Криштафович о запрете «Дождя»: российские СМИ в Европе не должны соблюдать законы Путина

Евгений Криштафович
, юрист (Партия реформ)
Криштафович о запрете «Дождя»: российские СМИ в Европе не должны соблюдать законы Путина
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 9
Евгений Криштафович, юрист, гражданский активист
Евгений Криштафович, юрист, гражданский активист Фото: Jaan Vanaaseme

Отзыв латвийской лицензии на вещание телеканала «Дождь» является закономерным следствием редакционной политики канала, которая рисовала Крым российским, лепила плашки «иноагентов» и нежелательных организаций всем, кому страна-спонсор терроризма присвоила этот статус, но при этом отказывалась выполнять требования законодательства Латвийской Республики, пишет юрист и член Партии реформ Евгений Криштафович.

Любое СМИ, деятельность которого осуществляется в основном гражданами государства, поддерживающего (спонсирующего) терроризм, а также применяющего террористические методы деятельности, подпадает под особое внимание надзорных органов в странах ЕС. Тем более, когда это СМИ – не журнал о моде и светской жизни, а вещает исключительно на темы, связанные с войной, развязанной этим самым государством-спонсором терроризма.

Если в кадре сидит гражданин страны-агрессора, который называет «нашей» оккупационную армию, совершающую ежедневно военные преступления против мирного населения в Украине, или признается, что собирает сведения о нарушении прав военнослужащих этой армии, чтобы им потом «помочь, например, с оснащением и просто элементарными удобствами на фронте», то здесь есть как минимум основание для тщательного расследования по признакам преступления, предусматривающего ответственность за оправдание терроризма и/или активное содействие в совершении военных преступлений.

Единственная помощь, в том числе информационная, которая может оказываться насильственно мобилизованным гражданам России – это помощь в сдаче в плен и в оказании сопротивления командованию преступной российской армии, включая повреждение и уничтожение инфраструктуры, саботаж, а также физическое устранение красных командиров.

Невозможно себе представить, чтобы вещающее на немецком языке антифашистское радио в 1943 году вдруг передало бы в эфир: «Дойчен зольдатен унд СС-меншен! Сообщайте нам, битте, если вам не долили шнапса или не завезли теплую форму! Мы расскажем об этом в эфире и выражаем надежду, что Гиммлер решит ваши проблемы на фронте, чтобы вам удобнее было сбрасывать бомбы на Лондон». И «Дождь» с подобной концепцией вещания тоже, пошел к черту!

Потому что это, разумеется, не было никакой ни ошибкой, ни оговоркой, а сознательным следованием общим установкам канала, который пытается, находясь в Латвии, не нарушать законодательство государства спонсора-терроризма, Российской Федерации. Поэтому они и карту Украины показали такую, на которой Крым был отмечен, как территория России, за что немедленно отхватили штраф и второе предупреждение от надзорных органов в Латвии.

Для меня еще большим вопросом является, когда «Дождь», но и другие СМИ, вещающие из Европы на русском языке, лепят своим гостям или людям, о которых они рассказывают, плашку иноагента (так называемую «еболу»), оправдываясь тем, что Российское государство вынуждает их это делать. Каким способом, простите, оно их вынуждает? Грозится изъять на покрытие штрафов имущество журналистов и владельцев канала, оставшееся в России? И что? Теперь вы будете, находясь на нашей территории, под страхом потерять это имущество, соблюдать требования государства-спонсора терроризма, осуществляя свою журналистскую деятельность и влияя в том числе на людей, живущих в Европе? Вашу редакционную политику будет, таким образом, определять российская диктатура и ее «следственный комитет»?

Если ответ на заданные выше вопросы утвердительный, то такие СМИ представляют угрозу для безопасности и общественного порядка не только Латвии, но и других стран, на территории которых они вещают. Ложка дегтя превращает бочку меда в «рашу тудей».

Отдельно стоит упомянуть, что Рига вам – не Москва, и производство в административном органе, а также в суде ведется на латышском, а не на русском языке. Поэтому, если вы являетесь на заседание с целью реализовать свои права и заявить аргументы в свою защиту, то должны самостоятельно озаботиться наличием при вас переводчика. Впредь это стоит учитывать, если соберетесь подавать в суд заявление о приостановке выполнения постановления надзорного органа и о его отмене.

Решение об отзыве лицензии телеканала «Дождь» может быть оспорено в суде.

Ключевые слова
Наверх