Отец Роман Ких: во время войны человека в церковь часто приводит желание выговориться и выплакаться

Павел Соболев
, журналист
Отец Роман Ких: во время войны человека в церковь часто приводит желание выговориться и выплакаться
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
  • Поддержка епископа Филиппа Журдена в день начала войны была очень важна для местных украинцев
  • Украинская греко-католическая церковь в годы Второй мировой войны спасла множество еврейских детей
  • Те беженцы, которые вернутся после войны в Украину, будут вспоминать об Эстонии с любовью

В очередной передаче портала Rus.Postimees, посвященной войне в Украине и ее влиянию на различные общественные процессы, священник Украинской греко-католической церкви в Эстонии, отец Роман Ких среди прочего ответил на вопросы, касающиеся новых ролей, которые могут появляться у церкви в военное время, а также ожиданий от будущего у украинских беженцев, находящихся в Эстонии.

- Сразу после начала войны приход Украинской греко-католической церкви в Старом Таллинне столкнулся с наплывом людей, превышавшим обычное количество прихожан сразу в несколько раз. В церковь стали приходить не только местные украинцы, но и многие беженцы. Как изменилась деятельность прихода в самые первые недели войны? Что пришлось срочно предпринимать, когда стало ясно, что в церковь придет большое количество людей, которые будут нуждаться не только в духовной помощи, духовной поддержке, к чему церковь готова всегда, но и в помощи бытового плана?

- Первое, что мы сделали 24 февраля, это провели молитву. К нам пришел тогда епископ Филипп Журдан, который поддержал нас своим словом, своей молитвой. Это было очень важно. О поддержал всю украинскую общину в Эстонии. У очень многих из наших прихожан оставались родные в Украине. Кто-то из этих родных постарался убежать от войны, кто-то решил остаться в Украине.

Уже 28 февраля в нашем приходе начал работу штаб по оказанию гуманитарной помощи Украине. У нас была утренняя молитва, вечерняя молитва, а между ними мы очень активно собирали гуманитарную помощь, искали логистические возможности по доставке в Украину того, что нам удалось собрать.

И именно тогда к нам уже начали приходить только что приехавшие из Украины люди, люди очень разные, среди которых было немало таких, кто уже очень близко успел соприкоснуться с войной. Были те, кто своими глазами видел взрывы снарядов, были даже те, кто успел потерять своих родных. Все эти люди нуждались в помощи.

Конечно, к нам приходили не только прихожане греко-католической церкви. К нам приходили даже мусульмане. Сам я постоянно наведывался в гостиницу на улице Нийне, где размещались тогда прибывавшие из Украины беженцы, чтобы разговаривать с нашими людьми, быть рядом с ними.

Это были люди оказавшиеся здесь совсем не по той причине, что им вдруг захотелось сменить страну проживания. Это были люди, которым просто пришлось уносить ноги от войны, потому что они хотели спасти свои жизни, а также жизни своих детей.

- После 24 февраля церковные приходы стали местом утешения для многих людей, кому пришлось бежать от войны. Можно ли сказать, что стены церкви в годы войны становятся не только лучшим местом для молитвы верующего человека, но и местом, в котором повышается чувство защищенности у не слишком религиозных людей?

- У людей, которые стали приходить к нам после 24 февраля, были очень разные истории. Например, были люди, которые совершенно целенаправленно шли именно в церковь, потому что хотели встретиться с богом. Они только что пережили очень страшные вещи, и в во время того, что с ними происходило, им ничего не оставалось, как полагаться на высшие силы. Они выбирались из-под обстрелов в Харькове или Мариуполе, и, как они говорили, это высшие силы сохранили им жизнь.

В целом же церковь всегда выполняла очень важную функцию в тяжелейшие исторические моменты. Если мы обратимся к истории, к событиям Второй мировой войны, то можем вспомнить, как глава нашей церкви, митрополит Андрей Шептицкий разрешил священникам выписывать для детей евреев свидетельства о том, что они прошли обряд крещения. Благодаря этой фальсификации были спасены жизни очень многих еврейских детей.

В трагические исторические моменты на второй план уходят какие-то межконфессиональные споры. Самой важной задачей любой церкви становится оказание помощи любому конкретному человеку, который нуждается в том, чтобы ему помогли. Которого нужно поддержать, которого надо выслушать.

Я бы сказал, что очень многим людям, которые стали приходить к нам после 24 февраля, важнее всего было просто выговориться. Просто оказаться кем-то выслушанным, даже просто поплакать перед кем-то.

Не только для женщин, для многих мужчин это было важно. Многими из них были только что пережиты очень тяжелые истории, многим из этих людей пришлось бежать из Украины в Европу через Россию. Им очень хотелось оказаться наедине со священником, рассказать свои истории и дать волю эмоциям.

- Чем сейчас еще жители Эстонии могут помогать пострадавшим от войны в Украине людям, кроме денежных пожертвований? Какие, например, предметы всегда оказываются очень желанными в пунктах сборов гуманитарной помощи, которые работают и при церковных приходах?

- В последнее время мы все-таки стали стараться комплектовать гуманитарную помощь для Украины из товаров, произведенных в самой Украине. Мы стараемся на собранные в Эстонии пожертвования заказывать разные вещи у украинских производителей.

Например, летом возникла необходимость отправить украинским военным футболки. Мы нашли предприятие в Украине, которое шило очень качественные футболки, и сделали заказ. Спустя некоторое время мне позвонил директор этого предприятия и сказал, что этим заказом мы помогли Украине сразу на нескольких уровнях.

Во-первых, украинские бойцы получили качественные футболки. Во-вторых, предприятие получило возможность работать. Это значит, что работники получали зарплату, а предприятие платило государству налоги.

Недавно по такой же схеме мы заказали для украинских военных комплекты термобелья. Интересно, что это белье было разработано известным украинским дизайнером, который когда-то придумывал одежду для популярных украинских артистов. Мы заказали эти комплекты у предприятия этого дизайнера, и это получилось дешевле, чем если бы мы закупали эти вещи в Эстонии. То есть мы снова поддержали Украину, так сказать, комплексно.

Украинская греко-католическая церковь сейчас поддерживает в Украине проект, который называется «Мудра справа». В рамках этого проекта комплектуются недельные пищевые наборы, рассчитанные на потребности двух человек. К настоящему моменту все продукты для этих пищевых наборов закупаются только в Украине. Это позволяет и накормить нуждающихся, и дать работу украинским предприятиям, что в конечном итоге поддерживает украинскую экономику.

Наш приход тоже помогает проекту «Мудра справа» собирать деньги на нужды людей, находящихся сейчас в Украине. Однако, конечно, можно назвать конкретные предметы, от которых всегда будет польза и которые мы рады принимать от людей. Это те же самые термосы, в которых раздается еда нуждающимся. Средства гигиены. Спальные мешки, матрацы.

Также мы сейчас работаем над сбором пожертвований для людей, нуждающихся в реабилитации после тяжелых ранений, после потери конечностей. Причем как для военных, так и для мирных жителей. Если кто-то готов пожертвовать какие-то эспандеры или, допустим, беговые дорожки, то, конечно, это тоже будет ценная помощь. Очень важно помочь людям снова научиться ходить, или помочь разработать мышцы в поврежденных частях тела.

- Сейчас на любые праздники война накладывает тяжелую печать. С какими надеждами, в каком состоянии духа вступают в новый год украинские военные беженцы в Эстонии? Получается ли у них адаптироваться к местной жизни, не только в социальном, но и эмоциональном смысле? Ждут ли они возможности вернуться в Украину, или, скорее, готовятся к тому, что война может продлиться очень долго? Многими ли из них Эстония воспринимается не только как хорошо принявшая их страна, но и как настоящий новый дом?

- В первую очередь я бы хотел сказать, что украинцы очень благодарны Эстонии за ту поддержку, которую Эстония и уже оказала, и продолжает оказывать военным беженцам из Украины. Украинцы очень благодарны школам, которые принимают украинских детей или даже специально создаются для них, что позволяет украинским детям учиться. За различные адаптационные программы, запущенные для украинских беженцев.

У очень многих наших прихожан-беженцев дети ходят в эстонские школы. По крайней мере, в понимании эстонской речи, эстонского языка, у этих детей наблюдаются уже очень большие успехи. И взрослые беженцы тоже активно принимают участие в языковом обучении. Конечно, рано говорить о том, что они уже могут свободно общаться по-эстонски, но они тоже делают успехи, и это очень помогает в адаптации к местной жизни.

Однако при переезде человека в другую страну может произойти и такое, что человек просто сливается с местным обществом, но при этом теряет свою национальную идентичность. Наша церковь придерживается позиции «адаптации - да, ассимиляции - нет».

Конечно, украинцы должны уважать культуру той страны, куда им пришлось переехать. Уважать ту страну, которая их приняла. Но украинцы ни в коем случае не должны забывать о своей культуре, о своей стране.

Украинские беженцы, оказавшиеся в Эстонии из-за войны, работают сейчас в Эстонии на самых разных рабочих местах, в самых разных сферах. Многие из этих людей твердо намерены когда-нибудь вернуться жить в Украину. То есть они просто ждут того момента, когда в Украине закончатся боевые действия, и тогда они сразу поедут обратно.

Есть и такие люди, которые еще совсем недавно уверенно говорили о том, что хотят вернуться в Украину, но теперь признают, что видят свое будущее в Эстонии. И тому есть совершенно понятные причины: их дом в Украине полностью разрушен, все заводы, которые работали в городе, откуда они приехали, тоже полностью уничтожены. То есть вернуться конкретно в свой город вообще нет никакой возможности.

По моим ощущениям, большая часть беженцев все-таки вернется в Украину. Очень многие люди просто не смогут окончательно привыкнуть к жизни не в своей стране. Но в то же самое время эти люди очень благодарны Эстонии. Потому что те программы эстонского правительства, которые были направлены на обеспечение возможности детям беженцев учиться, на обучение беженцев эстонскому языку, на упрощение адаптации, были очень сильными мерами поддержки. И я думаю, что те люди, которые вернутся из Эстонии в Украину, всегда будут вспоминать о периоде своей жизни в Эстонии с очень теплым чувством.

Смотрите передачу целиком в повторе!

Ключевые слова
Наверх