Изготовитель мебели обманул клиентов: полиция и судебные приставы не могут помочь

Анастасия Усова
Изготовитель мебели обманул клиентов: полиция и судебные приставы не могут помочь
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 4
Фото: ПМ

В августе в редакцию обратилась наша читательница Галина, которую обманул изготовитель мебели: деньги уплачены, мебели нет и не предвидится. Взяв с клиентки более четырех тысяч евро, Aleger Mööbel OÜ не только не выполнило обязательств по договору, но и не вернуло деньги.

Галина – мать-одиночка, и случившееся ударило по ней и морально, и материально: «Я не знаю, где искать справедливости. Почему незащищенные становятся все более безразличны системе?»

В октябре 2021 года Галина заказала кухонную мебель и буфет в фирме Aleger Mööbel OÜ и сделала 50-процентную предоплату в размере 2950 евро. Срок изготовления по договору был определен восемь-десять недель с момента пред оплаты.

Галина оказалась девятой жертвой, занявшей очередь на получение своих же денег. И даже судебные приставы тут бессильны.
Галина оказалась девятой жертвой, занявшей очередь на получение своих же денег. И даже судебные приставы тут бессильны. Фото: Анастасия Усова

Спустя месяц женщина заказала в той же фирме шкаф. По договору шкаф клиентка должна была получить через 10-12 недель с момента предоплаты, размер которой был указан в счете – 1290 евро. Эту сумму женщина также оплатила.

Не дождавшись обещанного в указанные сроки, Галина обратилась к дизайнеру фирмы, и та сообщила ей, что поставщик задерживает материалы и работники не успеют выполнить заказ вовремя.

На следующий день магазины фирмы закрылись. Галина попыталась обратиться напрямую к представителю фирмы Максиму Пономаренко. Его имя было указано в договоре. Однако ответов ни на звонки, ни на электронные письма она не получила.

Дизайнер, с которой Галина общалась ранее, призналась ей, что ушла из фирмы в конце декабря. Из письма следовало: «Максим Пономаренко уверял меня, что заказы будут сделаны с опозданием на две-четыре недели, поскольку подводят поставщики. Цех в декабре работал по адресу Туха, 3. Звонила ему (Максимуприм. ред.) вчера, но он не ответил». Ознакомившись с ответом дизайнера, Галина растерялась.

Куда обращаться – не ясно

Женщина решила обратиться в полицию. Там ей сказали, что ничем помочь не могут, так как вмешиваться в гражданские правоотношения не входит в обязанности полиции.

Тогда Галина отправилась в Департамент по защите прав потребителя. Не обнадежили и там, заверив, что она далеко не единственная обманутая и помочь ничем не могут, поскольку представители фирмы и им не отвечают ни на письма, ни на телефонные звонки. И вообще на сайте Tarbijakaitse фирма Aleger Mööbel OÜ уже с октября 2021 года числится в черном списке. Женщине сообщили, что ей самой следовало проверять продавца, и в итоге предложили обратиться в суд.

Галина нашла юриста и выиграла суд, но и после этого ничего не поменялось. Именно от судебного исполнителя женщина узнала, что она девятая в очереди на получение собственных денег. «Последним моим шагом стало заявление в полицию о возбуждении дела о мошенничестве. Я считаю, что Максим Пономаренко осознанно обманывал клиентов, и банально украл деньги, зная, что уже находится в долговой яме. Но оказывается, по эстонским законам он не мошенник».

Максим Пономаренко, бывший член правления Aleger Mööbel OÜ.
Максим Пономаренко, бывший член правления Aleger Mööbel OÜ. Фото: Анастасия Усова

Максим Пономаренко продал фирму в начале 2022 года некоему Кену Раудла. Попытки связаться с ним не увенчались успехом: все магазины оказались закрыты, производства мебели больше нет, домен сайта мебельного магазина уже перепродан, а опубликованные контакты самого Раудла недействительны. Мы выяснили, что Кен Раудла связан еще с десятком закрывшихся или неработающих фирм, которые, видимо, целенаправленно скупает. Сложно было выйти на контакт и с самим Пономаренко, так как ни один из обнародованных номеров и адресов не работал, а в сети Facebook он неактивен с ноября 2021 года.

Своя версия истории нашлась у второго основателя мебельной фирмы Aleger Mööbel OÜ– Александра Герганкина. Их дороги с партнером Максимом Пономаренко разошлись, и в августе 2021 года Герганкин продал Максиму свою долю в совместном предприятии, уже имея новую фирму под тем же брендом – Aleger Grupp, предусмотрительно основанную им в 2019 году.

Перестав общаться с Пономаренко, Герганкин переименовал фирму в AGTN OÜ. Смену названия бизнесмен объяснил нежеланием получать от клиентов необоснованные претензии: «Люди обращались ко мне по ошибке!»

На вопрос, почему у Пономаренко начались проблемы, Герганкин заявил, что пообщался с бывшими работниками и узнал от них, что якобы Максим начал со всеми ругаться, увольнять людей и перестал платить зарплаты. «Начались проблемы со сдачей заказов! В итоге работать оказалось некому!» – утверждает бывший парт нер Максима Пономаренко, поясняя, что многие клиенты писали и звонили ему, пытаясь найти Максима. Но Герганкин, по его утверждению, «не мог ничем помочь, так как уже не имел отношения к фирме». В августе, когда он вышел из состава учредителей компании, Галина как раз заказала свою кухню, не зная, что производитель уже тонет.

Слова Александра подтвердили и другие работники. Правда слова некоторых из-них расходятся. Одни говорят, что проблемы были, зарплаты не приходили вовремя, заказы приходилось выполнять за половину суммы. Другие утверждают, что пробоем не было, пока не начали поступать жалобы на задержку заказов. Тогда, со слов одного из дизайнеров, Максим перестал выходить на связь и пропал.

Александр Герганкин, основатель фирмы Aleger Mööbel OÜ и AGTN OÜ.
Александр Герганкин, основатель фирмы Aleger Mööbel OÜ и AGTN OÜ. Фото: Анастасия Усова

Денег нет, но вы держитесь!

С Максимом удалось связаться только спустя три месяца. Во время телефонного звонка Максим рассказал, что бывший партнер – Александр Герганкин – обманул его, и фирма досталась Максиму уже с огромными долгами. При этом фирма Александра работала в том же магазине, он переманил и клиентов, и сотрудников. Максим утверждает, что продал фирму Aleger Mööbel OÜ Кену Раудла еще в марте и не знает, что происходит в ней сейчас. Он говорит также, что пытался отдать долги, но в результате неудач в бизнесе лишился квартиры, машины и семьи, а сейчас пытается начать жизнь заново.

Людям, которые остались без мебели и без уплаченных за нее денег, он хочет передать, что сожалеет: «Я никого не хотел обманывать, но в фирме был раскол, накопились большие долги. Александр переманил наших работников в свою новую фирму. И у меня уже никто не хотел работать. В итоге выполнять заказы стало некому».

Проблемы начались давно

Мы не можем делать выводы, кто прав в этом конфликте партнеров. Но когда сразу после раздела бизнеса одна из половин моментально идет на дно, а у второй все в порядке, то возникает ощущение, что кому-то при честном разделе достались вершки, а кому-то корешки. Вызывает вопрос и то, что фирма еще до раздела между партнерами попала в черный список Департамента по защите прав потребителя. В любом случае многие детали этой истории до конца не ясны.

Комментарий

Неумение вести бизнес – еще не преступление, и возвращать клиенту потерянные деньги государство не обязано

ОЛЕГ МАТВЕЕВ, адвокат, бюро LEADELL Pilv

Адвокат Олег Матвеев.
Адвокат Олег Матвеев. Фото: Diana Unt/DIANA UNT Photography

Формально должником является все же сама фирма. Ситуация действительно грустная.

Здесь может идти речь о скрытом переходе предприятия. Правовые нормы и судебная практика на эту тему есть. Переход предприятия надо доказывать в отдельном судебном процессе.

Тогда надо подать иск в суд с денежным требованием против юридического лица, которое продолжает действовать вместо «старой фирмы». Раз уже есть действующие решения судов, то можно немедленно подать заявления в суд о банкротстве этой фирмы. Суд назначит при возможности временного банкротного управляющего, его задачей будет выяснить, есть ли скрытое имущество, каковы реальное финансовое положение и денежные обязательства фирмы. Суд может выяснить также, допущены ли нарушения ведения бухгалтерии в фирме. Если информация, полученная при исследовании временным банкротным управляющим, окажется полноценной и объёмной, то вырастут шансы подать в полицию грамотное заявление о возбуждении уголовного дела по статьям пенитенциарного кодекса «Искусственное создание неплатежеспособности» и «Нарушение обязанности ведения бухгалтерского учета». Не рекомендуем подавать общее и короткое заявление в полицию без детального разбора цифр и фактов, так как в этом случае высок риск получить ответ из полиции в духе «обращайтесь в гражданский суд».

Если дело дойдет до банкротного производства, тогда можно подумать о подаче заявления о личной ответственности члена правления фирмы (требование ущерба). Но затраты в этом деле могут не окупиться, быть непропорциональны сумме требования и на это всё может пойти непропорционально много времени.

Ключевые слова
Наверх