Философ Юваль Харари Нас может ожидать новая эпоха войн и лишений, но выход есть (6)

Война Путина. Фото: Kollaaž: Madis Veltman 
, историк, философ
Copy

Владимир Путин втягивает человечество в эру войн, которая может оказаться хуже всего того, что мы видели раньше. Она может поставить под угрозу само выживание нашего вида, пишет историк и философ с мировым именем, автор книг «Sapiens: Краткая история человечества» и «21 урок для XXI века» Юваль Харари.

Несколько лет назад я опубликовал книгу «21 урок для XXI века» и посвятил одну главу будущему войны. В главе «Нельзя недооценивать человеческую глупость» я утверждал, что первые десятилетия XXI века были самой мирной эпохой в истории человечества, и в войне больше нет особого экономического или геополитического смысла. Но эти факты не могли служить абсолютной гарантией мира, потому что «человеческая глупость – одна из величайших действующих сил в истории» и «поэтому здравомыслящие лидеры тоже часто совершают очень глупые поступки».

Доктор Юваль Ноа Харари (р. 1979)

Юваль Ноа Харари
Юваль Ноа Харари Фото: Poppe, Cornelius/NTB scanpix

Историк, получивший докторскую степень в Оксфордском университете, профессор Еврейского университета в Иерусалиме.

Его книги, переведенные на русский язык: «Sapiens: Краткая история человечества», «Homo Deus: Краткая история завтрашнего дня», «21 урок для XXI века».

С разрешения автора Postimees публикует статью The End of the New Peace, первоначально опубликованную в The Atlantic.

Несмотря на эти мысли, в феврале 2022 года я был шокирован попыткой Владимира Путина захватить Украину. Ожидаемые последствия для самой России и для всего человечества настолько катастрофические, что это казалось маловероятным шагом даже для бездушного мегаломана. Тем не менее российский автократ решил положить конец самой мирной эпохе и втянуть человечество в новую эру войн, которая может оказаться хуже всего того, что мы видели раньше. Да, она даже может поставить под угрозу само выживание нашего вида.

Это трагедия, особенно с учетом того, что последние десятилетия показали, что война не является неизбежной стихией. Это человеческий выбор, который зависит от времени и места. С 1945 года мы не видели ни одной войны между крупными державами и уничтожения на международном уровне признанного государства в результате иностранного завоевания. Более ограниченные региональные и локальные конфликты стали для нас довольно привычными: я сам живу в Израиле, поэтому мне это прекрасно известно. Не считая израильской оккупации Западного берега, страны редко когда пытались в одностороннем порядке расширить свои границы с помощью насилия. Это одна из причин, по которой израильская оккупация привлекла столько внимания и стала объектом критики. То, что было нормой в истории империй на протяжении тысячелетий, превратилось в табу.

Даже с учетом гражданских войн, бунтов и терроризма за последние десятилетия войны унесли гораздо меньше человеческих жизней, чем самоубийства, дорожно-транспортные происшествия или заболевания, связанные с ожирением. В 2019 году в вооруженных конфликтах или в перестрелках с полицейскими погибли около 70 000 человек, примерно 700 000 покончили жизнь самоубийством, в дорожно-транспортных происшествиях погибли 1,3 миллиона, 1,5 миллиона умерли от диабета.

Но мир выражается не только в цифрах. Возможно, самое важное изменение за последние десятилетия имело психологический характер. На протяжении тысячелетий «мир» означал временное отсутствие войны. Например, между тремя Пуническими войнами Римской республики с Карфагеном были длившиеся десятилетиями перемирия, но любой римлянин и карфагенянин знал, что этот «Пунический мир» может в любой момент прерваться. Политику, экономику и культуру формировало постоянно ожидание войны.

В конце XX и начале XXI века значение слова «мир» изменилось. Если «старый мир» означал лишь временное отсутствие войны, то «новый мир» означал неправдоподобность войны. Во многих (если не во всех) регионах мира страны перестали бояться, что их соседи могут на них напасть и уничтожить. Тунисцы перестали бояться вторжения итальянцев, в Коста-Рика никто не думал, что никарагуанская армия может организовать штурм Сан-Хосе, а жители Самоа не боялись внезапного появления на горизонте флотилии Фиджи. Откуда мы знаем, что страны перестали беспокоиться о таких вещах? Посмотрите на их бюджеты.

Российский автократ решил положить конец самой мирной эпохе в истории человечества и втянуть всех в новую эру войн, которая может оказаться хуже всего того, что мы видели раньше.

До недавних времен можно было предполагать, что в бюджете любой империи, султаната, королевства или республики армия будет занимать первую строчку в бюджете. Правительства мало тратили на здравоохранение и образование, потому что большая часть денег шла на содержание солдат, возведение стен и строительство военных кораблей. Римская империя тратила на армию около 50-75 процентов своего бюджета; в империи Сун (960 - 1279) этот показатель составлял примерно 80 процентов; в Османской империи конца XVII века порядка 60 процентов. В период с 1685 по 1813 год доля расходов, выделяемых правительством Великобритании на армию, никогда не опускалась ниже 55% и составляла в среднем 75%. Во время крупных конфликтов XX века и демократические государства, и тоталитарные режимы тонули в долгах, чтобы финансировать свои пулеметы, танки и подводные лодки. Если мы боимся, что наши соседи могут в любой момент напасть на нас, разграбить наши города, поработить наших людей и аннексировать территорию, то такой подход во всех отношениях будет разумным.

А бюджеты «нового мира» представляют собой гораздо более обнадеживающее чтиво, чем любой пацифистский трактат. В начале XXI века военные расходы в среднем составляли всего лишь 6,5 процента от государственных расходов, и даже доминирующая сверхдержава Соединенные Штаты Америки для сохранения своего превосходства тратила только около 11 процентов. Поскольку люди перестали жить в страхе внешнего вторжения, правительства смогли начать инвестировать гораздо больше средств не в армию, а в здравоохранение, социальное обеспечение и образование. Например, расходы на здравоохранение в среднем составляли 10,5 процента государственного бюджета, а это в 1,6 раза больше оборонного бюджета. Тем фактом, что бюджет здравоохранения превышает военный бюджет, сегодня мало кого удивишь. Но если мы будем принимать «новый мир» как нечто само собой разумеющееся и поэтому начнем пренебрегать им, то скоро мы его лишимся.

***

«Новый мир» стал результатом воздействия трех основных сил. Во-первых, технологические изменения, а в первую очередь создание ядерного оружия, в значительной степени повысили цену войны, особенно между крупными государствами. Атомная бомба превратила такую войну в безумный акт коллективного самоубийства, поэтому со времен Хиросимы и Нагасаки крупные страны не воевали друг с другом напрямую.

Во-вторых, экономические преобразования в значительной степени сократили пользу от войны. Раньше основными экономическими активами были материальные ресурсы, которые можно было захватить силой. Когда в результате Пунических войн Рим победил Карфаген, он разбогател, разграбив своего поверженного противника, продав его народ в рабство и захватив серебряные рудники в Испании с пшеничными полями в Северной Африке.

Однако в последние десятилетия самым важным экономическим активом многих стран стали научные, технические и организационные знания. В Кремниевой долине нет кремниевых шахт. Такие компании стоимостью в триллион долларов, как Microsoft и Google, построены на том, что находится в головах инженеров и бизнесменов, а не на том, что находится в земле под их ногами. И если захватить силой серебряные рудники легко, то приобрести знания таким же образом не получится. Эти экономические реалии привели к резкому снижению окупаемости завоеваний.

Хотя войны за материальные ресурсы все еще характерны для некоторых частей мира, например, для Ближнего Востока, в период после 1945 года крупные экономики росли без империалистических завоеваний. Армии Германии, Японии и Италии были разгромлены, их территории сократились, но после войны их экономики начали процветать. Китаю удалось достичь своего экономического чуда, не участвуя ни в одной крупной войне с 1979 года.

Что действительно подорвало мировой порядок, так это то, что его основные бенефициары (в том числе Китай, Индия, Бразилия и Польша), а также страны, которые его создали (особенно Великобритания и Соединенные Штаты Америки) отвернулись от него.

Когда в начале ноября я писал эти строки, российские солдаты грабили город Херсон, отправляя в Россию грузовики, набитые коврами и тостерами, украденными из украинских домов. Это не сделает Россию богатой и не компенсирует россиянам огромные военные издержки. Но, как показывает вторжение Путина в Украину, самих по себе технологических и экономических изменений оказалось недостаточно для сохранения «нового мира». Некоторые государственные лидеры так сильно жаждут власти и настолько безответственны, что могут начать войну, даже если она разрушит экономику их страны и подтолкнет все человечество к ядерному Армагеддону. Именно поэтому третьим неотъемлемым элементом «нового мира» следует считать культурные и институциональные аспекты.

Долгое время в обществах доминировала милитаристская культура, с точки зрения которой война была неизбежной и даже желательной. Аристократы Рима и Карфагена считали, что военная слава – главное достижение в жизни, а также идеальный путь к власти и богатству. Такие мастера пера, как Вергилий и Гораций, были с этим согласны, отдавая свои таланты на службу восхваления оружия и воинов, прославления кровавых сражений и увековечивания жестоких завоевателей.

В эпоху «нового мира» творческие люди обратили свои таланты на разоблачение ужасов войны, а политики пытались оставить след в истории проведением реформ здравоохранения, а не разграблением чужих городов. Под влиянием страха перед ядерной войной, изменений в характере экономики и новых культурных тенденций лидеры по всему миру объединили силы, чтобы создать работоспособный мировой порядок, позволяющий странам развиваться мирным путем, сдерживая при этом время от времени появляющихся подстрекателей войны.

Этот мировой порядок основан на либеральных идеалах: на том, что все люди заслуживают одинаковых базовых свобод, что ни одна группа по своей природе не лучше других и что все мы разделяем основные ценности, интересы и опыт. Благодаря этим идеалам главы государств предпочитали не воевать, а сотрудничать, чтобы защищать наши общие ценности и отстаивать наши общие интересы. Либеральный мировой порядок объединил веру в универсальные ценности с мирным функционированием глобальных институтов.

Путин думал, что если он завоюет Украину и присоединит ее к России, то некоторые страны будут этим обескуражены и осудят его, но никто не решится предпринять против него решительных действий.

Хотя этот мировой порядок и был далек от совершенства, он улучшил жизнь людей не только в таких старых имперских центрах, как Великобритания и Соединенные Штаты Америки, но и во многих других частях света, от Индии до Бразилии, от Польши до Китая. Страны на всех континентах выиграли от роста глобальной торговли и инвестиций, и практически все получили дивиденды от мира. Не только Дания с Канадой смогли направить средства на учителей вместо танков, но и Нигерия с Индонезией.

Любой, кто ругает недостатки либерального мирового порядка, должен сначала ответить на один простой вопрос: можете ли вы назвать десятилетие, в котором человечество жило бы лучше, чем в 2010-е годы? Какое десятилетие – ваш утерянный «золотой век»? 1910-е с Первой мировой войной, Октябрьской революцией, законами Джима Кроу и жестокой эксплуатацией большой части Африки и Азии европейскими империями?

А может, 1810-е, когда наполеоновские войны достигли своего кровавого апогея, российских и китайских крестьян угнетали аристократы-землевладельцы, Ост-Индская компания установила контроль над Индией, а в Соединенных Штатах Америки, Бразилии и большей части мира рабство по-прежнему было законно? Может быть, вы мечтаете о 1710-х, когда в Испании шла война за наследство, бушевала Северная война, велись войны за престол Великих Моголов, а треть детей планеты умирала от недоедания и болезней, не достигая совершеннолетия?

***

«Новый мир» возник не в результате какого-то божественного чуда. Он был достигнут путем того, что люди сделали наилучший выбор и построили функционирующий мировой порядок. К сожалению, слишком многие считали это достижение само собой разумеющимся. Возможно, они полагали, что «новый мир» в первую очередь обеспечивают технологические и экономические силы, и он сможет устоять даже без третьего столпа – без либерального мирового порядка. В результате этого либеральным мировым порядком сначала пренебрегли, а затем он начал подвергаться все более ожесточенным нападкам.

Атаковать его начали такие страны-изгои, как Иран, и такие коррумпированные главы государств, как Путин, но в одиночку им не хватило сил положить конец «новому миру». Что действительно подорвало мировой порядок, так это то, что его основные бенефициары (в том числе Китай, Индия, Бразилия и Польша), а также страны, которые его создали (особенно Великобритания и Соединенные Штаты Америки) отвернулись от него. Референдум о членстве Великобритании в ЕС и избрание Дональда Трампа президентом США в 2016 году стали символами этого поворота.

Те, кто ставили под сомнение либеральный мировой порядок, в большинстве своем не хотели войны. Они просто хотели продвигать то, что считали интересами своей страны, чтобы каждое национальное государство защищало и развивало собственную идентичность и свои интересы. Но они так и не объяснили, как разные народы будут взаимодействовать друг с другом в отсутствие универсальных ценностей и глобальных институтов Никакой ясной альтернативы противники мирового порядка не предложили. Похоже, они думали, что каким-то образом народы просто будут хорошо ладить друг с другом, и хотя мир и будет обнесен стеной, он все равно будет представлять собой сеть дружелюбных крепостей.

Однако крепости редко бывают дружелюбными. Каждая национальная крепость обычно хочет получить за счет соседей немного больше земли, безопасности и благополучия, а без универсальных ценностей и глобальных институтов соперничающие крепости не смогут договориться о единых правилах. Модель сети крепостей стала рецептом катастрофы.

И катастрофа не заставила себя долго ждать. Пандемия показала, что в отсутствие эффективного глобального сотрудничества человечество не может защитить себя даже от таких обычных угроз, как вирусы. Возможно, Путин наблюдал за тем, как Covid-19 еще больше подорвал всемирную солидарность, и решил, что пришло время нанести смертельный удар, нарушив величайшее табу эпохи «нового мира». Путин думал, что если он завоюет Украину и присоединит ее к России, то некоторые страны будут этим обескуражены и осудят его, но никто не решится предпринять против него решительных действий.

Если рискованная авантюра Путина увенчается успехом, то следствием этого станет окончательный крах мирового порядка и «нового мира». Автократы по всему миру убедятся, что захватнические войны снова стали возможны, а демократическим странам придется вооружаться для обороны.

Утверждение о том, что Путина заставили вторгнуться в Украину, чтобы предвосхитить нападение Запада, является нерациональной пропагандой. Какая-то абстрактная угроза, исходящая от Запада, не является законным основанием для уничтожения чужой страны, разграбления ее городов, изнасилований и пыток ее граждан и причинения бесчисленных страданий десяткам миллионов мужчин, женщин и детей.

Пусть любой, кто думает, что у Путина не было выбора, назовет страну, которая готовилась напасть на Россию в 2022 году. Полагаете, что это Германия стягивала свои войска к границе? Или вам кажется, что Наполеон восстал из могилы, чтобы снова повести свою La Grande Armée на Москву, и Путину ничего не оставалось, кроме как предотвратить предстоящее французское наступление? И давайте напомним, что на самом деле Путин первым вторгся в Украину еще в 2014, а не в 2022 году.

Путин долго готовился к нападению. Он не был согласен с распадом Российской империи и не воспринимал Украину, Грузию или любую другую постсоветскую республику как легитимное самостоятельное государство. Если, как уже было отмечено ранее, средние военные расходы в мире составляли около 6,5 процента и 11 процентов в США, то в России они были намного выше. Мы никогда не узнаем, насколько именно они были больше, потому что это государственная тайна. Но, по оценкам, эта цифра составляет от 20 до 30 процентов.

Если рискованная авантюра Путина увенчается успехом, то следствием этого станет окончательный крах мирового порядка и «нового мира». Автократы по всему миру убедятся, что захватнические войны снова стали возможны, а демократическим странам придется вооружаться для обороны. Мы уже имели возможность наблюдать, как из-за российской агрессии та же Германия в одночасье была вынуждена увеличить свой оборонный бюджет, а Швеция восстановить срочную службу.

Те деньги, которые должны были пойти на учителей, медсестер и социальных работников, пойдут на танки, ракеты и кибероружие. 18-летние молодые люди по всему миру будут проходить обязательную срочную службу. Все станут похожими на Россию – страну с раздутой армией и нехваткой больничного персонала. А это приведет к эре новых войн, бедности и болезней. Второй вариант – остановить и наказать Путина, чтобы мировой порядок из-за его действий не разрушился, а окреп. Чтобы любой, кому может потребоваться напоминание, твердо для себя уяснил, что такое просто недопустимо.

Восстановление мирового порядка не означает возврата к системе, которая развалилась в 2010-х. Новый улучшенный мировой порядок должен будет отвести более важные роли незападным крупным странам, которые захотят принять в нем участие.

Какой из этих двух сценариев будет реализован? К счастью для всех нас, Путин, несмотря на все свои военные приготовления, оказался катастрофически не готов к одной сверхважной вещи: к мужеству украинского народа. Украинцы откинули российские войска, одержав ряд потрясающих побед под Киевом, Харьковом и Херсоном. Но Путин до сих пор отказывается признать свою ошибку и реагирует на поражения растущей жестокостью. Видя, что его армия не может одолеть украинских солдат на фронте, Путин теперь пытается до смерти заморозить мирных жителей Украины в их домах. Невозможно предсказать окончание войны, равно как и судьбу «нового мира».

***

История никогда не предопределена. После окончания холодной войны многие полагали, что мир неизбежен и сохранится даже в том случае, если мы будем пренебрегать мировым порядком. После вторжения России в Украину некоторые начали склоняться к противоположному мнению. Они утверждали, что мир всегда был просто иллюзией, что война – неукротимая стихия, а единственный выбор человека заключается в том, чтобы стать добычей или хищником.

Обе точки зрения ошибочны. И война, и мир – это результат принятых решений, а не неизбежность. Войны инициируются людьми, а не законами природы. И точно так же, как люди развязывают войны, они могут заключать мир. Но заключение мира – не разовое решение. Это результат длительных усилий по защите универсальных норм и ценностей и созданию новых институтов сотрудничества.

Восстановление мирового порядка не означает возврата к системе, которая развалилась в 2010-х. Новый улучшенный мировой порядок должен будет отвести более важную роль незападным крупным странам, которые захотят принять в нем участие. Он также должен будет признать важность национальной лояльности. Мировой порядок рухнул в первую очередь из-за наступления популистских сил, которые утверждали, что патриотическая лояльность противоречит глобальному сотрудничеству.

Политики-популисты пытались всех убедить в том, что если ты патриот, то должен противостоять глобальным институтам и глобальному сотрудничеству. Но патриотизм никак не противоречит глобализму, потому что патриотизм не означает ненависти к иностранцам. Патриотизм – это любовь к соотечественникам. И если в XXI веке вы хотите защищать своих соотечественников от войны, пандемии и экологического коллапса, то для этого лучше всего сотрудничать с иностранцами.

Наверх