гуля Султанова, организаторка ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о Бок».

В СМИ репрезентация ЛГБТ-людей резко уменьшится, но в интернете появится что-то вроде подполья, предполагает Султанова: «Сейчас, к счастью, есть участки в информационном поле, которые неподцензурны государству, по крайней мере российскому. Как были блоги, подкасты, каналы, так и продолжат свое существование».

В конечном итоге ЛГБТ-люди станут более закрытыми, а их жизнь – еще более сложной.

«Мы не знаем, как часто этот закон будут применять, по отношению к кому и так далее. Но ясно, что люди будут меньше открываться, испытывать страх: не просто опасаться, что их не примут в конкретном сообществе, а бояться штрафов, заведения административных дел. ЛГБТ-семьи под двойным ударом, – говорит Султанова. – Но ЛГБТ все равно будут жить, будут любить, все равно у них будут дети. Никаким законом это уже не изменишь. И, как только режим в России сменится, все эти идиотские законы будут отменены».

Ключевые слова
Наверх