ФОТО Кто оплатит устранение советских символов? (1)

Денис Антонов
, корреспондент-редактор
Copy
Таллинн. Жилой дом завода «Двигатель» на Тартуском шоссе, 24
Таллинн. Жилой дом завода «Двигатель» на Тартуском шоссе, 24 Фото: Денис Антонов

Сегодня на пленарном заседании Рийгикогу должно состояться рассмотрение в первом чтении законопроекта, регулирующего устранение из общественного пространства строений и советских памятников, видимые части которых оправдывают оккупационный режим, агрессию и геноцид. Вопросы о том, кто, по каким критериям и на чьи деньги будет определять государственную опасность таких объектов, пока остаются открытыми.

Черта под эпохой советских монументов

Новый законопроект предоставляет министерству юстиции страны дополнительные полномочия по контролю местных властей, ведь именно за ними сегодня закреплен надзор за соблюдением требований, изложенных в Строительном кодексе. Возможно, законодательная инициатива министра юстиции Леа Данилсон-Ярг продиктована трудностями некоторых самоуправлений при осуществлении такого рода мероприятий.

Еще в начале августа правительство приняло решение об устранении «в кратчайшие сроки» из публичного пространства всех советских памятников, содержащих оккупационную символику. Однако в некоторых случаях для его выполнения было необходимо личное вмешательство премьер-министра Каи Каллас. Достаточно вспомнить историю с демонтажом памятника танка Т-34 в Нарве 16 августа этого года.

Нарва. Памятник танк Т - 34.
Нарва. Памятник танк Т - 34. Фото: Денис Антонов

Суть поправок, предлагаемых министром юстиции Леа Данильсон-Ярг («Отечество») заключается в том, чтобы законодательно закрепить в Строительном кодексе тот факт, что видимые публике части архитектурных объектов, памятников, скульптур не могут подстрекать к вражде, поддерживать или оправдывать оккупационный режим, акты агрессии, геноцид, преступления против человечности или военные преступления.

Также министр не скрывает, что одной из задач законопроекта правительство видит очищение страны от символики, угрожающей государственной безопасности.

«Российская Федерация использует монументы для того, чтобы проводить возле них поддерживающие РФ акции и озвучивать антиэстонскую риторику. Если мы ждем интеграции русскоязычных жителей страны, с одинаковым пониманием истории, то этого трудно достичь, если у нас существуют монументы, символизирующие ложное представление об истории», – не раз заявляла в своих выступлениях министр юстиции.

Не все пятиконечные звезды на здании сталинской постройки, по мнению Данильсон-Ярг, угрожают безопасности страны, однако есть строения, где советская символика бросается в глаза с фасадов зданий. И в этом случае она подлежит демонтажу.

Кохтла-Ярве. Здание Центра культуры.
Кохтла-Ярве. Здание Центра культуры. Фото: Денис Антонов

Позиция министра юстиции, представленная 10 ноября в виде поправок сразу к нескольким нормативным актам: Строительному кодексу, Закону о применении Строительного кодекса, Закону о планировании и Закону о государственном имуществе, - находит все больше понимания. По словам председателя комиссии по экономике Рийгикогу Кристена Михала (Партия Реформ), направившего на первое чтение законопроект с поправками Данильсон-Ярг, нападение России на Украину привлекло особое внимание к информационной войне и символам, пропагандирующим агрессию.

«Необходимо создать правила, устраняющие из общественного пространства объекты и символы, которые олицетворяют антисвободы или антигуманистические режимы», – подчеркнул Кристен Михал на заседании комиссии в Рийгикогу.

О том, что советские символы нужно убрать из публичного пространства, даже с фасадов частных домов, говорит Евгений Криштафович, политик от Партии Реформ. По его мнению, такая символика создает исторически неправильный пропагандистский эффект, подчеркивающий миф об освобождении Эстонии, а не ее оккупации. Криштафович убежден, что народы Эстонии не имеют права ставить под сомнение исторический факт того, что наша страна была оккупирована СССР.

«Если Эстония была оккупирована, то почему она должна бережно относиться к символике оккупантов? Если относится бережно, то тогда многие делают вывод, что с оккупацией не все так однозначно», – заявил Евгений Криштафович. – Формула "не все так однозначно" уже привела к конфликту в Украине, и это используется путинской Россией для того, чтобы предъявить нам сталинский реваншизм».

Госбезопасность или историческое наследие?

Однако с самого начала законопроект получил негативные отзывы от Союза художников и историков. Многие политики и общественные деятели также выступили с осуждением инициативы правительства. Соображения безопасности вступили в противоречие с вопросами сохранения культурного наследия, а потому и творческие объединения страны, и оппозиционные нынешнему правительству политики зазвучали единым хором критики.

Основной посыл – в законопроекте нет четко прописанного механизма принятия решений о том, что является нарушением, а что нет. При возникновении спорных ситуаций, когда здание или памятник с оккупационной символикой находятся под защитой Департамента охраны памятников старины, решение будет принимать правительственная комиссия. Однако пока в комисии представителям культуры выделено всего одно место.

Таллинн. Центр русской культуры. Фасад.
Таллинн. Центр русской культуры. Фасад. Фото: Денис Антонов

По мнению историка-искусствоведа Кристы Кодрес, ни одна коалиция, тем более партия, не имеет права решать за все общество, поскольку культура принадлежит всем. Она отметила, что в комиссии должны работать и представители сферы культуры, и истории, способные профессионально подойти к вопросам, требующим экспертизы.

«Ничего не говорится об экспертизе. Почему не довериться компетентным органам и институтам? Тем более, что это касается каждого, ведь речь идет о публичном пространстве. Об этом можно и нужно говорить, вопрос только в том – к каким методам прибегать. Да, мы не любим советскую культуру в принципе, она была очень идеологизирована и сурова по отношению ко всем, жившим в том обществе. – заявила Криста Кодрес. – Но на данный момент – это уже история. В XXI веке не стоит уподобляться Средневековью или эпохе Реформации, когда разрушали алтари, или когда уже в наше время Талибан уничтожал фигуры Брахмы. Нужно нести ответственность и перед историей, и перед нашими детьми, и перед обществом, в котором мы хотим жить».

В свою очередь министр культуры Пирет Хартман от Социал-демократической партии заявила, что правительство уже решило, что мемориалы и памятники, оправдывающие оккупационный режим, должны быть удалены из общественного пространства.

«Однако, это должно быть сделано с достоинством и в соответствии с верховенством закона. Для Министерства культуры, безусловно, важно, чтобы ценное культурное наследие не было повреждено во время вывоза символов, и правительство также дало согласие на это», – заявила в ответ на обвинения в разрушении исторического наследия Пирет Хартман.

Необходимо отметить, что новые требования законопроекта не означают, что все фасады зданий, и памятники, на которых имеется, оккупационная символикой эпохи автоматически будут снесены. В случае, если историческое здание имеет характерный для оккупационного режима символ, но он не оправдывает оккупацию, то сноса не будет. Каждый объект планируется оценивать с учетом критериев, добавленных новыми требованиями, по существу, и отдельно.

«Чтобы переделать охраняемые законом сооружения, нужно согласие органов охраны памятников», – заявила министр юстиции Леа Данилсон-Ярг.

Вне выборов это неинтересно

Объяснение министром юстиции необходимости сноса советской символики заботой о государственной безопасности не признали состоятельным не только многие представители творческих и научных кругов, но и политики.

Мэр Нарва-Йыэсуу Максим Ильин (Eesti 200) видит здесь политический подтекст, мотивированный началом избирательной кампании партий, которым больше нечего предложить электорату. 

«Это все для того, чтобы получить предвыборные дивиденды, и определенные партии не видят другого способа набрать популярность, как заниматься этим сносом. Мы можем здесь видеть некое подобие вандализма со стороны правительства, - заявляет Максим. - Трогать памятники архитектуры для получения краткосрочных политических очков неправильно. Если бы этот вопрос поднимался после выборов, он никому не был бы интересен».

В связи с государственной безопасностью сомневается и Мария Юферева-Скуратовски, депутат Рийгикогу и Европарламента от Центристской партии. Она уверена, что снос памятников не укрепляет безопасность Эстонии, а лишь вызывает возмущение среди русскоязычного население, усиливая недоверие к властям, углубляя раскол в обществе.

«Для меня памятники – это лишь часть нашей истории, они не имеют никакого отношения к оправданию нынешней агрессии России в Украине. От того, что правительство снесет все неугодные памятники, наше прошлое никак не изменится, – уверяет Юферева-Скуратовски. – Я считаю, что надо не с каменными плитами бороться, а работать над тем, чтобы люди чувствовали себя защищенными».

Нарва. Здание ЖД вокзала
Нарва. Здание ЖД вокзала Фото: Денис Антонов

Как считает Светлана Владимирова, заместитель председателя горсобрания Кохтла-Ярве от Партии Реформ, законопроект в таком виде означает, что государство сталкивает лбами местное самоуправление со своими жителями и избирателями.

«Если решение будет принято на государственном уровне, то почему бы государству самому не осуществить его исполнение? Зачем внедрять надзор, предписание, взыскание? Приняли решение, взяли на себя ответственность и осуществили, – заявила Светлана Владимирова. - Как депутат городского собрания, я еще не видела позицию городского управления по этому вопросу, поэтому не знаю, как с этим вопросом обстоят дела в Кохтла-Ярве».

То, что при приближении парламентских выборов все политические силы пытаются проникнуть в любые общественно значимые области для привлечения внимания избирателей, не ново. Другое дело, что в этом предвыборном марафоне особую роль могут сыграть лидеры региональных партийных списков.

Таллинн. Здание Таллинского технического университета
Таллинн. Здание Таллинского технического университета Фото: Postimees

За чей счет банкет?

Светлана Владимирова - не единственный представитель горсобрания местного самоуправления, кто пока так и не получил внятной позиции от горуправы. Более того, на все запросы Rus.Postimees руководители местных самоуправлений Силламяэ, Пярну, Кохтла-Ярве, Тарту, Нарвы, Йыхви и других городов и волостей, также с волнением ответили, что каких-либо четких инструкций со стороны правительства они не имеют.

Недовольство органов власти самоуправлений объясняется тем фактом, что деньги на реставрацию или снос предлагается брать из местных бюджетов. Тем более, что сроки реализации проектов, предписанные законопроектом, составляют всего три месяца. Где найти деньги за такой короткий период – для многих большой вопрос, на решении которого настаивает министерство юстиции.

«Три месяца – не маленький срок, - уверена Леа Данильсон-Ярг. - Тема давно на повестке, многие самоуправления уже избавились от ряда монументов. После вступления закона в силу у владельца есть три месяца на избавление от монумента. После у самоуправления, а потом уже у Министерства юстиции, есть право осуществить надзор, в случае неисполнения закона – сделать предписание и взыскание. Если и это не поможет, то вмешаться в ситуацию и самим демонтировать монумент».

Вопрос финансов волнует и председателей жилищных товариществ, чьи дома имеют символику, которую государство может счесть опасной. Будет ли государство принимать не только надзорное еучастие, но и финансовое? Министерство юстиции ответило, что, возможно, затраты будут частично компенсированы государством, но сроки и механизм этого пока не прописан.

Доктор истории культуры Давид Всевиов хотел бы обсуждать эти вопросы без политического черта за спиной
Доктор истории культуры Давид Всевиов хотел бы обсуждать эти вопросы без политического черта за спиной Фото: Madis Veltman

Без черта за спиной

Давид Всевиов, доктор истории культуры Таллиннского университета, ученый, писатель.

По мнению ученого-историка, профессора Эстонской художественной академии, между картиной на потолке оперного театра «Эстония» и безопасностью страны нет никакой связи. Он считает, что сегодняшнее намерение правительства убрать все советские символы из публичного пространства, в том числе с фасадов зданий, схоже с политикой большевиков.

«Одним из первых декретов Советского правительства после переворота 1917 года был декрет об уничтожении памятников. Начались мероприятия по сносу военных памятников по всей России, тогда же были уничтожены символы государства, книги, история», – проводит аналогию Давид Всевиов.

Несмотря на отрицательное отношение к ликвидации советских символов, не представляющих опасности для государства, ученый солидарен с инициативой изъятия из публичного пространства таких милитаристских советских памятников, как нарвский танк.

«В ситуации военной агрессии России против Украины перенос монумента Танк Т-34 я считаю оправданным, но тут иное. Я детям рассказываю о сталинской архитектуре, которая выражает сущность сталинизма. Они должны видеть, думать. Как я могу говорить о преступности сталинизма, если этих символов не станет? – задается вопросом историк. – Нам нужно найти границу между нужным и не нужным. Есть символы, которые предупреждают о страшном».

Давид Всевиов предлагает вспомнить концентрационные лагеря, которые оставлены нетронутыми на территории Европы, превратив их в музеи памяти о миллионах замученных и убитых национал-социалистическим режимом. Однако не всё здесь ограничивается историческими противоречиями. По мнению доктора истории культуры, в этом вопросе есть и второе дно.

«Если тридцать лет никто ничего не замечал, и вдруг политики говорят, что это нам мешает, то мы должны здесь видеть и политическую подоплеку, – возмущается Давид Всевиов. – Я бы хотел обсуждать эти вопросы без политического черта за спиной».

Наверх