Яна Тоом о лишении «Дождя» лицензии: власти Латвии выступили в тандеме с Кремлем

Ольга Лебедева
Яна Тоом о лишении «Дождя» лицензии: власти Латвии выступили в тандеме с Кремлем
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 10
Яна Тоом.
Яна Тоом. Фото: Mihkel Maripuu

Комментируя лишение «Дождя» лицензии на вещание в Латвии, евродепутат Яна Тоом заявила, что позиция телеканала была и остается антивоенной и антипутинской, а вот власти соседней страны сейчас выступили в тандеме с Кремлем.

– Какие эмоции у вас вызвало решение Национального совета по электронным СМИ аннулировать лицензию на вещание телеканала «Дождь» в Латвии?

– Испанский стыд, кажется, называется эта эмоция. Я как раз закончила просмотр видеообращения Дмитрия Муратова, в котором он благодарит власти Латвии за предоставление российским СМИ, признанным иноагентами, возможности продолжать профессиональную деятельность. А потом включила новости. Стыд и срам.

– Что стоит за этим решением?

– Скорее фундаментальное непонимание того, как работают средства массовой информации, и, конечно, фрустрация – мы их пригрели, а они... А что они, собственно, такого сделали? Они просто оставались российским СМИ. Оппозиционным, антивоенным, но – российским. В том смысле, что они остаются в российском контексте и ориентируется на тамошнюю аудиторию.

Коростылев, как мы знаем по рассказам свидетелей, заполнял паузу – никакого промптера перед ним не было. Как клинит людей в прямом эфире, знают журналисты, и плохо понимают политики. И, хотя нет такого политика, который не наступал на те же грабли и не говорил глупости, среди нас мало тех, кто упустит шанс пнуть споткнувшегося. «Дождь» споткнулся. Латыши пнули. А все разговоры про давние претензии – вранье. Ситуацию очень грамотно расписал журналист и фактчекер Илья Бер, не стану повторять. Скажу лишь, что позиция «Дождя» была и остается антивоенной и антипутинской, а вот власти Латвии сейчас выступили в тандеме с Кремлем.

– Как вы считаете, такое поспешное увольнение журналиста Алексея Коростелева было оправданным? Должен ли был главный редактор попытаться отстоять своего работника? До политической карьеры вы тоже работали главредом: как бы вы себя повели или вели ранее в подобных ситуациях?

– Опыт работы главредом в русском еженедельнике в Эстонии и опыт работы в СМИ, которое как бы терпят из милости, и работники которого, лишившись заработка, вероятно, не смогут оставаться в ЕС – совершенно несравнимые вещи. Мы за своих всегда стояли горой, но ведь и риски несопоставимы. Тот же Муратов в интервью Дудю сказал: я очень рад, что претензии по части излишней любви к компромиссам есть ко мне, но их нет к газете. Это, сказал он, и есть моя работа. И если для спасения «Дождя» нужно было уволить Коростылева, редактор принял это решение.

Другой вопрос, что прежде, чем это делать, надо было все же убедиться, что жертва не будет напрасной. А тут вышло, как сказал классик: хотел душу дьяволу продать, а вышло, что подарил. Ну а латвийские власти не смогли противиться искушению получения внутриполитических ништячков, хотя бы и ценой оказания Кремлю такой услуги.

Сигнал прошел: посмотрите, к чему толкает вас Запад – сначала вы продаете родину, а потом от вас избавляются, как от ненужного хлама. Так что по медальке от Путина латвийские цензоры определенно заслужили.

Ключевые слова
Наверх