Отвечают мэры Ида-Вирумаа: жизнь без электричества, неожиданные миллионы и главные слова Северо-Востока

Денис Антонов
, корреспондент-редактор
Отвечают мэры Ида-Вирумаа: жизнь без электричества, неожиданные миллионы и главные слова Северо-Востока
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments
Главы исполнительной власти Кохтла-Ярве, Силламяэ, Нарвы, Йыхви и Нарва-Йыэсуу не сомневаются в перспективах развития Ида-Вирумаа
Главы исполнительной власти Кохтла-Ярве, Силламяэ, Нарвы, Йыхви и Нарва-Йыэсуу не сомневаются в перспективах развития Ида-Вирумаа Фото: Pm

Главы Кохтла-Ярве, Силламяэ, Нарвы, Йыхви и Нарва-Йыэсуу ответили в формате синхронных интервью на острые вопросы о судьбе справедливого перехода и сланцевой промышленности, о коррупции, бюджетных средствах, а также о пропасти между Северо-Восточным регионом и остальной Эстонией. Читайте и сравнивайте позиции и идеи руководителей местных самоуправлений региона. 

– Что находится на дне пропасти между Ида-Вирумаа и остальной Эстонией, если таковая, по вашему мнению, есть?

Катри Райк, мэр Нарвы: Это яма существует только в головах. У меня в голове нет такой ямы. У тех, кто ее ощущает внутри себя, да, но он выкапывает ее сам. И выискивает на ее дне такие проблемы, которые близки ему лично. Кто-то видит в яме образование, кто-то языковой барьер, кто-то права человека. Это вопрос внутренний личности, но не политики. Я вижу своей миссией – сблизить Нарву с основной Эстонией и думаю, что это получается. Для меня Нарва и Эстония неразделимы. Точка.

Максим Ильин, мэр Нарва-Йыэсуу: Я считаю, что никакой пропасти нет, не существует ее. Если мы, кроме разговоров, будем стремиться к большему и лучшему, грамотно выстраивать коммуникацию между регионом и центром, это больше укрепит внутригосударственную связь. Надо встречаться и общаться не только по поводу памятников или танков. Необходимо выстраивать конструктивный диалог и вокруг реальных проблем, вопросов инвестиций и развития экономики в Ида-Вирумаа, поддержки его жителей. Если не надо будет ломиться в двери на Тоомпеа, то и мысли не возникнет ни о каких ямах и пропастях.

Вирве Линдер, мэр Кохтла-Ярве : Между Эстонией и Ида-Вирумаа нет пропасти, есть лишь небольшой темный участок, создающий отчужденность. Мы чувствуем себя в безопасности там, где есть знакомая и привычная нам среда. Чтобы избежать этого отчуждения, нам нужно увеличить наши взаимные контакты, чтобы мы могли стать друг другу своими.

Тынис Калберг, мэр Силламяэ: Этой бездны не существует на человеческом уровне. К сожалению, сегодняшняя региональная политика не способствует сбалансированному развитию регионов - это касается не только Ида-Вирумаа.

Марис Тоомель, старейшина волости Йыхви : Пропастью это не назовешь, хотя различия несомненно есть. Ида-Вирумаа отличается от остальной Эстонии тем, что за последние 80 лет его население сильно изменилось. Жители региона изменили свое отношение к национальной идентичности, к своему культурному происхождению. Претерпели изменения привычки потребления средств массовой информации, модели социальной организации, и т. д. Это очень отличается от остальной Эстонии.

– Что должно делать местное самоуправление в Ида-Вирумаа, чтобы заставить зеленый переход работать на себя?

Катри Райк: Встречаться каждый день. Предприниматели, ученые, преподаватели, социальные работники, все они должны иметь одного лидера, который смог бы для них организовать единую площадку мнений. Это необходимо для того, чтобы понять кто и что может. Это нужно для оформления и подачи направленных ходатайств на финансирование их из фонда «Справедливый переход». Муниципалитет сам не может ходатайствовать по очень многим вопросам, поэтому нужно прямое участие тех, кто заинтересован в реализации этого перехода, в финансировании своих идей.

Например, у университетов есть более 30 000 000 евро на исследования, но как они были бы полезны для местного предпринимателя, этого не знают ни одни ни другие, потому что нет коммуникации между научным и бизнес-сообществом. Я поставила перед собой цель добиться того, что половина средств «Справедливого перехода» поступит в Нарву. Сейчас получается так, что сланцевая энергетика и «Справедливый переход» идут параллельными курсами. Так никто не думал, но такова жизнь. Поэтому решать, как выделять и куда направлять средства, нужно совместными усилиями.

Максим Ильин: Нужно заставить министерства работать. У нас очень долго запрягают, чтобы хоть как-то поехать. В Ида-Вирумаа все к этому готовы, но внятной позиции центра нет. Я считаю, что существует опасность провала всей этой инициативы со «Справедливым переходом». Понятно, что общая тенденция и в Евросоюзе, и в Эстонии она сохранится: уменьшение выбросов, сокращение зависимости от углеводородов, развитие возобновляемых источников энергии. Понятно, что и традиционные способы производства электроэнергии из сланца тоже будут использоваться пока, но в долгосрочной перспективе это уже пройденный этап. Если торжественно объявлен это «зеленый поворот», то в министерствах нужно шевелиться. Мы два года уже ждем чего-то, а чего – непонятно.

Вирве Линдер: Надо быть активными, позитивными, сотрудничать и смотреть вперед.

Тынис Калберг: Осуществление так называемой зеленой революции мало зависит от одного муниципалитета. Именно поэтому город Силламяэ не берет на себя руководство в этом вопросе и его реализацию. Мы готовы выполнять положения, согласованные ЕС и государством, т.е. обязательства на тех же основаниях, что и другие. Безусловно, есть некоторые моменты, когда мы делаем это не потому, что обязаны, а по причине того, что это выгодно с точки зрения энергосбережения или низкого уровня выбросов, так как это предсказуемо выгодно по цене. Пример тому – использование энергосберегающих светильников при реконструкции уличного освещения.

Марис Тоомель: Нужно постепенно направлять наше общество таким образом, чтобы люди могли присоединиться к зеленой революции. В основном это означает изменение существующего образования, как школьного, так и повышения квалификации, и переподготовки, и адаптацию экономической модели региона – в той мере, в какой это находится во власти муниципалитета. В учебных программах необходимо увеличить объем преподавания тем сохранения ресурсов и зеленого мышления. На протяжении всего процесса обучения он должен способствовать повышению инновационного потенциала людей и сообществ.

– Если бы бюджет вашего самоуправления был в следующем году вдвое больше запланированного, как бы вы потратили эти дополнительные средства?

Катри Райк: Дополнительные средства я бы использовала на ремонт и строительство детских садиков. Со школами мы вопросы сейчас все решаем, а вот детские садики – наша проблема. Я бы направила деньги на поддержку детей во всех сферах, потому что дети – это будущее Нарвы. А еще у меня болит душа о пожилых людях, которые сидят в своих хрущевках и им некуда пойти, негде общаться. Необходимо в Нарве открыть дневной центр для пожилых, чтобы они туда могли приходить и общаться.

Максим Ильин: Только на инвестиции, на расширение современной инфраструктуры города и ни на что другое. На все проекты, которые сегодня стоят в плане развития годами. У нас на очереди новый Центр образования, стадион, сеть велодорожек. У нас не хватает арендного жилья, очень нужно построить несколько современных экономичных многоквартирных домов. Убежден, мы нашли бы куда потратить второй бюджет.

Вирве Линдер: Мы смогли бы снизить нашу долговую нагрузку, повысить зарплаты, осуществить все запланированные мероприятия и проекты развития, многие из которых мы были вынуждены приостановить из-за сложной финансовой ситуации. Мы могли бы направить дополнительные средства на улучшение жилищной среды, в основном – для обновления фасадов зданий и ремонта улиц.

Тынис Калберг: Если бюджет следующего года снова будет так называемого нормального размера, то эти деньги должны быть направлены не на увеличение постоянных расходов, а на инвестиции. В первую очередь – на улучшение окружающей среды. К сожалению, у муниципалитетов всегда не хватает денег, и многие проекты ждут финансирования. Часть этих денег следует использовать с учетом ожидаемой благоприятной конъюнктуры рынка, например, мы можем рассчитывать на хорошую инвестиционную возможность в дорожном строительстве, другую часть денег следует направить на решение текущих задач на месте: нами подготовлены проекты реконструкции зданий учреждений образования и культуры, создания и благоустройства муниципального жилищного фонда, усовершенствования системы обращения с отходами, строительства спортивной инфраструктуры. Если будет такая возможность, мы готовы потратить больше денег.

Марис Тоомель: Если это будет разовое увеличение бюджета, то муниципалитет уменьшит свою долговую нагрузку или не будет брать запланированные кредиты на инвестиционную деятельность, покрыв потребность в деньгах за счет разового увеличения бюджета. В случае, если проекты не будут на достаточном уровне готовности использовать все дополнительные средства, часть этих денег будет оставлена ​​в резерве для использования в последующие годы.

– Предположим, что произошло серьезное ЧП в Ида-Вирумаа. Связи с Таллинном нет, перебои с электричеством. Люди в опасности. Что бы вы сделали в течение первых дней?

Катри Райк: Давайте так. Такой ситуации, чтобы электричества не было в городе несколько дней, просто не может быть. Может случиться, что два часа или четыре часа нет электричества, но чтоб несколько дней – это невозможно. У нас для этого есть кризисная комиссия, она собирается, мы информируем наших горожан постоянно. Несмотря на все блага цивилизации, мы предупреждаем людей о возможных сложностях с электричеством из-за погодных условий, например, советуем держать дома необходимый набор продуктов и товаров первой необходимости, свечей, спичек, воды на два-три дня. Я считаю мы сами должны быть готовы справится в первое время с любой чрезвычайной ситуации. Конечно, город окажет помощь, организует необходимую работу в экстренной ситуации, но люди тоже должны быть готовы. Мэр не может прийти к каждому, слишком много квартирных дверей в Нарве.

Максим Ильин: Я думаю, что в каждом самоуправленим разработан план действий на случай чрезвычайных ситуаций. У нас в Нарва-Йыэсуу есть детальная разработка на случай кризисных событий. Вопрос в том, насколько долго затянутся эти кризисные события. Даже если сутки или двое, то мы справимся, а вот более долгий срок – уже совсем другой разговор. Если мы говорим о неделе и более, это совсем иная ситуация. Ну, и наши жители должны быть подготовлены со своей стороны.

Вирве Линдер: Задача главы муниципалитета – обеспечить безопасность его жителей в любом случае, и наша кризисная команда работает и сегодня, чтобы быть готовой к любым сложным ситуациям. Что будет решающим, так это наша подготовка. Помимо готовности собственной команды, также необходимо заранее разработать план, информирующий жителей города. Горожане должны иметь возможность получить информацию и знать, как подготовиться к кризисам, как действовать в случае их возникновения, не теряя головы. Если сложится чрезвычайная ситуация, мы будем действовать по антикризисному плану.

Тынис Калберг: Управление некоторыми чрезвычайными ситуациями является делом местного самоуправления, мы его отработали и определили организацию работы. Государственной помощи от Таллинна мы не ожидаем, потому что с госорганами, которые находятся на месте, очень хорошее сотрудничество: согласованы контакты и мероприятия, в том числе на случай, если нет электричества и не работает мобильная связь. Благодаря Спасательному департаменту наша готовность к действиям в чрезвычайных ситуациях за последние годы значительно улучшилась.

Марис Тоомель: Начата деятельность кризисных комиссий, в том числе кризисной комиссии Йыхвиской волости, которая работает по подготовленному плану и инструкциям. Задействованы органы внутренней безопасности, компании, оказывающие жизненно важные услуги и т. д. Что касается содержания, то оно зависит от того, как обстоят дела в остальных регионах Эстонии. Если, например, прервано автомобильное и железнодорожное сообщение непосредственно с Таллинном, то ведь существует автомобильное сообщение через южную Эстонию. Системы спутниковой связи можно использовать для поддержания связи, когда обычные телефоны не работают. Они есть в органах внутренней безопасности, с которыми мы точно поддерживаем связь на местах.

– Что нужно сделать, чтобы в Ида-Вирумаа было меньше коррупции среди политиков, а доверие граждан росло?

Катри Райк: Если бы я знала рецепт борьбы с коррупцией, я бы заслужила премию в миллион евро. Хотя, знаете, слово «коррупция» для нашего государства звучит слишком громко. Скорее – коррупционные риски. Так вот, эти риски – следствие нашего старого мышления. Это свойства нашего менталитета, сформированного в прошлые времена. Например, если я депутат, то могу кричать и требовать от чиновника деньги на свои компании, хотя это вредит общему плану развития города. Да, иногда это допустимо, но бывает, что требования необоснованны – и мы попадаем в серую зону. Мне кажется, что изменения в сфере коррупционных рисков мы увидим одновременно с изменениями в понимании того, каким должен быть современный политик, чиновник, депутат.

Максим Ильин: Все процессы управления городом должны быть прозрачными. Но и активность самих граждан должна быть более высокой. Если говорить о Нарва-Йыэсуу, то наши жители который год ходят в лидерах гражданской активности. Мы занимаем первое место по избирательной явке среди всех городов региона, и не по одним выборам, а многие годы. Мне кажется, тут многое зависит от самих граждан. Надо не только эти коррупционные процессы обсуждать и комментировать в социальных сетях, но учится выбирать во власть достойных. Надо уметь разбираться в политических и социальных процессах, стараться выяснить, кто и зачем идет на выборы. Коррупция, во многом, зависит от того, как и кого выбирают сами горожане.

Вирве Линдер: Коррупция не является специфической проблемой Ида-Вирумаа. Для сокращения масштабов коррупции необходимы усилия различных сторон. Государство могло бы принять более четкие и строгие правила, органы местного самоуправления должны заниматься повышением осведомленности о своих должностных лицах и предпринимать шаги по обеспечению прозрачности, а СМИ и граждане должны сохранять бдительность, чтобы коррупционные преступления не замалчивались. Вклад в борьбу с коррупцией каждого человека имеет решающее значение.

Тынис Калберг: Проблема коррупции не должна распространяться на всю округу, и вся округа не должна автоматически ассоциироваться с ней. Профилактика коррупции – комплексная и системная деятельность, а начинается она, безусловно, с информирования, обучения, а заканчивается контролем. Важных мероприятий по этому направлению достаточно много – все эти мероприятия необходимо держать под пристальным вниманием и, как и в случае любой другой сферы.

Марис Тоомель: Воспитывайте людей, чтобы они были более требовательны как избиратели. Необходимо систематическое и профессиональное расследование дел о коррупции, уголовное расследование.

–  Назовите пять слов или понятий, которые должны стать основными символами идентичности региона?

Катри Райк: Можно чуть больше? Люди, любовь, терпение, образование, зеленый переход, водные ресурсы, смелость оставаться собой!

Максим Ильин: Назову три: инновации в Ида-Вирумаа.

Вирве Линдер: Инновационность, открытость, экологическое сознание, мультикультурализм, человеколюбие.

Тынис Калберг: Производство, экспорт, разнообразие, большой выбор, хорошие условия жизни.

Марис Тоомель: Инновационная и разнообразная среда, то есть города-леса-водоемы-болота и т.д., глокализованная (открытая мировому опыту, но применяемая исходя из местных потребностей - прим.ред.), экологически чистая промышленность.

Ключевые слова
Наверх