Ермалавичус: ВСУ обязательно найдут творческое решение для прорыва «линии Вагнера»

Павел Соболев
, журналист
Ермалавичус: ВСУ обязательно найдут творческое решение для прорыва «линии Вагнера»
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
  • Украинская оборонная промышленность имеет высокий инженерный и технологический уровень
  • Запад воспринимает украинские атаки на территории РФ как абсолютно легитимную меру защиты
  • В начале войны Россия собиралась взять Киев за три дня, теперь строит заборы в Белгородской области

В очередной передаче портала Rus.Postimees, посвященной военной обстановке в Украине и международной политической ситуации, руководитель исследований Международного центра обороны и безопасности Томас Ермалавичус среди прочего ответил на вопросы, касающиеся оружия, которое Украина использует при атаках на военные объекты на территории РФ, а также строительства Россией оборонительных сооружений в Белгородской области.

- Госсекретарь США Энтони Блинкен и глава Пентагона Ллойд Остин заявили, что американские власти не помогают Украине создавать дальнобойное оружие для ударов по российской территории, но и не мешают ее усилиям в этом направлении. Комментарии американских чиновников прозвучали после того, как подверглись атакам аэродромы и другие военные объекты, расположенные в глубине территории России. Действительно ли дело обстоит так, что Украина сама смогла разработать беспилотник, необходимый для таких ударов, как те, что были нанесены в Рязани и Энгельсе?

- Все военные эксперты, которые пристально наблюдали за Украиной в последнее десятилетие, прекрасно понимали, что у Украины есть очень серьезная оборонная промышленность, в том числе и в авиационной отрасли. Задолго до начала полномасштабного российского вторжения было известно об украинских разработках, касающихся именно дронов с большой дальностью действия. Можно вспомнить, например, «Горлицу», разработку «ГП Антонов», с дальностью действия до тысячи километров. Или «Сокол-300», разработанный в украинском конструкторском бюро «Луч».

При разработке «Сокол-300» закладывалась дальность действия и вовсе в 3000 километров. Однако еще в 2019-2020 гг. об этих аппаратах все-таки говорилось как о находящихся именно что в стадии разработки, сообщалось о тестировании прототипов, и все такое прочее. Я не думаю, что украинцам удалось создать то оружие, что применялось при последних атаках на российские военные аэродромы, совсем уж в кратчайшие сроки, но, по крайней мере, нам было известно, что соответствующая работа велась уже несколько лет. «Укроборонпром» официально подтверждал, что в военное время эта работа была ускорена.

Возможно, какие-то компоненты, которые необходимы для сборки таких аппаратов, приобретаются в западных странах, являющихся союзниками Украины. Однако нет никаких сомнений, что у самой Украины есть очень высокая инженерная и технологическая компетенция, позволяющая разрабатывать такие вооружения самостоятельно.

При этом мне кажется очень правдоподобной версия, что при последних атаках на российские военные аэродромы могли действительно использоваться старые советские аппараты «Ту-141 Стриж», подвергшиеся определенной модернизации. Украина уже использовала их при атаках на российские военные объекты, находящиеся куда ближе к украинско-российской границе. Был даже случай, когда один из этих дронов потерялся и упал в итоге в Хорватии.

Вполне вероятно, что какого-то значительство количества современных дронов собственного производства у Украины пока не имеется. По крайней мере, такого, что позволяло бы предпринимать более мастштабные атаки на российские военные базы. Однако и те атаки, что сейчас удается проводить, имеют отнюдь не только психологическое значение. Они наносят реальный ущерб российской армии. Кроме того, они указывают на уязвимость российских систем ПВО. Совершенно очевидно, что эти удары в Рязанской и Саратовской областях стали для России очень большим сюрпризом.

Хотя эти атаки можно назвать совершенно логичной военной операцией. Это совершенно адекватный ответ Украины на то, что творит Россия. Разумеется, после этих атак России придется принимать определенные меры. Потому что такие удары, конечно, существенно затрудняют для России продолжение атак на Украину издалека, с тех территорий, которые находятся от Украины в тысячах километров.

Американские власти отказываются подтверждать свое участие в поставках такого оружия Украине или свою помощь в его разработке, но это совершенно естественно, потому что США следуют политике, согласно которой они не дают Украине оружие, которым можно поразить цели в глубине России. Официальная позиция Вашингтона не меняется, но при этом у украинской оборонной промышленности могут быть свои связи, свои партнерские отношения, в рамках которых Украина получает необходимые компоненты.

- New York Times проанализировала возможные последствия ударов по российским авиабазам. По мнению авторов публикации, лидеры стран Запада все меньше опасаются возможной эскалации со стороны России и воспринимают эти удары украинцев как эффективные военные операции. Можно ли сказать, что украинские атаки на территории России не только перестали тревожить Запад, но и стали вызывать у него благосклонную реакцию?

- Да, такая тенденция наблюдается. Особенно если сравнивать с ситуацией, которую можно было видеть несколько месяцев назад. Тогда Запад с большой нервозностью реагировал на какую-то активность Украины в отношении целей на российской территории, сейчас западные страны воспринимают происходящее спокойно, и можно сказать, что высказывание со стороны России ядерных угроз тоже перестало работать в отношении тех западных политиков, в чьей компетенции находится принятие самых важных решений.

Конечно, чисто географическое расширение пространства военных действий формально подпадает под определение эскалации. Однако такие действия Украины западные лидеры воспринимают сейчас как адекватные и пропорциональные. Украина, в отличие от России, не наносит удары по гражданским объектам. Действия Украины абсолютно легитимны с точки зрения международного права. Всем очевидно, что это осуществление государством права на защиту, гарантированного Хартией ООН. Все понимают, что Украина дает совершенно логичный ответ на тот террор, что предпринимает в отношении нее агрессор.

Конечно, на Западе все-таки остаются силы, которые продолжают опасаться какой-то эскалации со стороны России. Они стараются настаивать на ограничении поставок Украине вооружений определенных типов. Однако влияние таких сил становится слабее, они сами смягчают свою позицию, потому что Украина уже доказала, что управляет системами, получаемыми от Запада, компетентно и в рамках международного права.

Кроме того, все больше политиков на Западе стали признавать, что эскалация со стороны России происходит тогда, когда Россия сталкивается со слабостью противника. Когда противник дает уверенный отпор, Россия как раз на эскалацию не идет.

Генсек НАТО Йенс Столтенберг, например, вчера заявил, что Украина и союзники ни в коем случае не должны давать сейчас России какой-то паузы. Если Россия получит такую паузу, она сразу займется восстановлением своих сил и ресурсов, а весной начет новое масштабное наступление. Уже никто не верит в намерение России использовать эти переговоры, к которым она призывает, для мира.

- Британская разведка сообщает, что Россия начала расширять оборонительные позиции вдоль границы с Украиной и в глубине Белгородской области. Во вторник белгородский губернатор сообщил о создании в регионе отрядов самообороны. По оценке британской разведки, вероятно, российские власти путем строительства оборонительных сооружений на территории РФ пытаются разжигать патриотические чувства. Действительно ли такие меры — это больше инструмент пропаганды, или российская власть и военные и впрямь теперь считают скорый приход войны на российскую территорию неизбежностью?

- Ну, в некотором смысле война в Россию уже пришла. Вспомним как раз о тех ударах, которые были нанесены в Саратовской и Рязанской областях. Если же говорить о Белгородской и Курской областях, то, полагаю, население этих регионов уже раньше стало жертвой той пропаганды, которая приучала этих людей к мысли, что Украина собирается на них напасть. Или даже собирается нанести по России ядерный удар с помощью каких-то полученных от Запада средств и материалов.

Именно в приграничных с Украиной российских регионах эта пропаганда раскручивалась особенно сильно. У людей там действительно возник страх такого рода. Конечно, этот страх помогает консолидации людей вокруг кремлевского режима. Помогает получить поддержку каким-то жестким мерам власти, например, той же самой мобилизации. Кремль использует этот страх себе на пользу.

С другой стороны, строительство таких сооружений очень сильно подчеркивает контраст между ситуацией, в которой начиналась война, и тем, что мы видим сейчас. В начале войны Россия собиралась взять Киев за три дня, а вчера Владимир Путин говорил, что так называемая «специальная военная операция» может идти еще очень долго. Это очень хорошо показывает, как трансформировалась эта война, каких значительных успехов в ней достигла Украина.

Однако не с политической, а с военной точки зрения интереснее будет обратить внимание на то, что Россия сейчас выстраивает очень серьезные оборонительные заграждения в Луганской и Донецкой областях, которые еще называют «линией Вагнера». Это показывает, что Россия готовится к переходу в этой войне на, так сказать, оборонительную парадигму. Это подтверждает, что Россия в очень значительной степени уступила инициативу и растратила свой наступательный потенциал. Этот потенциал хоть в какой-то степени демонстрируется сейчас разве что в районе Бахмута или в районе Авдеевки.

Сейчас Россия состоятельна заниматься на поле боя лишь тем, чтобы пытаться стабилизировать линию фронта и усложнить наступление бойцов ВСУ. Да, России удается тормозить это наступление, и Украине для его продолжения, наверное, потребуется применить какой-то творческий подход. Однако в последние месяцы украинские военные демонстрировали, что с творческим подходом у них никаких проблем нет.

- Министр обороны Польши Мариуш Блащак объявил, что Германия не дала разрешения разместить ее зенитно-ракетные установки Patriot на западе Украины. Германия предложила Польше свои установки американского производства после гибели 15 ноября в польском селе Пшеводув в результате падения ракеты двух человек. Позже Блащак предложил разместить эти установки в западных областях Украины, чтобы они могли прикрыть эту часть страны от российских ракетных ударов. Германия, как стало ясно, ответила отказом. Что помешало Германии выполнить пожелание Польши? Все-таки страх перед «российской эскалацией»?

- Нельзя забывать о том, что альянс НАТО следует своему коллективному решению напрямую не вмешиваться в этот военный конфликт. Развертывание же систем Patriot в Западной Украине с привлечением операторов из Германии или Нидерландов могло бы выглядеть формой такого вмешательства, формой вступления в войну, потому что эти системы стали бы тогда целями для России. В общем, это был бы уже совсем другой виток конфронтации.

Германия же предложила Польше примерно такую же помощь, которую в свое время Германия и Нидерланды предлагали Турции, развертывая системы Patriot на турецкой территории. Целью этой меры была защита интересов Турции на фоне всплеска войны в Сирии. По сути, Германия и тогда, и сейчас следовала своему обязательству защищать территорию альянса.

Конечно, Польша сейчас следует той логике, что Украине надо давать все, что поможет ей защититься. Однако в случае передачи этих систем речь шла только о защите территории альянса, поэтому для Германии их размещение в западной части Украины не могло быть приемлемым. Думаю, что Польша немного перегибает палку в комментариях к этому вопросу, потому что нельзя же игнорировать, что прямо сейчас именно Германия поставляет Украине в очень больших количествах системы ПВО, которые жизненно необходимы украинцам в условиях российских атак на украинские энергообъекты. Так что, наверное, острой критики Германия в данный момент никак не заслуживает.

Правда, часть критики в адрес Германии звучит сейчас и в связи с тем, что она не передает Украине танки Leopard. Наверное, дискуссия вокруг этого момента была бы сейчас более уместной. Что же касается систем Patriot, то их у всего альянса ведь не так и много. Кроме того, эти системы очень дорогие. И ракеты к ним тоже очень дорогие.

Это естественно, что у стран НАТО есть желание экономить это оружие, потому что ведь альянс должен заботиться и о защите своей собственной территории. Если вдруг Россия все-таки решит пойти на эскалацию конфликта за счет территории НАТО, эти системы для альянса будут чрезвычайно важны.

Смотрите передачу целиком в повторе!

Ключевые слова
Наверх