МНЕНИЕ ⟩ Сколько нужно жертв, чтобы правительство начало помогать душевнобольным по-настоящему?

Анита Авакова
, репортер-редактор
Сколько нужно жертв, чтобы правительство начало помогать душевнобольным по-настоящему?
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments 3
Иллюстративное фото.
Иллюстративное фото. Фото: ESB Professional/Shutterstock

Случаи с, как их часто невежливо называют, «городскими сумасшедшими» стали для нас настолько привычным делом, что, наблюдая их на улице, – равнодушно проходим мимо. Государство уделяет таким людям крайне мало внимания, что может повлечь за собой тяжелые последствия как для самих больных, так и для окружающих, пишет журналист Анита Авакова. 

За примерами далеко ходить не надо: сначала недавно взятый под стражу педофил гулял с маленькими девочками за ручку, а как вышел на свободу после тюремного заключения – так сразу стал здоровым человеком, ему даже не требовалось ходить к психиатру (в международной классификации болезней педофилия относится к классу психических расстройств). Естественно, он продолжил донимать несовершеннолетних и, если бы не журналистское расследование портала Limon, которым полиция сначала не сильно заинтересовалась, вероятнее всего, Айбетов до сих пор продолжал бы разгуливать на свободе и приставать к детям. 

В Таллинне есть свои полулегендарные персонажи, на которых местные жители уже не обращают внимания и не бьют тревогу. Таллиннцы знают Яшу, который сначала безобидно горланил песни в общественном транспорте, а в какой-то момент стал агрессивно приставать к прохожим.

Или странную женщину, которая заводит беседы на трамвайной остановке, а затем резко обнажает грудь. В конце октября в соцсетях распространялась информация о подозрительном мужчине из Йыхви, который хватал девушек и донимал вопросами. Официальный ответ полиции – у мужчины нехватка общения. Зато у девушки после таких инцидентов желания пообщаться с мужчинами может больше никогда не возникнуть вовсе. Кто-то может вспомнить господина Пеэгеля, как его прозвали в народе (от эст. peegel – зеркало), который подходил к детям и настоятельно предлагал посмотреться в свое зеркальце. 

Почему люди вынуждены абстрагироваться от происходящего или, в худшем случае, подвергаться неприятным взаимодействиям с душевнобольными людьми? Потому что, даже если человек проявит неравнодушие и сообщит о проблеме, отреагируют на нее неохотно. То есть, пока человек с заболеваниями психики кого-нибудь не прибил, он смело может разгуливать по улицам и пугать местных жителей?

С другой стороны, и правда не прибил. Но, к примеру, в момент припадка разбивал чужие машины, как это несколько лет назад сделал душевнобольной, проживавший с мамой: он угнал ее машину, врезался в здание Вильяндиской Академии культуры, а затем стал громить припаркованные неподалеку машины. Естественно, в больницу его не положили – не нашли оснований. Да, прописали таблетки: успокоительные и лекарства от шизофрении. Но душевнобольной прочитал в интернете о побочных действиях этих лекарств и пить их, конечно же, не стал.

Но есть люди, которые и рады бы пить таблетки, да попасть к психиатру не так уж и легко. Например, первое свободное время на бесплатный визит к психиатру в Харьюском уезде – 23 февраля. Это без направления семейного врача. Возможно, с направлением процесс пойдет быстрее, но не всегда обращение к семейному по теме душевного здоровья заканчивается походом к психиатру – семейные и сами выписывают антидепрессанты и успокоительные направо и налево. Таблетки есть, а по назначению ли они выписаны – не ясно.

Получается, психически здоровые люди, столкнувшиеся со стрессом, пьют таблетки и портят печень и психику, а нуждающиеся в психиатрической помощи душевнобольные таблеток не пьют, в больницах не лежат и портят психику окружающим.

Естественно, нельзя стигматизировать психические заболевания. Люди с душевными расстройствами могут прекрасно справляться с ежедневными задачами, ходить на работу и строить семью. Но для этого нужно предоставить им возможность получить качественное обследование, лечение – ту помощь, которая сделает их жизнь и жизнь окружающих легче. Нужны менторы и специальные центры, где такие люди могут получить помощь и провести время с пользой в безопасной обстановке. Это отвественность Министерства социальных дел и всего правительства. 

Нельзя клеймить и преступников: люди меняются, получают психологическую помощь в тюрьмах и имеют право на успешную реинтеграцию в общество. Но когда в стране практически отсутствует посттюремный контроль над людьми, совершившими преступление на сексуальной почве, а, возвращаясь вечером из магазина, жители отдельных районов вынуждены сжимать ключи в кулаке, то в этих случаях дело, скорее, не в стигматизации, а в элементарной безопасности.

Ключевые слова
Наверх