Большие учения НАТО в Польше у российской границы: из девушек получаются прекрасные танкисты (14)

Анастасия Тидо
, журналист
Copy
Джулии Уилсон 21 год. Она из Техаса, и она танкист.
Джулии Уилсон 21 год. Она из Техаса, и она танкист. Фото: Postimees
  • Обучение военных – процесс бесконечный, так как оружейные технологии быстро развиваются.
  • Путь от новобранца до наводчика зенитной установки очень долог.
  • Именно тип местности будет диктовать, какое использовать вооружение .

14 декабря в Северо-Восточной Польше прошли учения боевой группы НАТО. Мощные американские танки «Абрамс» и мобильные комплексы ПВО «Гепард» применялись в учебных боях всего в двух десятках километров от Калининградской области РФ.

На учения с поэтическим названием «Морозный янтарь» в этот раз допустили журналистов. Из-за высокой влажности на улице было очень холодно, и предусмотрительно прихваченная с собой лыжная одежда оказалась очень кстати. Удивительно, но сами военные, несмотря на свое южное происхождение, казалось, совершенно не чувствовали мороза.

Экипаж танка – маленькая слаженная команда

Джулии Уилсон 21 год. Она из Техаса, и она танкист.

Фото: Джулии Уилсон 21 год. Она из Техаса, и она танкист.

«Я вожу танк, занимаюсь его техническим обслуживанием и слежу за тем, чтобы он был готов к бою», - рассказывает о своей службе Джулия. Задачу своего подразделения на учениях «Морозный янтарь» она объяснила просто: убедиться, что в условиях морозной зимы оружие и техника ведут себя как полагается, потренироваться в стрельбе, в настройке электроники танков, и выполнить поставленную боевую задачу в тренировочном бою.

«Вы из штата, где очень жарко. Как вам местные погодные условия? – спрашиваю я у Джулии. – О, это прикольно! Мы наслаждаемся снегом и морозом, пока есть такая возможность. Потом вернемся в свои условия привычной жары, так что это довольно весело!» - улыбается девушка.

Чейз Мак-Дэниэл сам выбрал специальность танкиста. Он и до армии был инженером и техника ему нравится. Кроме того, нравится то, что в танковых подразделениях царит особая атмосфера сплоченности. «Это очень маленькая слаженная команда. В пехотных подразделениях – отряде или взводе – около 60 человек. В танковых у нас 16 или 20 человек. Экипаж танка – четыре человека, поэтому ты очень привязан к своим товарищам, особенно к тем троим, с которыми ты работаешь каждый божий день», - объяснил Чейз. Каждый человек должен отлично знать свою индивидуальную роль, потому что работа каждого очень, очень специфична.

Фото: Чейз Мак-Дэниэл до армии был звукорежиссером, но очень доволен сменой деятельности.

Чтобы стать танкистом в американской армии, для начала вам придется пройти около трех месяцев базовой подготовки по программе для солдата-новобранца. Затем следуют еще три месяца обучения по специальности. «В течение следующих трех месяцев нас обучают специфике работы по военной специальности, – рассказал Мак-Дэниэл. – Я прошел именно такой путь, когда пришел в армию с гражданки. Это был для меня первый раз, когда я вообще увидел работающий танк».

Учения на «абрамсах» рядом с границей России

О программе учений «Морозный янтарь» нам рассказал штаб-сержант Мэтью Фостер.

«То, что вы сейчас наблюдаете – это боевая стрельба соединения из американцев и подразделений из Великобритании. Они имитируют наступательные элементы и стреляют из пулеметов 50 калибра, а также из автоматического гранатомета Mark 19. Они имитируют на этих учениях подавление наступления любого типа спешенных солдат. И как только это произойдет, танки M1 и A1 Abrams выдвинутся вперед и будут вести из своих орудий дальний огонь», - объяснил Фостер, просто указывая рукой со смотровой вышки на поле боя.

Штаб-сержант Мэтью Фостер служит в армии США уже 20 лет и участвовал в реальных боях.
Штаб-сержант Мэтью Фостер служит в армии США уже 20 лет и участвовал в реальных боях. Фото: Postimees.

Таким образом, основная задача подразделений — имитировать наступление на укрепленную позицию, затем занять эту позицию, переместить свои передовые линии, постоянно продвигаясь к основной цели. «Основной целью может быть какой-то центральный узел или склад снабжения, или командный пункт, или какой-то тип инфраструктуры. В этом смысл их действий», – уточнил цель штаб-сержант.

Капитан Алекс Дэвисон – командир роты «Аннигилятор» – поделился с нами впечатлениями после выполнения всех учебных упражнений с использованием самоходных зенитных установок Гепард.

Фото: Postimees.

Мы наблюдали стрельбу из системы "Гепард" и надо признать, это весьма впечатляет. «Да, они работают потрясающе. Наш минометный взвод отстреливал по нескольку раундов. Это была часть тренировочных упражнений» - подтвердил Дэвисон наши впечатления дилетантов. 

По словам командира роты миссия в Польше достаточно сложная, но приезжим военным очень помогла принимающая сторона. «Поляки здорово поддержали нас. У армии здесь есть мощная вспомогательная инфраструктура, чтобы дать нам все необходимое для службы». Обычно подразделение Дэвисона базируется в Форт-Худе, Техас. «Многие из наших солдат здесь впервые увидели снег, так что это определенно интересный опыт – приехать сюда, в Восточную Польшу, и попробовать служить здесь».

Подготовка занимает много месяцев

Для работы с современными боевыми системами – будь то танки, артиллерия или что-то еще – требуется много знаний и навыков. Мы подробно опросили штаб-сержанта Фостера, что и как происходит, пока солдат становится специалистом своего дела.

— То, что мы сегодня видим в тренировочном бою - это завершающий этап обучения?

— Да, этот этап обучения, когда солдат уже тренируется в стрельбе, в армии называют фазой бега. Кроме того есть фаза ползания и фаза ходьбы. Сначала все проходят обучение в аудитории, с лекциями, презентациями в PowerPoint. Они изучают специальность шаг за шагом, чтобы каждый элемент был досконально понятен. Потом они попадут на полигон со своими боевыми машинами и будут тренироваться несколько дней без снарядов. Затем, на следующей итерации, они будут делать все то же самое, но выполняя те же упражнения с машинами и холостыми боеприпасами. И только потом происходит то, что вы видите здесь. Это боевая стрельба, которая является кульминационным этапом всей тренировочной программы. Сейчас они используют боевые снаряды.

— Сколько времени нужно, чтобы научиться профессионально обращаться с боевой машиной или зенитной установкой?

— До такого уровня квалификации, чтоб солдат мог претендовать на самостоятельную стрельбу, подготовка может занять недели, но этот период на самом деле у всех разный. Много зависит от опыта взвода и опыта отдельных членов экипажа. Иногда это может произойти и относительно быстро, но мы никогда не торопим бойцов на тренировках. Многое также зависит от погоды и диапазонов и видимости. Но если мы говорим об относительно скорой подготовке, то иногда можно подготовить человека всего четыре недели.

— Но ведь это не подготовка новобранца с нуля? Человеку нужно какое-то военное образование?

– Все новобранцы армии США проходят базовую подготовку, которая длится десять недель. Она нужна, чтобы получить квалификацию солдата армии США. А потом ты идешь в учебный центр обучаться специальности. Таким образом, операторы танков, которые работают с этими «абрамсами», пройдут несколько месячных курсов, чтобы изучить все тонкости машины, ее возможности, ремонт и обслуживание. Там же они изучат и различные системы вооружений. Все это они должны узнать, прежде чем попадут в свои подразделения. Иногда это происходит за несколько месяцев. Но иногда карьера - чтобы пройти путь от младшего солдата до водителя танка, до помощника наводчика, а затем до наводчика - занимает годы. Часто артиллеристами являются сержанты, штаб-сержанты. Это более опытные офицеры, которые действительно стреляют из самых разных оружейных систем. Кроме того, у вас есть командир танка, которым обычно является старший сержант или сержант первого класса, или лейтенант. Офицер будет командиром самого танка, определяя, когда стрелять и чем стрелять по целям.

— Изменилось ли что-то после начала войны в практике учений?

— Я могу точно сказать, что тренировки всегда были нашей повседневной рутиной. Это связано с постоянным развитием технологий. Системы вооружений постоянно модернизируются. Мы постоянно тренируемся с учетом того, как будет выглядеть следующее поле битвы, будь то в Европе или в Азии, будь то в Афганистане или в Ираке. Разные местности означают разные условия, к которым мы должны быть готовы. Иногда этого городская среда, в другой раз пустыня или горы. Любой тип местности будет диктовать, какое вооружение и оборудование вы можете использовать и что у вас есть в активе. Например, в горах Афганистана вы бы не видели столько танков, потому что там ландшафт для этого не приспособлен. У вас может быть много самолетов, небольших транспортных средств, много пехоты и это все нужно, когда вы попадаете на такое поле боя, где нужно входить в города. Когда на местности города и шоссе,  конечно, все будет совершенно иначе, чем мы видели в Ираке.

— Но вы готовы психологически к тому, что в войне в Европе приходится рыть окопы, пережидать ракетные обстрелы и налеты авиации?

— Наши солдаты обучены и мы готовы. И натовские солдаты здесь, в этой боевой группе, находятся именно для того, чтобы сдерживать любую вероятную агрессию, которая может угрожать любой из стран НАТО. Для этого мы здесь, для этого тренируемся на холоде, в снегу, в жаре или в кишащих насекомыми лесах. Мы готовы и хотим действовать на любом фронте, в любой среде, чтобы защитить наших союзников по НАТО.

Капитан Дэвисон четко сформулировал, какова его задача у российских границ: «Сейчас наша миссия состоит в том, чтобы укрепить силы НАТО в Восточной Европе.  Перед подразделением, в котором я состою, поставлена задача усилить боевую группу НАТО в Восточной Польше. Так что мы здесь для того, чтобы сдерживать возможную агрессию с Востока и укрепить восточный фланг НАТО».

Наверх