Репортаж ⟩ Кто защищает Эстонию от грязной бомбы и других опасных грузов?

Кто защищает Эстонию от грязной бомбы и других опасных грузов?
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments
В Эстонию через порт Мууга поступает значительно больше товаров, чем через любой другой порт. Здесь 29 пирсов общей длиной почти шесть с половиной километров.
В Эстонию через порт Мууга поступает значительно больше товаров, чем через любой другой порт. Здесь 29 пирсов общей длиной почти шесть с половиной километров. Фото: Mihkel Maripuu
  • Опытные глаза и уши фиксируют нестыковки между документами и словами грузоперевозчика
  • В течение дня в Мууга поступает с десяток грузов, из-за которых срабатывает сигнал тревоги
  • Детали работы устройств, которые спасают жизни, должны храниться в секрете

Преодолев трехсотметровый виадук, под которым проходят железнодорожные пути, и проехав затем через радиационные ворота, отмеченные красно-белыми полосатыми столбами, грузовик, тянущий за собой трехосный прицеп с серым контейнером с надписью Maersk, прибывает к проходной Муугаского порта. Последняя преграда на въезде в Эстонию – шлагбаум.

Но он не поднимается.

Оставшийся в сотне метров позади радиационный монитор, через который должны проезжать все прибывающие судами в Муугаский порт автотранспортные средства, выдал сидящей за компьютером сотруднице таможни с 26-летним стажем Ларисе Монаховой сообщение о несоответствии груза установленным правилам. Иначе говоря, содержание контейнера вызвало подозрения.

Буквально за десять дней до этого Россия пыталась посеять страх, уверяя, что Украина якобы планирует взорвать так называемую грязную бомбу, то есть взрывное устройство, начиненное смесью взрывчатого вещества с ядерными отходами. При взрыве происходит выброс радиоактивных веществ. Министр обороны России Сергей Шойгу попытался придать веса обвинениям в адрес Украины, позвонив своим коллегам из США, Великобритании, Франции и Турции.

Руководитель таможенного пункта Мууга Пирет Сойдла (слева) и руководитель сферы таможенных формальностей НТД Кюлли Курвитс рядом с радиационными воротами.
Руководитель таможенного пункта Мууга Пирет Сойдла (слева) и руководитель сферы таможенных формальностей НТД Кюлли Курвитс рядом с радиационными воротами. Фото: Mihkel Maripuu

Хотя перемещение многих товаров между востоком и западом запрещено из-за санкций, наложенных на Россию из-за войны, это не означает, что теперь с востока вообще никаких товаров больше не приходит. Это означает, что контейнеры и грузы проверяются с особой тщательностью.

Однако 18 работникам Муугаского таможенного пункта визуально и вручную проверить все грузы не по силам. К тому же никогда не знаешь, чем закончится извлечение товара из контейнера. Однажды, вспоминает руководитель сферы таможенных формальностей Таможенного отдела Налогово-таможенного департамента (НТД) Кюлли Курвитс, тщательная проверка в таможенном ангаре закончилась тем, что товар обратно в контейнер не поместился.

Поэтому-то на помощь и приходит современная техника, которая должна гарантировать, что через границу в Эстонию или другие страны Европы не будут ввезены не только грязные бомбы, но и все, что запрещено и опасно. С помощью одних только радиа ционных ворот за год осуществляют миллион проверок контейнеров, грузов и транспортных средств. Стоящий на прицепе грузовика контейнер Maersk – примерно один из десяти грузов, на которые реа гируют ворота в течение дня. Радиационный монитор показывает гамма-излучение. Оно сильно повреждает живые ткани и возникает, кстати, при ядерных реакциях. Инспектор Монахова отправляет автомобиль с контейнером Maersk обратно в дальний конец площадки перед проходной.

Для того чтобы заставить водителей сбросить скорость, когда они проезжают через радиационные ворота, в их створе сделан порог, выполняющий функцию «лежачего полицейского».
Для того чтобы заставить водителей сбросить скорость, когда они проезжают через радиационные ворота, в их створе сделан порог, выполняющий функцию «лежачего полицейского». Фото: Mihkel Maripuu
Для того чтобы просветить проверяемую машину (слева), рентгеновский аппарат на колесах проезжает вдоль нее от кабины до конца контейнера и обратно. Справа: собака-ищейка Налогово-таможенного департамента Морган проверяет автомобиль.
Для того чтобы просветить проверяемую машину (слева), рентгеновский аппарат на колесах проезжает вдоль нее от кабины до конца контейнера и обратно. Справа: собака-ищейка Налогово-таможенного департамента Морган проверяет автомобиль. Фото: Mihkel Maripuu

Неслучайные резкие черты

Поскольку в это же время в порт Мууга зашло грузовое судно, поток автомобилей, направляющийся в сторону проходной, становится плотнее. При приближении к радиационным воротам автомобили должны снизить скорость до восьми километров в час – иначе устройство не сможет выполнить свою работу. Для того чтобы водители сбрасывали скорость, когда они проезжают через радиационные ворота, в их створе сделан порог, выполняющий функцию «лежачего полицейского».

К тому моменту, когда подозрительный автомобиль подъехал к шлагбауму проходной, Лариса Монахова уже знала, что нужно делать дальше.

В своем модульном кабинете, где 22 градуса тепла и куда помимо рабочего стола помещается широкий кожаный диван и несколько шкафов с полками, она показывает на монитор и объясняет, как отсеивать подозрительные грузы. Если упростить, то в случае отсутствия проблем во время проезда через радиационные ворота проверяющий видит одно изображение, а при наличии проблем – другое, условно говоря, более резко очерченное. Это единственные подробности визуальной картинки, которые можно раскрыть.

Но радиационный монитор – не единственная надежда. В модульном кабинете на полке стоит аппарат, который Монахова называет «ручным устройством» и который нельзя фотографировать. С его помощью можно установить, где именно в контейнере находится источник радиационного излучения, и даже по обнаруженным изотопам определить, из какого материала изготовлен источник радиации. «Это действительно супераппарат», – хвалит устройство Монахова.

До его приобретения таможенники использовали инструмент, похожий на утюг, который тоже помогал найти в грузе источник радиации.

Хотя существует несколько видов излучения, радиационные ворота в Мууга и в других пунктах въезда в Эстонию помимо гамма-излучения выявляют только нейтронное излучение, которое представляет собой самый опасный вид радиоактивного излучения – оно в десять раз опаснее гамма-излучения такой же интенсивности. По сравнению с ними альфа – и бета-излучение относительно безопасны для человека.

Однако если сигнал тревоги сработает, среагировав на какой-нибудь груз, то это еще не значит, что в нем находится грязная бомба или что-то опасное для жизни. 20-тонный груз щебня или 30-тонная партия бананов тоже могут создавать естественный радиационный фон, который не останется незамеченным радиационными воротами. Сигнал тревоги может сработать на такие строительные материалы, как гранит, или на такие устройства, как дымовые датчики (конечно, если в грузе их много), не говоря уже о металлоломе, который сваливается в Муугаском порту в кучи размером со стандартный ангар.

Даже люди могут быть источником радиационного излучения, например, если они прошли определенный вид лечения от рака. «Для этого [на таможне] следует предъявить справку о прохождении лучевой терапии», – говорит Пирет Сойдла, руководитель Муугаского таможенного пункта с 27-летним стажем работы в департаменте.

А отправленный в дальний конец площадки автомобиль с контейнером Maersk уже совсем скоро получит свою дозу облучения.

Проходная.
Проходная. Фото: Mihkel Maripuu
Большинство машин, с которыми нет проблем, проходят проходную за считанные минуты.
Большинство машин, с которыми нет проблем, проходят проходную за считанные минуты. Фото: Mihkel Maripuu

Без интуиции никак

Но таможенники обращают внимание не только на «фонящие» грузы. Запрещенные товары могут быть любыми, от токсичных и нелегальных до санкционных.

Руководитель сферы таможенных формальностей НТД Курвитс признает, что таможня не в состоянии обыскать все грузы до последнего, а если речь идет о добропорядочном перевозчике, то этого, как правило, и не требуется. А вот что таможня осуществляет для каждого груза – так это анализ рисков. Как именно он составляется – тоже секрет, но в целом все начинается с проверки данных и документов. Руководитель Муугаского таможенного пункта Пирет Сойдла признается, что нередко бывает достаточно бросить один только взгляд на документы, чтобы у таможенника закралось подозрение. Слова перевозчика могут звучать красиво и убедительно, говорит она, но из-за некоторых деталей в документах в голове все равно срабатывает сигнал тревоги.

Иногда на помощь приходят собаки, натасканные на поиск денег и табака или наркотиков. Одна из самых крупных рабочих побед за последнее время была одержана в марте, когда сотрудники НТД в Мууга при просвечивании рефрижераторных контейнеров заметили в партии бананов нечто такое, что совсем не было похоже на бананы. В ходе дополнительной проверки среди бананов из Эквадора были обнаружены 72 черные спортивные сумки, каждая из которых весила около пятидесяти килограммов. В сумках было более трех тысяч плотно запечатанных пакетов с белым порошком. Как показал анализ, это был кокаин. Его стоимость в розничной продаже составила бы порядка полумиллиарда евро.

Свои последние крупные находки НТД афишировать не спешит. Альбина Саар, специалист департамента по связям с общественностью, сообщает только, что были обнаружены сигареты, кальяны и снюс. «Те случаи, о которых не сообщалось в СМИ, все еще расследуются», – говорит она.

Расследования требует и содержимое серого контейнера с надписью Maersk, из-за которого сработала тревога на радиационных воротах.

Рентгеновский аппарат на заднем плане.
 
Рентгеновский аппарат на заднем плане.  Фото: Mihkel Maripuu

Искусственный интеллект

У проходной порта имеется отдельная заасфальтированная площадка, на которой стоит пятиосный грузовик с прикрепленными к нему еще одними белыми воротами высотой четыре с половиной метра. Это мобильный рентгеновский аппарат. Водитель грузовика с контейнером Maersk подгоняет свой контейнеровоз так, чтобы кабина оказалась прямо под перекладиной ворот, и глушит двигатель. Затем водитель выходит из кабины.

Дальше за дело берется рентген-аппарат: двигаясь под аккомпанемент звукового сигнала, он проезжает вдоль всего проверяемого автомобиля от кабины до конца контейнера и обратно. Вся процедура не занимает и двух минут.

Если рентгеновский снимок не даст исчерпывающего ответа, то контейнер придется отвезти в ангар, где таможенники вручную исследуют его содержимое. Если досмотр с помощью приборов указывает на возможное наличие ядерного материала, то сотрудники таможни не могут ничего трогать, они должны изолировать груз и вызвать специалистов радиационного отдела Департамента окружающей среды.

Служебный пес Морган.
Служебный пес Морган. Фото: Mihkel Maripuu

На прошлой неделе радиационные ворота Муугаского порта были усовершенствованы. По словам Кюлли Курвитс, обновление сравнимо с тем, как если бы устройство получило дополнительный мозг. Хотя сами радиационные ворота остались прежними, в них было добавлено столько интеллекта, что все компьютеры на таможенном посту Мууга пришлось заменить на более мощные.

Теперь радиационные ворота будут не только подавать сигнал тревоги, но и самостоятельно анализировать происходящее. «Как искусственный интеллект, который знает что разрешено и дает сигнал, когда появляется аномалия, – объясняет Курвитс. – Чем умнее будет техника, тем быстрее товары смогут покидать порт».

«Это облегчает нам работу», – подтверждает Сойдла.

В ближайшем будущем мобильный рентгеновский аппарат тоже будет заменен на новый. Правительство выделило НТД на его приобретение 600 000 евро. Остальная часть его стоимости в размере 3,2 миллиона евро поступит из структурных фондов ЕС.

Минут через десять после рентгеновского сканирования контейнера Maersk в дверях модульного кабинета ведущего инспектора Монаховой на проходной порта появляется мужчина, который провел сканирование. Он заглядывает в дверь и говорит: «Лариса, все в порядке – может выезжать».

Контейнер Maersk наконец-то покидает свободную зону порта Мууга.

Представители эстонской таможни знают, что на восточной границе Европейского союза и по соседству с Россией на них ложится дополнительная ответственность за то, чтобы в Европу не было завезено ничего опасного. «К счастью...» – говорит Курвитс, но осекается. А затем добавляет: «Я не хочу завершать эту фразу. Но если это произойдет, то многие учреждения надолго увязнут в работе»

Дозиметр позволяет следить за здоровьем

В течение дня таможня занимается сотнями контейнеров и грузов, и с большинством из них проблем не возникает, а на все процедуры уходит по несколько минут. Зато работа с теми, которые вызывают подозрения, может занять несколько дней, так что сотрудникам таможни неизбежно приходится защищать и самих себя.

Поэтому ведущий инспектор Муугаского таможенного пункта Лариса Монахова носит с собой детектор излучения, который при приближении к грузу сигнализирует о повышении радиационного фона. Кроме того, у инспектора есть дозиметр, который измеряет получаемую ею дозу радиации, например, за полгода – это гарантирует, что работа не причинит вреда здоровью.

Правда, следить за показаниями дозиметра в первую очередь нужно в таких крупных портах мира, как Роттердам в Нидерландах. В Мууга по сравнению с портами-гигантами объем грузов существенно меньше, и поэтому радиация пока ни для кого не представляет опасности.

Ключевые слова
Наверх