Колонка журналиста ⟩ Министр стучит серпом и молотом в потолок «Эстонии», всему виной предвыборный зуд

Павел Соболев
, журналист
Министр стучит серпом и молотом в потолок «Эстонии», всему виной предвыборный зуд
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 2
Леа Данильсон-Ярг.
Леа Данильсон-Ярг. Фото: Mihkel Maripuu

14 ноября правительство направило в Рийгикогу законопроект, который возлагает на местные самоуправления обязанность за три месяца демонтировать на подведомственных территориях советские военные памятники и символику. Было также объявлено, что решение о том, какие конкретно символы будут считаться неуместными, решит комиссия, в которую войдет сразу несколько представителей правительства.

Но, по сути, этот законопроект ассоциируется лишь с одним человеком. Министр юстиции Леа Данильсон-Ярг («Отечество») еще в октябре громко анонсировала соответствующие планы, увязав уже не только самые провокационные, а вообще любые советские символы с военной агрессией РФ против Украины, поскольку обоснования для нее кремлевская пропаганда в большой степени черпает именно в советской идеологии.

Министр, представляя обществу свои амбиции по истреблению всех напоминаний об СССР в публичном пространстве, выражала удовлетворение тем, что нашла поддержку в лице коллеги по правительству – министра культуры от социал-демократов Пирет Хартман. Которая, правда, говорила тогда же, что в окончательной редакции проекта должны учитываться мнения экспертов Департамента охраны памятников старины.

Спустя три недели законопроект отправился в парламент, после чего знакомые с его содержанием специалисты в области защиты культурного наследия подвергли министра юстиции резкой критике. Она сводилась к тому, что только при не вполне здоровом воображении можно различить в деталях внутренней и внешней отделки некоторых зданий в Таллинне угрозу безопасности Эстонии или чувству справедливости ее жителей. Эксперты в области охраны исторических ценностей обращали внимание, что в кинотеатре «Сыпрус», театре «Эстония» и даже так называемом «Доме офицеров» невозможно найти ничего, что было бы сейчас враждебно Эстонии, поддерживало бы войну или разжигало рознь.

Как сочли люди, десятилетиями связанные со сферой защиты культурного наследия, даже пятиконечная звезда, находящаяся на доме напротив «Стокманна», никак не может выступать сейчас в качестве символа, олицетворяющего чьи-то реваншистские надежды на возвращение Эстонии «в объятия Москвы».

Также многие историки и искусствоведы поставили министру юстиции на вид, что вымарывание из общественного пространства идеологических маркеров ушедших эпох неизбежно ведет к стиранию исторической памяти о них. И в этом нет ничего хорошего, потому что сохранение в этой памяти «неискаженных» трагических страниц необходимо, что предотвратить их повторение в будущем.

Часто аргументом людей, выступающих за удаление с «видных мест» памятников или символов, представляющих преступные режимы или хотя бы ассоциирующихся с ними, является мысль об их нахождении в специальном, чаще всего музейном пространстве, где их нынешняя «интерпретация» и роль в истории подробно объясняется с помощью музейной таблички. Это более чем логичная «линия поведения» в случае таких сооружений, как нарвский танк, чье нахождение в публичном пространстве действительно обнаружило свою неуместность именно в контексте текущего исторического момента.

Но при этом трудно найти хотя бы одно логичное обоснование тому, чтобы в какой-то музей в качестве экспоната был перемещен фрагмент потолка эстонской национальной оперы, содержащий нанесенный в 1947 году ленинский лозунг о принадлежности искусства народу.

Во-первых, даже зловещий флер вокруг личности автора цитаты не может придать зловещий смысл ей самой. Во-вторых, у театров, кинотеатров, культурных центров есть социальное назначение, которое не так уж сильно отличается от того, которое имеют музеи. Поэтому в некотором роде этот кусок потолка стал если не экспонатом, то частью культурного достояния Эстонии, в истории которой был оккупационный период. Чтобы не забывать о его трагичности, полезно порой сталкиваться с оставшимися от него свидетельствами, которые могут быть упакованы, разумеется, не в располагающие к ностальгии, а в относительно нейтральные формы. Несомненно, к числу таких свидетельств можно отнести потолочную роспись трех эстонских художников, принужденных работать в эстетике соцреализма.

Решительность действий Данильсон-Ярг может вызвать тревогу не только за судьбу конкретного памятника, но за судьбу эстонского культурного наследия и за историческую память народа Эстонии. Трудно отделаться от ощущения, что политики сейчас стараются взять под свой контроль те сферы, где решающее слово должно оставаться за деятелями культуры или историками. И еще менее приятно осознание того, что такие шаги делаются в предвыборный период. Это заставляет подозревать, что главная их цель – привлечение дополнительного внимания к авторам подобных инициатив.

В последнее время именно Леа Данильсон-Ярг на фоне не самых высоких рейтингов «Отечества» то и дело оказывается в центре обсуждения очень резонансных предложений. Но, когда речь идет о запрете для граждан РФ владеть оружием в Эстонии, приходится признать, что эта тема точно является зоной ответственности того ведомства, которым управляет Данильсон-Ярг. Когда же она покушается на потолок театра «Эстония», ситуация выглядит несколько иначе. Начинает казаться, что министр юстиции, аккуратно говоря, «попутала епархии».

Ключевые слова
Наверх