Рууссаар: меня бесит, если ночью в Таллиннском аэропорту приходится брать такси, водитель которого не говорит на эстонском (31)

rus.postimees.ee
Copy
Такси
Такси Фото: Mihkel Maripuu / Postimees

В передаче «Keskpäevatund» на Radio Kuku Айнар Рууссаар, Игнар Фьюк и Прийт Хыбемяги обсудили новый Закон о языке, изгнание российского телеканала «Дождь» из Латвии и прибытие реактивных систем залпового огня HIMARS в Эстонию.

Прийт Хыбемяги начал передачу с заявления о том, что министр культуры Пирет Хартман не подписала поправки к новому Закону о языке. Новый Закон о языке пытается сделать то, что по какой-либо причине не делалось в течение последних тридцати лет, в том числе увековечить и закрепить роль эстонского языка в повседневном общении в большей степени, чем это было сделано до сих пор, отметил он.

«До сих пор мы хорошо понимали, что если мы оставим некоторые возможности в общественном пространстве слишком открытыми, результатом будет вторжение других языков, будь то русский или английский, даже финский», – сказал Хыбемяги.

Он пояснил, что новый Закон о языке предусматривает использование эстонского языка в публичном пространстве в достаточно активной форме. Пирет Хартман оставила несогласованным в новом Законе о языке положение, согласно которому водители такси и доставщики еды должны на каком-то уровне знать эстонский язык, а также использование языка крупными государственными учреждениями или фондами, где при общении с иностранцами должен использоваться только эстонский язык, вплоть до доменных имен самоуправлений.

Хыбемяги сказал, что сейчас такое время, когда мы должны с радостью воспользоваться представившейся возможностью, чтобы разобраться и с советскими памятниками, и с эстонским языком, и со многими другими вещами, которыми не хотели заниматься до этого. Сейчас возможность для этого есть, но есть еще министры, которые тормозят процесс.

«Не могу не упомянуть, что Пирет Хартман ранее занималась в Министерстве культуры проблемами интеграции, а это значит, что ее внимание было в основном сосредоточено на русскоязычном населении и Ида-Вирумаа. В каком-то смысле это можно понять, но если мы говорим об эстонских гражданах, которые должны передать эту страну и язык нашим детям и внукам, то я сомневаюсь, что министр культуры на правильном пути», – размышлял Хыбемяги.

Эту мысль продолжил Айнар Рууссаар, который заговорил о проекте Закона о языке, который в понедельник будет в парламенте на третьем чтении: Закон об основной школе и гимназии, или закон о переходе на эстоноязычное образование. Это важный шаг вперед, который не был сделан в течение тридцати лет, подчеркивает он.

«Меня бесит, если мне приходится ночью в Таллиннском аэропорту брать какое-то полупиратское такси, водитель которого не говорит на эстонском языке. Предлагая услугу в аэропорту, можно было бы знать хотя бы английский язык, а общаться только на своем родном языке. Но где провести черту в современном мире, что все и исключительно все должно быть на эстонском языке. Я убежденный сторонник эстонского языка и человек, который хочет, чтобы мы использовали грамотный эстонский язык. В настоящее время, вероятно, невозможно на него перевести все», – сказал Рууссаар.

Игнар Фьюк начал с цитаты исследователя восточных культур Пеэтера Эспака, который очень эмоционально охарактеризовал людей, которые приезжают сюда и получают временный вид на жительство и разрешение на работу, но не удосуживаются учить эстонский язык.

«Он сказал такую ​​фразу, что они подчиняются той нормальности, которая в других странах и у нас есть по отношению к культуре и языку родины. Тогда я начал думать о том, что было нормой в нашей стране. К сожалению, наша норма заключается в том, что мы позволили этой ситуации продолжаться и ухудшаться», – сказал Фьюк и добавил, что если приходит кто-то, кто не знает эстонского языка, говорит на ломанном языке или только на русском языке, то переходят на русский язык. – Очень быстро переходят и на английский язык. Мы показали свою позицию покорных и выступили в роли проигравших. Это была наша реальность. Мы должны подчеркнуть свое достоинство, мы здесь не какие-то люди второго сорта».

Фьюк сказал, что есть много причин, по которым человек, работающий здесь, должен знать наш язык. Специалисты по экономике сразу бы начали говорить, что рабочей силы везде не хватает, кто из местных пошел бы курьером развозить продукты. Но любая установленная норма не ограничивается областью, к которой она применяется. Всегда есть побочные эффекты.

«Теперь я хотел бы выделить один побочный эффект, который Хартман упомянула в своем тексте. Министр заявила, что если люди не могут работать официально, они делают это на черном или сером рынке или остаются дома деградировать. Тема последнего не была раскрыта», – сказал Фьюк.

Он предложил взглянуть на скандинавские страны и посмотреть, как на протяжении десятилетий тамошняя социальная система позволяла приезжим только бездельничать. Так вырастает одно и следующее и третье поколение, которые живут только на пособия. На примере Швеции можно сказать, что репродуктивная способность этих иммигрантов делает их машинами для рождения. Их прирост в два-три раза выше, чем у коренных шведов.

«Вернемся в Эстонию и посмотрим на людей, которые сюда приезжают. Они не знают местного языка первые два-три месяца, а если мы исключим для них возможности трудоустройства, то на них распространяются все те же пособия, что и на граждан Эстонии. Так действительно ли мы готовы поддержать их в нашей стране? Это тот момент, который, вероятно, имела в виду Хартман, но она не развила тему», – пояснил Фьюк и добавил, что это должно быть темой общественного обсуждения, поскольку мы не хотим здесь орд, которые просто наслаждаются жизнью и размножаются.

Вторую тему в «Keskpäevatund» открыл Прийт Хыбемяги, который спросил, что произойдет, если бежавший от путинизма медиаканал открывается в близкой к России стране Евросоюза, но сотрудники там не могут приспособиться к новой ситуации. Несмотря на обстоятельства и войну в Украине, на канале по-прежнему господствовали шовинистические и великорусские настроения.

Если говорить более конкретно, то дело в том, что известный и важный российский независимый телеканал «Дождь» покинул Россию и обосновался в Латвии. «На данный момент случилось так, что Латвийский совет по электронным СМИ убрал из эфира российский медиаканал "Дождь", до этого им уже поступало одно предупреждение. Причиной этого было то, что они показали карту России с Крымом в составе России, а их ведущий призвал помочь российским военным оснащением, чтобы лучше справляться на фронте. Также один ведущий назвал армию российского агрессора нашей армией», – пояснил Хыбемяги.

Этих заявлений было достаточно, и канал был закрыт. Канал был оштрафован на десять тысяч евро, несмотря на то, что журналиста, говорившего такие вещи, тут же уволили. На сегодняшний день этому журналисту также запрещен въезд в Латвию. Главный редактор телеканала извинился, но это уже не помогло, сказал Хыбемяги.

Айнар Рууссаар добавил, что «Дождь» не покидал Россию добровольно, а телеканалу пришлось уйти.

«Я придерживаюсь мнения, что если в стране, которая поддерживает Украину и считает сегодняшний российский режим агрессивным, вещает телеканал, считающий Крым частью России, то его надо закрыть. Я бы зачитал точную фразу, которая прозвучала в эфире «Дождя»: «Мы надеемся, что многим военнослужащим в том числе мы смогли помочь, например, с оснащением и с просто элементарными удобствами». Короче, чтобы было удобно убивать, чтобы руки не мерзли при нажатии на спусковой крючок. Это контекст того, как это понимал латыш. Мы не знаем, так ли думал ведущий, но он, безусловно, исходил из гуманистических соображений, потому что жизнь мобилизованного – не сахар. Им говорят, что нужно убивать, и они убивают», – сказал Рууссаар.

Он вспомнил, как несколько лет назад у него была возможность посетить  офис «Дождя», который был очень современным. Поэтому он отказывается верить, что у них нет возможности показать карту, где Крым не входит в состав России.

Фьюк сказал, что первое разногласие между латвийским народом и телеканалом возникло в контексте советских памятников, когда один из их ведущих снова выбрал сторону. В данном случае это была та сторона, которая защищала танк в Нарве или вообще была против ликвидации советских памятников. «Конечно, возникает вопрос, зачем нужно нагнетать напряжение среди населения Латвии, но мне кажется, что это решение было оправданным», – заявил Фьюк.

Рууссаар добавил, что каждый медиаканал может брать интервью у людей, которые как «за», так и «против», но руководство телеканала и ведущий не должны однозначно выбирать чью-то сторону, как это сделал «Дождь».

В качестве следующей темы в студии отметили, что большой новостью этой недели стало то, что США отправят в Эстонию пехотную роту и подразделение реактивных систем залпового огня HIMARS. Хыбемяги рассказал и о другой важной новости: о том, что правительство решило создать дивизию и для этой цели был изменен устав Сил обороны. Как сказал министр обороны Ханно Певкур: создание дивизии значительно повысит наши возможности обороны и сопротивления.

«Несколько дней назад мы узнали, что Эстония подписала договор на закупку американской реактивной системы залпового огня HIMARS на сумму двести миллионов долларов. Прибывшее американское подразделение начнет обучение наших солдат обращению с ракетными установками. Те же реактивные системы залпового огня сыграли важную роль в войне в Украине», – пояснил Хыбемяги.

Он описал, как на большой грузовик монтируется пункт управления и контейнер. В контейнере шесть ракет с дальностью стрельбы 60-70 километров, а также ракета, летящая особо далеко, на триста километров. Эти ракеты летают с использованием GPS и очень точны. После пуска ракет машины перемещают, чтобы невозможно было определить место, откуда были произведены выстрелы. Учитывая то, что HIMARS позволил сделать в Украине, они представляют собой очень важное укрепление обороноспособности Эстонии.

Руусаар подтвердил, что это умное оружие. «Глядя на войну в Украине, мы видим, что есть две важные вещи – хорошо обученные солдаты и их инфраструктура. Другое дело, современное оружие против старого. Российская армия использовала много оружия, оставшегося на их складах еще с советских времен. Это никак нельзя назвать смарт-оружием, поскольку их точность попадания не очень высока», – сказал Рууссаар. HIMARS – мощное оружие, и хорошо, если они будут на эстонской земле в качестве сдерживающего фактора.

Наверх