Меэлис Марипуу: судьбу Бронзового солдата должен решить министр обороны

Улла Лянтс
, журналист
Меэлис Марипуу: судьбу Бронзового солдата должен решить министр обороны
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 1

Список советских памятников теперь общедоступен, почему одни объекты попали в этот список, а другие нет, об этом Postimees в прямом эфире поговорил с историком Меэлисом Марипуу.

– На основании чего принималось решение, какие советские памятники оставить, а какие убрать из общественного пространства?

– Составление всего списка было довольно большой работой. Это длилось несколько месяцев и параллельно с оценкой объектов, уже находящихся в списке, мы добавляли новые памятники на основе поступающей информации.

В случае с уже готовым списком наша работа была довольно шаблонной, сначала мы оценивали, является ли предлагаемый объект местом захоронения, является ли это братской могилой и обозначением могилы, или это воздвигнутый в чисто идеологических целях памятник, который должен был установить тот нарратив истории, который хотела установить в Эстонии тогдашняя советская власть.

Если это было место идеологического культа и не было связи с историческими событиями с точки зрения эстонского народа, не было больших колебаний или сомнений по поводу того, какой могла бы быть наша рекомендация – этим объектам нет места в нашем нынешнем публичном пространстве.

– Разве мы до сих пор не знали, где именно находились эти памятники?

– В наших учреждениях не было такого точного списка. Многие из этих памятников были в реестре охраны наследия старины, но таких небольших памятников, находившихся в относительно удаленных местах и ​​не имевших в свое время такой идеологической значимости, в реестрах не было, поэтому людям пришлось потрудиться, чтобы их найти.

Помогло то, что такие реестры и списки были составлены в России. Люди, хранящие память о павших красноармейцах, сами собирали эту информацию, издавали о них книги, и этот материал нам очень помог. Эта работа еще не совсем закончена, после того, как список был обнародован, я также получил вчера ночью сообщения о двух объектах, которые есть и просто были забыты.

– В случае с памятником Маарьямяэ комиссия не приняла решения, почему?

– Я считаю разумным, что решение по Маарьямяэ не было принято. Формальная причина, по которой это решение не было принято, заключалась в том, что перед нашей рабочей группой не было поставлено такой задачи. Государственной канцелярией установлено, что мы не будем решать это сейчас. Причина, по которой это не следует решать поспешно и в относительно небольшом кругу людей, заключается в исторической подоплеке мемориала Маарьямяэ. Мы должны сначала разъяснить для себя, что это за место.

Для меня как для историка мемориал Маарьямяэ не является в первую очередь лучшим образцом ландшафтной архитектуры советских времен, каким он, возможно, может быть, но самое главное, что на самом деле это военное кладбище, где в советское время был построен мемориал. Мы не можем продолжать политику, которая проводилась в советское время, когда прежние, непригодные для нас кладбища ровняли с землей бульдозерами.

Мы должны с одинаковым достоинством относиться и к кладбищам Красной армии, и к кладбищам немецких воинов. Так что надо исходить из того, что речь идет о кладбище, а потом уже думать о том, как восстановить его достоинство. В случае с Маарьямяэ вопрос не в том, признаем ли мы это место советским памятником, а в том, что мы сделаем с этим советским памятником.

– Что касается Техумарди, комиссия решила, что он останется.

– В случае с памятником Техумарди не было никаких сомнений в том, что это ценный арт-объект с точки зрения истории искусства. Мы не должны начинать уничтожать историю искусства Эстонии только для того, чтобы уничтожить следы советской идеологии. Что можно сделать с этим местом, и с чем, насколько мне известно, согласились авторы этой работы, так это то, что тексты там могут быть изменены так, чтобы они не противоречили нашему пониманию нашей истории. Так что объект как таковой может спокойно продолжать существовать.

– Что будет с Бронзовым солдатом?

– Это также один из тех вопросов, которые нашей рабочей группе не нужно было решать. Поскольку он находится на Военном кладбище, решение должен принять министр обороны. Помимо Бронзового солдата, на Военном кладбище имеется целый ряд захоронений красноармейцев, а также фиктивные захоронения, что с ними дальше будет, должны решить в Министерстве обороны.

Ключевые слова
Наверх