Яшин: Европа должна дать детям беженцев образование, которое поможет им восстановить Украину

Павел Соболев
, журналист
Яшин: Европа должна дать детям беженцев образование, которое поможет им восстановить Украину
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
  • Многие дети украинских беженцев в Эстонии пока не влились в нашу систему образования
  • В Украине людям кажется, что к полноценному контактному обучению школы раньше весны не вернутся
  • Кризисное образование заставляет говорить о потерянном поколении

В очередной передаче портала Rus.Postimees, посвященной войне в Украине и ее влиянию на различные общественные процессы, специалист по вопросам образования НКО Mondo Алексей Яшин («Ээсти 200») среди прочего ответил на вопросы, касающиеся вызовов, с которыми приходится сталкиваться в условиях войны системе школьного образования Украины, а также самых разумных приоритетов в оказании гуманитарной помощи Украине в текущий момент.

- Буквально несколько назад при поддержке НКО Mondo организация «Восток SOS», провела в Ужгороде тренинг для работников сферы образования, посвященный теме прав человека и детей. Вы тоже принимали участие в работе этого мероприятия вместе с несколькими коллегами из НКО Mondo. Хочу попросить вас рассказать об этом тренинге, о том, что находилось в главном фокусе этого мероприятия...

- В тренинге, который состоялся при нашей поддержке в Ужгороде, участвовали представители 24 школ Луганской области. Главным образом, это были даже не учителя, а именно директора школ, которые руководят образовательным процессом во время кризиса. Главной темой тренинга действительно были права человека, права детей во время войны, но также мы много говорили об информационной гигиене, о выстраивании коммуникаций внутри школьного коллектива во время войны.

Коллективы этих школ сейчас разбросаны по всей Европе, а то и по всему миру. Есть внутренние беженцы, которые продолжают дистанционно преподавать с территории Украины, есть и такие учителя, кто делают это, находясь в европейских странах. Одной из моих миссий на тренинге было рассказать этим директорам о том, как работают открытые в Эстонии для детей украинских беженцев школы. О том, как мы приняли этих детей, какие образовательные методики мы им предлагаем, как мы с ними работаем.

Самый главный сигнал, который был послан этими директорами школ нашей системе образования, состоял в том, что не все те украинские дети в Эстонии, которые сообщили о прохождении дистанционного обучения по украинской программе образования, в действительности получают такое образование. По имеющимся данным, более 9000 тысяч украинских детей и подростков сейчас зарегистрированы в дестадах, школах и техникумах Эстонии. При этом всего в Эстонии сейчас находится около 11 000 украинских детей школьного возраста.

Таким образом, есть какая-то часть детей украинских беженцев, до которых эстонская система образования еще, так сказать, не достучалась. Многие из этих детей, согласно представленным эстонским образовательным органам данным, получают дистанционное обучение в Украине, но вот директора школ, с которыми мне удалось поговорить, утверждают, что никакого контакта со многими украинскими детьми в Эстонии у украинской системы образования на самом деле нет. Или он есть, но не особенно регулярный. Конечно, мы должны позаботиться о том, чтобы влить этих детей в эстонскую систему образования.

На этом тренинге были представители 24 школ. Всего же «Восток SOS» и НКО Mondo в рамках своего совместного проекта с 2016 года работали с сорока директорами школ в Луганской области. Я думаю, что важным результатом нашей деятельности можно назвать то, что подавляющее большинство из этих директоров вместе со своими коллективами, со своими учениками покинули оккупированные территории. Они решили стать или внутренними беженцами, или беженцами в Европе. 39 из 40 директоров сделали именно такой выбор, выбор в пользу Украины.

Этот проект, стартовавший в 2016 году, был сосредоточен именно на темах прав человека, прав детей. Однако еще раньше, с 2014 года, НКО Mondo доставляла в школы в прифронтовых районах Луганской области гуманитарную помощь. Также мы оказывали этим школам и помощь в собственно оборазовательной сфере. Полагаю, мы сыграли немалую роль в том, что многие руководители этих школ изменили в тот момент свое мировоззрение, изменили свои взгляды и приняли твердое решение принять именно украинскую сторону. Некоторые директора прямо говорили, что после тех наших визитов 60-80 процентов учителей школы выбирали сторону Украины.

- Удается ли во время войны украинским властям обеспечивать достаточно полноценную работу школ в тех регионах, которые от линии фронта достаточно далеко и где снаряды падают, возможно, не слишком часто? Удается ли организовать для тех детей, которые были эвакуированы или из оккупированных районов, или оттуда, где российские удары были очень разрушительными, например, эффективное дистанционное обучение? Знаю, что в организации дистанционного обучения для украинских детей очень много помогала и НКО Mondo...

- По моим данным, примерно треть украинских школьников сейчас имеют возможность хотя бы частично учиться контактно. Может быть, некоторые из этих детей появляются в школе не каждый день, но, по крайней мере, каждую неделю уж точно. После того, как Россия стала прибегать к массированным ударам по мирным объектам, в Украине было принято решение, что право вести контактное обучение имеют только те школы, в которых есть бомбоубежища. Школа, в которой нет бомбоубежища, автоматически считается не годящейся для контактных уроков.

Это требование выполняется, и как раз и получается так, что примерно только треть школ в Украине имеет бомобоубежища. Если же говорить о школах, которые находятся в прифронтовых зонах, то я могу опираться на опыт личного общения с директорами школ из Северодонецка и из Рубежного. Кто-то говорит, что от этих школ ничего не осталось, кто-то говорит, что физически эти школы существуют, но учебный процесс в этих школьных зданиях полностью контролируется оккупационными администрациями.

В некоторых школах на оккупированных территориях остались некоторые учителя, которые работали там и до войны. Кто-то делает такой выбор по идеологическим соображениям, кого-то вынуждают к нему сугубо семейные обстоятельства. Учеников в этих школах, как правило, совсем мало, и их обучают прямо в этих школьных зданиях. Другие дети, другие учителя из этих школ живут сейчас или в других районах Украины, или в Европе, и эти школы работают как бы виртуально, но они на самом деле работают, пусть и посредством дистанционного обучения.

Есть также информация, что на оккупированных территориях детей просто заставляют ходить в эти школы. На родителей, на семьи оказывается давление. Тот аргумент, что дети учатся дистанционно, на оккупационные власти не действует. Однако часть детей днем ходит в эти школы, а вечером находит возможности учиться дистанционно по украинской программе образования, участовать в образовательном процессе, организованном легитимной администрацией этой же самой школы.

- На прошлой неделе стало известно, что зимние каникулы в большинстве учебных заведений Украины начнутся по графику — в конце декабря. Однако длительность отдыха у учеников зимой будет разная — от двух недель до одного месяца. Например, мэр Киева уже сказал, что в столице каникулы продлятся почти до конца января. Есть ли опасность, что в действительности школы Украины вернутся к более-менее полноценной работе только весной, с потеплением, и что в условиях холодов вопросы образования могут отойти на второй план, поскольку в каких-то районах людям придется больше думать о выживании?

- Насколько я знаю, какого-то однозначного ясного плана насчет того, как обучение будет вестись в зимние и весенние месяцы следующего года, еще нет, потому что такие решения принимаются под влиянием того, какой характер приобретает война. Военная ситуация меняется очень быстро. Никто не думает сейчас о том, можно ли будет, допустим, продлить учебный год за счет летних месяцев. К таким решениям в условиях войны можно подходить постепенно, а не планируя что-то загодя.

Могу лишь сказать, что когда на прошлой неделе я был в Украине, я наблюдал трансляцию инфочаса правительства, на котором жителям Украины советовали при возможности уезжать на зиму куда-нибудь в Европу. Потому что энергосистема Украины может этой зимой просто не выдержать нагрузки. Я бы даже сказал, что в этой плоскости отдельно именно о школах как-то и не говорится. И, наверное, это означает, что и очень многие школы могут остаться зимой без отопления.

Пока треть украинских школьников ходит в школы, но в начале следующего года и многие из них могут потерять такую возможность. У меня возникло ощущение, что большинство украинских педагогов, с которыми я общался, не слишком надеются, что до наступления весны школы Украины смогут вернуться к полноценному контактному формату обучения.

Эти же самые директора говорят, что вести дистанционное обучение годами невозможно. Даже год-два дистанционного обучения делают образование ущербным.

Качество образования при долговременном дистанционном обучении страдает очень сильно, в связи с чем о нынешних школьниках даже начинают говорить как о потерянном поколении. Конечно, в первую очередь такие слова применяются к молодым людям, которые вынуждены воевать за свою страну на фронте, но они же точно описывают и ситуацию с детьми, которые не могут нормально учиться.

Эту ситуацию нельзя сравнивать, допустим, с тем положением, которое было у нас в период пандемии ковида, когда широко применялось дистанционное и гибридное обучение. И я думаю, что и вот эта ситуация с украинским школьным образованием возлагает на европейские страны, включая Эстонию, очень большую ответственность, потому что европейские страны должны сделать все от них зависящее, чтобы обеспечить качественное образование детям украинских беженцев, которые в один момент поедут обратно в Украину и будут восстанавливать свою страну.

Думаю, то образование, которые дети украинских беженцев получают сейчас в Европе, намного качественнее того кризисного образования, которое остается в данный момент доступным в Украине.

- Спектр сфер общественной жизни, в которых НКО Mondo задействована в гуманитарных проектах в Украине, очень широк. Что удалось сделать, чем удалось помочь Украине за прошедшие месяцы войны именно в образовательной сфере?

- Основной фокус нашей деятельности — это все-таки оказание гуманитарной помощи. На следующей неделе в Украину отправится тридцатая фура с генераторами, укомплектованная с нашей помощью. Мы много общались со своими украинскими партнерами, с представителями органов местного самоуправления в Украине, и все говорят нам, что важнее генераторов сейчас нет ничего. Я бы сказал, что в последнее время мы возим в Украину практически только генераторы, при этом в Украине они стоят сейчас намного дороже, чем в странах Европы, поэтому мы и везем туда генераторы прямо отсюда, а не покупаем их на собранные средства на месте.

В первые месяцы войны мы отправляли в Украину огромные количества продуктов, средств гигиены и лекарств, тоже закупленных в Эстонии, но сейчас такого рода помощь мы комплектуем на собранные пожертвования уже в Украине, поддерживая тем самым украинскую экономику, потому что эти виды товаров производятся в самой Украине. В Украину мы сейчас везем то, чего там не достать. Или что стоит в Украине очень дорого.

В сфере же образования НКО Mondo занимается в Украине гуманитарными проектами практически с самого начала кризиса. Мы появились на востоке Украины уже в 2014 году, и Луганская область стала тогда нашим основным фокусом. Первый штаб «Восток SOS» был создан в Северодонецке. Сейчас его, конечно, уже не существует, но теперь «Восток SOS» очень активно работает уже по всей Украине. И мы тоже сейчас работаем во многих районах Украины, смотрим на то, где что происходит, где мы можем быть особенно полезны и на чем нам следует сфокусировать свое особое внимание.

Наш проект оказания помощи в образовательной сфере был написан еще до того, как Россия начала полномасштабную войну. Мы стараемся сейчас реализовать в восточной части Украины все из того, что было написано в этом проекте. Правда, теперь это приходится делать уже в военных условиях. Мы по-прежнему сосредоточены на теме прав детей и прав человека в восточной части Украины, и сейчас у нас появился очень профессиональный партнер, Дом по правам человека, базирующийся в Чернигове, чьи специалисты фиксируют случаи нарушения прав человека на востоке Украины, при этом оценки этой организации имеют международное признание.

Наши партнеры проводили в Украине при поддержке НКО Mondo вебинары для украинских учителей, представлявших самые разные районы Украины, в рамках которых удавалось эффективно делиться опытом по успешной организации образовательного процесса в условиях войны.

Мы даже организовали фестиваль мнений для украинских педагогов в этом году, немного похожий на то, что в Эстонии делают в Пайде. Когда-то мы проводили это мероприятие в Северодонецке, а в этом году мы справились с задачей устроить его в Днепре. Да, очень часто участникам этого фестиваля приходилось бежать в укрытия во время российских налетов, но в целом этот фестиваль прошел с успехом.

Сейчас нам предстоить написать новые образовательные проекты. Подумать, как они должны выглядеть. Конечно, мы и впредь будем передавать украинским школам и школьникам компьютеры, и для контактного, и для дистанционного обучения. Мы будем обеспечивать помощь психологов для украинских детей. Как в тех районах, где война проявилась очень сильно, так и для детей внутренних беженцев в относительно спокойных районах. Что-то мы уже почти придумали, что-то еще предстоит придумать, потому что ситуация меняется очень быстро.

Ежедневно от оккупантов освобождаются все новые и новые населенные пункты. Нужно решить, куда в первую очередь следует спешить с помощью. Нужно следить за тем, где украинская армия продвигается и с какими темпами, прикидывать, где помощь может понадобиться вот-вот, а где — допустим, к лету.

Смотрите передачу целиком в повторе!

Ключевые слова
Наверх