Майдан в миниатюре Волонтерский центр в Юрмале стал одним из лучших в странах Балтии

Дмитрий Мороз
, репортер-редактор
Волонтеры разливают горячий парафин в окопные свечи, после чего изделие застывает и его отправляют на фронт.
Волонтеры разливают горячий парафин в окопные свечи, после чего изделие застывает и его отправляют на фронт. Фото: Дмитрий Мороз

С тех пор как Россия начала уничтожать энергетическую инфраструктуру Украины, нанося массированные ракетные удары, в стране появилось такое понятие, как «Пункт незламності» (по-русски – пункт несокрушимости). Это то место, где украинцы могут спрятаться от обстрелов, погреться, зарядить гаджеты и получить многое другое. Правительство Украины запустило онлайн-карту, где можно найти ближайший подобный объект.

Но есть самый настоящий пункт несокрушимости Украины, которого нет на этой карте, но его можно встретить под Ригой, в курортном городке Юрмала. Конечно же, никаких обстрелов, от которых следует прятаться, там нет. Но побывав в этом месте однажды, ты понимаешь, что вот это и есть та самая украинская несокрушимость, Майдан в миниатюре.

Это место напоминает иммунную систему украинской нации, когда люди словно антитела в огромном теле собираются для общего дела – решают, как побороть болезнь под названием «русский мир».

Во дворе здания бывшей бумажной фабрики Юрмалы людно. Перед центральным входом горят костры, на которых разогреваются почерневшие от гари чайники. Передо мной предстала какая-то совершенно адская кухня, где при этом все вокруг дружелюбны. Волонтеры греют в этих чайниках парафин, заливая его в банки из-под консервов с закрученными внутри по спирали листами картона.

Это изделие называется «окопная свеча», она у солдат на передовой нынче в холодные зимние вечера на вес золота. Такая свеча легка в транспортировке, греет в блиндаже, при желании на ней можно приготовить еду. Время горения одного такого изделия около двух часов.

Юный волонтер из Юрмалы разогревает парафин в чайнике. Важно, чтобы вещество было всегда горячим.
Юный волонтер из Юрмалы разогревает парафин в чайнике. Важно, чтобы вещество было всегда горячим. Фото: Дмитрий Мороз

Масштаб поражает

Но лишь попав в середину здания, я осознал масштабы происходящего. Десятки людей суетятся вокруг: все что-то носят, режут картон, фасуют по коробкам, при этом общаясь то по-украински, то по-латышски, в придачу пробивается английский и русский. Гдето из глубины помещения из динамиков доносятся патриотические песни на разных языках, а ближе к вечеру появился настоящий скрипач и разнообразил репертуар легкой классикой.

К зданию периодически подъезжают видавшие виды волонтерские автомобили, они то подвозят, то увозят что-то в своих недрах. Все это похоже на ритуал, ведомый лишь этим людям. Муравейник работает как швейцарские часы. Последний раз, но в меньших масштабах, что-то подобное я наблюдал на Евромайдане, или Революции достоинства, в Киеве в 2014 году.

Все это организовали Валерий и Виталий Оленийчуки из Северодонецка. Еще в 2013 году со своими бизнес-проектами братьяукраинцы переехали в Латвию. В 2014-м они основали Общество украинско-латвийской дружбы и начали помогать родине, отправляя туда караваны с гуманитарной помощью. Проект окопных свечей стартовал осенью как бы сам собой, поскольку наступает зима, а война затягивается.

Этот центр работает по выходным, и довольно продуктивно – за два нерабочих дня волонтеры успевают отправить на фронт около четырех тысяч окопных свечей. Всего их доставлено в Украину уже около 20 тысяч. «Мы находим средства для закупки парафина, в день нам заводом из города Добеле, где нам сделали хорошую скидку. Кроме того, мы разослали письма в магазины, чтобы люди приносили туда остатки парафина. Наша цель организовать производство 14 тысяч свечей в неделю», – говорит Валерий Оленийчук.

Валерий Оленийчук держит свечи, которые скоро окажутся в руках бойцов ВСУ.
Валерий Оленийчук держит свечи, которые скоро окажутся в руках бойцов ВСУ. Фото: Дмитрий Мороз

К производству свечей волонтеры привлекают украинских беженцев, которых сейчас много по всей Балтии, активно помогают и местные жители. В Юрмале среди помощников встречаются и украинские бойцы, что проходят реабилитацию в местных санаториях. В одной из комнат я застал за работой Виталия и Петро, бойцов механизированных бригад ВСУ (в целях безопасности фамилии не называются). И у того, и у другого ампутирована нога, и парни сейчас в ожидании протезирования. Они мечтают только об одном – вернуться на фронт.

Виталий родом из-под Бердянска, его городок сейчас оккупирован. В первый день войны он уже стоял в очереди в ближайшем военкомате – в Запорожье. Ранение военный получил под Лисичанском. На его группу вышел российский танк и с расстояния около ста метров прямой наводкой разнес укрепление украинцев. Виталий говорит, что это какое-то чудо, что в том бою удалось выжить.

«Нас 35 человек зашло в село, уцелел только один. Все остальные, в том числе и я, были либо тяжело ранены, либо убиты. Рядом со мной парень погиб сразу. То село у нас на глазах было разрушено просто под фундамент в течение двух дней. Мы, как могли, сдерживали, но техники не хватало. В том селе во многих домах еще находились люди, не знаю, как там они», – вспоминает боец ВСУ.

Каждая партия свечей проверяется на горючесть.
Каждая партия свечей проверяется на горючесть. Фото: Дмитрий Мороз

Учитель – воин

Петро до войны работал учителем математики в Умани, сейчас он боец 72-й механизированной бригады из Белой Церкви. Свой снаряд он «поймал» на подступах к городу Нью-Йорк в Донецкой области, когда силы пророссийских войск ДНР вместе с частями регулярной российской армии начали штурмовать окопы со стороны Горловки.

Петро неохотно вспоминает подробности своего короткого боевого опыта. Ведь до войны он вообще не держал в руках оружие. Сейчас Петро сосредоточен на восстановлении здоровья и будущем протезировании.

Оба бойца на волонтерскую деятельность тут, в Юрмале, смотрят с энтузиазмом. Это хоть немного отвлекает от медицинских процедур. «Рашисты пришли на нашу землю, хотят забрать территорию, но Украина обязательно победит, потому что сплоченность нашего народа сейчас просто запредельная», – говорит воин-математик.

Производством свечей братья Оленийчуки не ограничиваются. Еще скупают по странам Балтии джипы для украинской армии, генераторы как для военных, так и для гражданских потребностей.

Валерий Оленийчук говорит, что Европа заметно сдулась в помощи. У людей просто физически заканчиваются деньги. Поэтому приходится быть креативными, придумывать новые способы привлечения помощи для фронта и мирных жителей в Украине.

Солдат украинского экономического фронта

Борьба украинцев с российской экспансией лежит не только лишь в военной плоскости. Как известно из старого выражения американского генерала Першинга: «Пехота выигрывает сражения, а логистика – войны».

Здесь предпринимательская жилка братьев Оленийчуков пришлась как нельзя кстати. Пока Валерий Оленийчук в Юрмале занимается отправками в Украину окопных свечей и джипов, Виталий ездит по Европе и заключает договоры с фирмами и компаниями на поставку в Украину генераторов и запасных частей к ним.

Виталий Оленийчук.
Виталий Оленийчук. Фото: личный архив

«В данный момент я разыскиваю по Европе компании, которые обслуживали трансформаторы советского образца. Мы планируем привлечь их ресурсы для Украины. В этом плане уже есть определенные успехи. Но это лишь малая часть гигантского объема работы, которую мы выполняем сейчас по заказу энергетических компаний Украины», – рассказывает Виталий Оленийчук. Фактически он осуществляет функцию свое образного экономического посла Украины в Европе, используя те же способы и механизмы, которые успешно применяла Россия для продвижения своих интересов. Так, например, в Болгарии Виталий создал организацию болгарско-латвийско-украинской дружбы. Через гуманитарные проекты развивается сотрудничество в экономической сфере.

«Сейчас задача номер один – обеспечить Украине энергетическую независимость, и Евросоюз может в этом помочь», – уверен Виталий Оленийчук. Ситуация с энергетикой в Украине действительно серьезная, говорит предприниматель. Приходится помогать с генераторами больнице в Хмельницкой области, которая расположена недалеко от атомной станции. В обществе растет напряженность. Люди не понимают, почему они не могут получить достаточно электричества от атомной станции, которая находится рядом.

А Россия бьет ракетами по трансформаторным станциям преимущественно советского образца. Эти станции обслуживались в основном российскими подрядными компаниями, круг замкнулся. Поэтому Украина в авральном режиме вынуждена переходить на европейские стандарты уже сейчас.

Наверх