Андрей Кузичкин ⟩ Почему русская культура в Эстонии играет в страуса на фоне войны?

Андрей Кузичкин
, публицист
Почему русская культура в Эстонии играет в страуса на фоне войны?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 6
Андрей Кузичкин.
Андрей Кузичкин. Фото: Konstantin Sednev

Какое влияние война оказывает на культурную жизнь в России и русскую культуру в Эстонии, и почему последняя не сделала достаточно для поддержки Украины, рассуждает публицист Андрей Кузичкин.

Когда мы спорим с российскими экспертами об эволюции власти в России, многие не соглашаются с определением «нацистское государство». Действительно, «нацизм» – это жупел, которым жителей СССР и России пугали и пугают с детства. Поэтому люди, родившиеся еще в СССР и ходившие в советские школы, учившиеся в советских университетах, крайне болезненно воспринимают обвинения в нацизме в адрес России. Это же относится и к нынешнему поколению россиян, воспитанных на военных патриотических боевиках, где нацисты – это немцы в касках. Тем не менее, нацификация России – факт очевидный. Просто многие россияне уверены, что нацисты – это люди, желающие поставить Россию на колени, со свастикой на предплечье и портретом Гитлера или Степана Бандеры на стене.

Такой «вульгарный нацизм» кремлевская пропаганда внушает российскому обществу уже много лет – со времен первого Майдана в Киеве. Неудивительно, что российские солдаты на оккупированных территориях Украины на самом деле пытались найти свастику на телах пленных и убитых граждан страны, ставшей жертвой путинской агрессии. И очень удивлялись, что ни свастики на телах, ни портретов Гитлера или, на худой конец, Бандеры в разрушенных российскими снарядами украинских школах не находили.

Хотя суть нацизма совершенно очевидна – это проповедь превосходства собственной нации и утверждение об ущербности и неполноценности других национальностей и народов. Именно эти идеи овладели российским обществом. Идеология национального превосходства стала инструментом, изменившим Россию. Этот нацизм получил название «рашизм», потому что в обновленной путинской Конституции России именно русские названы государствообразующим народом. Значит, другим народам при формальном равноправии в жизни страны отводится второстепенная роль. И никто не возражает – ни татары, ни чукчи.

Символом новой «рашистской» веры стали слова из песни некоего «Шамана» – «новой звезды» российского шоу-бизнеса, мобилизованного Кремлем на фронт идейной борьбы с «врагами»: «Я – русский всему миру назло!». Слова настолько же сомнительны, как и исполнительский талант самого певца.

Но в России культура исторически обслуживала интересы власти, поэтому власть использует деятелей культуры для манипуляции настроением общества. И если в администрации президента России сказали: «Он – звезда!», значит, завтра будут гастрольные туры по всей стране, самые большие концертные площадки Москвы, полные зрителей стадионы и серия интервью на главных телеканалах России. А другим певцам тоже хочется и денег, и славы. Потому споют и сыграют все, что прикажут «сверху».

Те деятели культуры, кому такая жизнь противна и невыносима, бегут из России. Уже сбежали. Но счет этих людей с неубитой совестью идет на сотни. А в России остались тысячи и тысячи певцов, танцоров, актеров, художников и композиторов, прославляющих войну, проклинающих Украину и клянущихся в верности кремлевскому вождю. В 1836 г. русский композитор Михаил Глинка написал оперу «Жизнь за царя», ставшую символом преданности жителей России своему государю. Думаю, недалек тот день, когда в Большом театре состоится премьера оперы «Жизнь за президента». Ведь песни, прославляющие террористов из «ЧВК Вагнера», которые казнят людей ударом кувалды по голове, уже написали, и их с восторгом поют на концертах, скандируя при этом: «Путин! Россия! Россия! Путин!»

Вот это и есть «ползучая» или «гибридная нацификация». Российское общество незаметно, но все быстрее и быстрее погружается в болото мракобесия. Ликующих – немного, но протестующих – еще меньше, а большинство – просто равнодушны и принимают происходящее как неизбежность. В детских садах учат собирать автоматы. В школах вяжут носки для российских мобилизованных. На предприятиях собирают деньги на солдатское обмундирование. В театрах отменяют спектакли по пьесам драматургов, выступивших против войны. Популярные шоу на телевидении, обсуждавшие еще недавно мужские измены, теперь приглашают экстрасенсов, предсказывающих скорый крах Украины. Госдума России только что приняла поправки к закону об «иноагентах». Теперь их книги будут продавать упакованными в черную пленку, а в библиотеках отправят в закрытые фонды. Так реализуется концепция замглавы администрации президента Сергея Кириенко, заявившего, что война за сохранение России должна стать народной.

Страусиная политика русской культуры в Эстонии

Европарламент и парламенты нескольких европейских стран признали Россию государством-спонсором терроризма именно за совершенные в Украине злодеяния. Авантюризм Путина нанес сокрушительный удар по репутации российских спортсменов, ученых, культурных и общественных деятелей, поддержавших войну и оказавшихся на положении мировых изгоев. Как же эта ситуация сказалась на самочувствии деятелей русской культуры в странах Европы? Например, в Эстонии. Ведь долгое время институционально и политически русская культура в Эстонии находилась в поле притяжения «русского мира», который напрямую зависел от Москвы и управлялся российским посольством.

У меня такое впечатление, что русская культурная жизнь в Эстонии никакой войны в Украине не заметила. Да, с осуждением войны выступили актеры и руководство Русского театра Эстонии. Коллектив театра также принял участие в сборе гуманитарной помощи для Украины. Здорово, что Юлия Ауг поставила антивоенный спектакль, который показывали в Нарве и для русских школ в Таллинне. Но этого крайне мало, чтобы включить украинскую тему в повестку культурной жизни Эстонии.

Другое дело – Центр русской культуры. Это муниципальное учреждение занимает особое место в жизни Таллинна и удовлетворяет потребность в культурном досуге именно самой проблемной части русскоязычного сообщества Эстонии. Проблемной – потому что среди русских жителей страны существует очевидный раскол в отношении к войне в Украине. Немногие поддерживают Украину, но большинство молча, вполголоса или вполне громко сочувствует Путину и желает победы России. Чтобы в этом убедиться, достаточно почитать комментарии к «украинским темам» в некоторых группах местного русскоязычного сегмента Facebook.

«Русский мир» Эстонии продолжает корчиться и плеваться всякий раз, когда заходит речь о военной и гуманитарной помощи Украине, о поддержке украинских беженцев и осуждении политики Путина. А я за каждое свое высказывание в пользу Украины продолжаю получать угрозы такого содержания, что опубликовать их не отважится ни одно эстонское издание, чтобы не шокировать своих читателей и не нарушить закон.

Однако нельзя оставлять русских жителей Эстонии в сетях российской пропаганды и в токсичном информационном поле Кремля. Нужно бороться за их умы и сознание, одурманенные ложью российского телевидения. Если этого не делать, русский нацизм просочится и в Эстонию, постепенно поражая вирусом рашизма местное русское сообщество.

Поэтому у всех площадок, работающих в сфере русской культуры в Эстонии, есть огромная коммуникационная миссия – стать центрами погружения в правду войны. Детские новогодние спектакли, лекции о Таллинне и онлайн путешествия по залам Русского музея – это хорошо. Но очень напоминает попытку спрятаться от проблем.

Я не могу и не хочу диктовать, что именно нужно делать организаторам мероприятий в Центре русской культуры. Но я жду, что именно там откроется выставка фотографий о нынешней жизни в Украине, будут показаны фильмы об украинской войне, выступят лекторы с рассказами об украинском языке и культуре, пройдет благотворительный концерт в помощь беженцам. И нужно помнить, что в Украине – огромная русская культурная компонента, масса памятников общей с украинцами православной культуры. Рассказать, как она существует сегодня, как борется и выживает – это тоже миссия тех, кто сохраняет русскую культуру в Эстонии.

И не нужно бояться окунуть людей в горе и боль другого народа. Только так, разделив эту боль, мы можем хотя бы частично искупить вину русских перед Украиной, которую терзает и мучает путинская Россия.

Ключевые слова
Наверх