Будущее Эстонии без сланца: удастся ли избежать социального взрыва и построить новую промышленность? (3)

Добыча сланца в Нарвском карьере Eesti Energia со временем прекратится. Деятельность, связанная с ископаемым топливом, не подходит климатически нейтральной экономике. Фото: Mihkel Maripuu/pm/scanpix Baltics
Анастасия Тидо
, журналист

Страны Евроcоюза перестраивают экономику, чтобы достичь климатической нейтральности. Сегодня этот термин вызывает смешанные чувства: кто-то не понимает, что он значит, кто-то, боится потерять работу, а многие виновником высоких цен на энергоносители считают именно стремление к климатической нейтральности. Самые серьезные изменения ждут Ида-Вирумаа, где европейские дотации открывают возможности для создания новой промышленности, но проблем все-таки избежать не удастся.

Снижение выбросов vs качество жизни

В ноябре 2018 года Еврокомиссия представила долгосрочную стратегию для снижения выбросов парниковых газов. Документ предусматривает путь Европы к климатической нейтральности, то есть к экономике с нулевыми выбросами в атмосферу парниковых газов. В стратегии оговариваются изменения во всех ключевых секторах экономики: энергетике, транспорте, промышленности, сельском хозяйстве. Аналитики пришли к выводу, что переход к нулевым выбросам парниковых газов к 2050 году возможен, но подразумевает обновление технологий в производстве, отказ от использования ископаемых топлив, поддержку граждан в переходный период.

Механизм справедливого перехода (англ. – Just Transition Mechanism) стал ключевым инструментом для обеспечения равных условий для всех участников программы перехода к климатически нейтральной экономике. Иными словами, отдельные регионы не должны отставать в развитии и терять качество жизни только потому, что у них исторически больше использовались загрязняющие виды производств.

Круглый стол «Возможности справедливого перехода для Ида-Вирумаа»

• Кивиыли, 29 мая 2019 В совещании участвовали 25 сторон: госучреждения, профсоюзы, местные самоуправления Ида-Вирумаа, предприятия, ученые, местные жители и общественные организации

Результаты обсуждения за круглым столом

Участники определили, какие риски, вызванные сокращением сланцевой промышленности в регионе, поможет устранить справедливый переход.

• У самоуправлений снизятся доходы от платы за разработку шахт и платы за пользование водой; безработные жители не платят налоги.

• Экономический рост региона/государства затруднен, если доходы от сланца нечем заменить.

• Отчуждение и социальное напряжение между регионом и государством, между различными группами людей.

• Безработица и социальные проблемы.

• Эмиграция и запустение.

• Энергетическая безопасность (до прошлого года мы производили больше энергии, чем сами потребляли, теперь работают два энергоблока из 11, и в будущем сланцевые энергоблоки будут остановлены.

Одной из наиболее неприспособленных к новым климатическим требованиям отраслей является добыча ископаемого топлива – то есть угольные и сланцевые шахты. Для них в 2017 году Еврокомиссия создала платформу сотрудничества Coal Regions in Transition, то есть «Угольные регионы на этапе перехода».

Платформа называется «угольной», так как кроме Эстонии сланец в ЕС больше нигде не добывают. Тем не менее проблемы у регионов с развитой угольной и сланцевой промышленностью одинаковые, поэтому в рамках этой платформы страны и регионы, где много шахт и карьеров, обмениваются информацией и опытом по перепрофилированию добычи ископаемого топлива. Так, например, на месте бывших шахт можно создать геотермальные и гидроэлектростанции, построить дата-центры, развивать туризм и сельское хозяйство.

«Мы должны быть солидарны с регионами традиционной добычи угля и других ископаемых, чтобы зеленый курс получил всеобщую поддержку и стал реальностью», – пояснил смысл механизма исполнительный вице-президент Европейской комиссии Франс Тиммерманс. Именно поэтому на все эти проекты выделяют деньги из фондов Евросоюза. Всем очевидно, что в одиночку ни один регион с такими задачами справиться не в состоянии, а это означало бы провал идеи климатической нейтральности.

Франс Тиммерманс.
Франс Тиммерманс. Фото: PETER DEJONG/AP

Климатическая политика – не временная блажь

Чтобы понять, как именно регион с добывающей и химической промышленностью станет со временем развитым, но экологически безопасным, мы поговорили с координатором справедливого перехода для Ида-Вирумаа Иваном Сергеевым.

Иван Сергеев.
Иван Сергеев. Фото: Николай Андреев

Главный вопрос, который беспокоит жителей Северо-Востока, – что станет с их рабочими местами, когда сланец окончательно уйдет? Сегодня его еще перерабатывают, в производство внедряются новые технологии, но никакой поддержки эта отрасль не получает. «Да, действия, связанные со сланцем, из средств Фонда справедливого перехода не поддерживается, ведь сланец – ископаемое топливо. Эта отрасль действительно оказалась в такой ситуации, когда она не имеет будущего, – поясняет Сергеев. – С другой стороны, ничего нового в этой ситуации нет.

Эстония подписала Рамочную конвенцию ООН по изменению климата в 1994 году, а в 2016-м мы ратифицировали Парижское соглашение (соглашение в рамках конвенции ООН об изменении климата, регулирующее меры по снижению содержания углекислого газа в атмосфереприм. ред.). Говорить, что это для кого-то сюрприз и что мы не знали о климатической политике, – это странно».

Иван Сергеев считает, что раньше многие предприятия не относились к перспективам климатической политики достаточно серьезно, надеясь, что «как-то пронесет». С другой стороны, прекращение добычи и использования ископаемого топлива не ставит крест на промышленности региона. «На сланце свет клином не сошелся. Есть же масса других промышленных объектов, которые соответствуют требованиям климатической политики и которые можно построить, получив на это поддержку из европейских фондов (см. таблицу ниже).

Рекомендованные для реализации в рамках программ справедливого перехода крупные промышленные проекты, которые предложили частные предприятия:

Название предприятия

Планируемая деятельность

Кол-во рабочих мест прямо/косвенно/занятые в строительстве

AS Sillamäe Sadam

Строительство причала для пассажирских судов

40 / 1000

Eesti Energia AS

Гидроаккумулирующая станция

25 / 400

 

Центр благоустройства для объектов возобновляемой энергетики

45

 

Производство и потребление водорода в газовой инфраструктуре и тяжелом транспорте

20

NPM Silmet OÜ

Завод по производству магнитов

1000

Viru Keemia Grupp AS

Производство биопродуктов из древесины

250 / 1000 / 500

 

Производство биополиолов

50 / 200

 

Строительство парка солнечных батарей

15 / – / 50

 

Строительство ветропарка

20 / – / 100

Aquaphor International OÜ

Строительство нового завода по производству систем очистки воды

700 / 200

JELD-WEN Eesti AS

Строительство лесопилки

30-50

Golden Fields Factory OÜ

Строительство завода по переработке сена (в сотрудничестве с союзом фермеров KEVILI)

100

Ragn-Sells AS

Завод сверхчистого производства карбоната кальция из долговременно захороненной сланцевой золы.

50-70 / 300-400

Fibenol OÜ

Строительство производственного комплекса, основанного на технологии фракционирования

70-100 (на первом этапе)

Кстати, поддержку могут получить и предприятия сланцевого сектора, но на деятельность, не связанную с ископаемым топливом. Целью механизма является не «загубить» промышленность, а именно перейти к климатически нейтральной экономике.

И идеи, и деньги уже имеются

Одно из таких предприятий, которые проявили интерес к строительству климатически нейтрального производства – Fibenol OÜ. В ходе сбора идей для плана финансирования проектов из Фонда справедливого перехода руководство компании заявило о желании построить в Ида-Вирумаа биопромышленный комплекс.

Этот комплекс должен производить биоматериалы из твердой древесины по уникальной технологии фракционирования, то есть дробления. Эти биоматериалы можно использовать вместо многих материалов, которые пока производят из нефтепродуктов. Сейчас фирма Fibenol ищет подходящее место для строительства комплекса или в Эстонии, или в одной из соседних стран. Ида-Вирумаа – один из вариантов размещения комплекса.

«Финансирование ЕС всегда полезно для инновационных проектов, причем независимо от суммы, – пояснил руководитель Fibenol OÜ Марко Райд. – Это будут уникальные технологии. Такие материалы сейчас не производятся в промышленных масштабах нигде в мире. Стоимость строительства комплекса оценивается в 0,5 миллиарда евро». По словам Райда, предприятие рассчитывает строить комплекс не только потому, что на него могут выделить европейские деньги. «Мы учитываем, что максимальная выделенная сумма помощи на один проект – это 19 миллионов евро. Это не та сумма, чтобы только из-за нее стоило строить комплекс», – говорит Райд, но возможное финансирование повысит привлекательность Ида-Вирумаа как места для строительства.

Еще один проект, о котором недавно писал Rus Postimees, – завод магнитов. Американское предприятие Neo Performance Materials, которому принадлежит силламяэский завод NPM Silmet, планирует инвестировать в производство магнитов из редкоземельных металлов. Завод минимум на 300 рабочих мест будет построен в Нарве. NPM Silmet планирует получить финансовую поддержку из Фонда справедливого перехода. Министр предпринимательства и инфотехнологий Кристьян Ярван заявил, что на поддержку проекта будет выделено 18 миллионов евро.

Вера в справедливый переход еще придет

По словам Ивана Сергеева, работа в рамках программы справедливого перехода идет по разным направлениям: будут создаваться новые рабочие места, появятся программы для образования и переобучения, новые возможности для малого и среднего предпринимательства.

«Улучшения ожидаются в социальной сфере, в здравоохранении, а также в сфере интеграции и социальной помощи, – говорит Сергеев». Координатор справедливого перехода знает, что сегодня доверие к этому механизму невысокое. Люди не верят, что можно полностью перестроить жизнь региона так, чтобы она стала независимой от сланца. Сергеев считает, что со временем отношение изменится. «Мы только начинаем работу по реализации задуманного. Думаю, что когда будут построены новые заводы и люди получат работу, они будут верить в справедливый переход больше. Эта вера сейчас начнет расти с каждым новым осуществленным проектом!»

Добыча прибыли из сланца: бизнес с препятствиями

Программ для трансформации сланцевых компаний нет, есть только программы, направленные на развитие совершенно новых видов бизнеса, и они предназначены для небольших компаний, утверждает руководитель Viru Keemia Grupp Ахти Асманн.
Программ для трансформации сланцевых компаний нет, есть только программы, направленные на развитие совершенно новых видов бизнеса, и они предназначены для небольших компаний, утверждает руководитель Viru Keemia Grupp Ахти Асманн. Фото: Eero Vabamaegi/PM/SCANPIX BALTICS

Viru Keemia Grupp входит в первую десятку крупнейших предприятий Эстонии. По недавним подсчетам, проведенным Таллиннской биржей, стоимость Viru Keemia Grupp (VKG) составила 597 миллионов евро. Концерн пока работает в плюсе. В 2019 году чистая прибыль составила 37 миллионов евро, ковидный 2020 год принес 10 миллионов евро, а 2021 год – 50 миллионов.

Однако перспективы не радужные, так как предприятие занимается добычей и переработкой сланца, а эра использования ископаемого топлива в Европейском союзе неизбежно приближается к концу. На прошлой неделе руководитель концерна VKG Ахти Асманн сказал в телеинтервью, что сегодня в сланцевой сфере складывается крайне неблагоприятная регулятивная среда и дальше будет только хуже. «Банки больше не дают денег на ископаемое топливо, что вынуждает VKG реструктурировать свой бизнес», – сказал Асманн.

Инвестиции в экологичность не спасут

Учитывая суровые требования к производствам, любое предприятие химического сектора стоит перед выбором: или переходить на максимально экологичные технологии, или умереть. VKG – концерн слишком большой и хорошо капитализированный, чтобы просто закрыться.

Пересмотру за последние лет десять подверглись практически все стадии и виды производств. Так, все извлекаемые при добыче сланца побочные продукты нашли вторичное применение. Отходы производства доставляют с заводов к месту складирования по экологически безопасным трубным конвейерам, что позволяет отказаться от перево зок грузовиками.

Самой большой трансформации подверглась сама переработка сланца, хотя «простым отжимом масла» концерн не занимался. «Мы всегда использовали только метод совместного производства: из сланца производим масло, в ходе технологического процесса получаем сланцевый газ, из которого вырабатываем тепло- и электро энергию», – пояснила руководитель по коммуникациям VKG Ирина Боенко.

При производстве сланцевого масла образуется фенольная вода, при ее переработке VKG производит продукты тонкой химии, степень очистки которых превышает 99 процентов. Сланцевые химикаты используются в производстве экранов телевизоров и мобильных телефонов, шин высокой износостойкости, автозапчастей, а также краски для волос.

Сегодня этих мер уже недостаточно – сланец является загрязняющим окружающую среду ископаемым топливом, добыча и переработка которого к 2050 году не будет соответствовать климатической политике ЕС. В концерн уже были сделаны гигантские инвестиции, но дальше собственнику предприятия придется адаптироваться к новым условиям. Ахти Асманн подчеркнул, что европрограммы финансирования таким предприятиям, как кохтла-ярвеский сланцевый гигант, ничем не помогут.

«Большинство фондов не подходят для частного бизнеса. Нет программ трансформации сланцевых компаний, есть только программы, направленные на развитие совершенно новых видов бизнеса, и они тоже скорее предназначены для небольших компаний или государственных проектов», – пояснил Асманн.

Перепрофилирование бизнеса тоже под угрозой

В прошлом году концерн VKG сообщил о проекте строительства в Ида-Вирумаа производственного комплекса для химической обработки древесины, в том числе целлюлозы и сырья для выпуска синтетических тканей. Необходимые инвестиции на тот момент оценили в 800 миллионов евро. «Насколько нам известно, основанный на химической переработке бумажной древесины комплекс по производству биопродуктов VKG – единственный в разработке проект, который схож по масштабам со сланцевой промышленностью, – пояснил Ахти Асманн. – Планируется, что мощность завода составит до 500 000 тонн органической продукции в год. Производственный комплекс создаст 250 новых прямых рабочих мест и 1000 косвенных, связанных с отраслью».

Сегодня ориентировочная стоимость разработки составляет уже миллиард евро. Проект вписан в региональную программу финансирования из Фонда справедливого перехода, но его реализация пока под вопросом.

«Мы не будем ходатайствовать о финансировании через фонд. По условиям фонда выделяемые деньги должны быть реализованы уже к апрелю 2026 года, мы просто не успеем уложиться в эти сроки, – пояснила Ирина Боенко. – Процесс оценки влияния на окружающую среду занимает три года, поэтому построить этот завод можно не раньше 2027 года». Кроме того, непонятны перспективы с учетом недавних заявлений министра окружающей среды Мадиса Калласа о сокращениях вырубки леса. Завод может остаться без сырья, поэтому сегодня руководство VKG ждет от правительства позиции по объемам разрешенной выработки.

Руководство VKG считает, что для развития капиталоемких проектов нужны долгосрочные гарантии. Предприятие уже делает инвестиции в исследования, поскольку нужно понять перспективность такого производства, но окончательное решение о судьбе проекта еще не принято.

Viru Keemia Grupp

Viru Keemia Grupp – промышленный концерн, основан на частном эстонском капитале. Работает на базе приватизированного в 1997 году Kiviter AS. Самый крупный в мире производитель сланцевого масла.

• В концерн входят восемь предприятий, где суммарно занято 1600 человек.

• За десять лет в модернизацию технологий и расширение производства продукции из сланца инвестировано 800 миллионов евро.

Основные сферы деятельности:

• добыча сланца;

• совместное производство (когенерация) сланцевого масла, тепло- и электроэнергии;

• производство и продажа продуктов тонкой химии.

Материал опубликован в сотрудничестве с представительством Еврокомиссии в Эстонии. 

Наверх