Соратники Сависаара: у Эдгара был план передать власть преемнику, но он упустил возможность достойно уйти

Елена Поверина
, ведущая видеорубрики
Соратники Сависаара: у Эдгара был план передать власть преемнику, но он упустил возможность достойно уйти
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments 2
  • Эдгар сожалел, что сегодня никто не думает о народе
  • Масштаб Сависаара в наши дни уже не востребован
  • Его цель – объединение, а не на раскол общества

Что двигало легендарным политиком на протяжении всего его пути? Какие ошибки привели к тому, что железный Эдгар остался вне политики?

В прямом эфире Rus.Postimees поделились мнением Игорь Грязин и Ольга Иванова, экс-депутаты Рийгикогу, представлявшие в тот период фракции реформистов и центристов соответственно.

Выдержки из беседы:

– Каждый из вас в свое время был тесно связан с масштабным политиком, личность и роль которого в эстонской политике сложно переоценить. Каким он виделся лично вам?

Игорь Грязин: – Сависаар был великим политиком и в то же время обычным человеком, который умел веселиться, грустить и знал, что такое страх. После того, как мы написали Декларацию о суверенитете Эстонии, нам с Эдгаром пришлось ехать в аэолплот провожать в Москву Вайно Вяльяса и Индрека Тооме, которые летели туда с докладом. Эдгар был за рулем потрепанного «Москвича» в сумрачном Таллинне в ноябре 1988 года, когда нам повстречались на пути двое милиционеров с автоматами. Я испугался до смерти и увидел бледного Эдгара с дрожащими руками. Мы оба подумали, что введено военное положение и нас как политических активистов могут арестовать в любой момент. Сависаар потом рассказывал, что просчитывал в тот момент, какие из находившихся в кармане документов придется быстро выбросить, чтобы спастись. Потом выяснилось, что это было обычное перекрытие дорог для проезда Вяльяса.

Ольга Иванова: – Эдгара я знаю как великого политика и визионера, который не боялся мыслить масштабно и выходить за рамки политических реалий. Он всегда стремился смотреть в будущее своей страны и народа. И знаю его просто как Эдгара, как обычного человека со своими слабостями и переживаниями.

Я рада тому, что имела возможность с ним общаться в последний месяц и сказать ему то, что хотела сказать. Очень жаль, что все те красивые фразы, которые сегодня повсюду звучат в его адрес, он так и не услышал при жизни.

– Что двигало Эдгаром Сависааром?

Игорь Грязин: – Тщеславие, которое движет большинством политиков. Эдгар был очень тщеславен. И это придавало ему сил и заставляло со всеми общаться. При этом он не очень-то был готов терпеть рядом с собой тех людей, которые намеревались взобраться на тот же Олимп, который он сам покорил.

Ольга Иванова: – Вспоминаю начало своей политической карьеры. Политикой я занялась именно благодаря Эдгару Сависаару. И как отметила сегодня Яна Тоом, он был первым, кто стал сознательно привлекать в политику и выдвигать на руководящие должности женщин, в том числе русскоязычных.

Уверена, что, кроме тщеславия, им двигала забота о народе Эстонии и желание сделать страну свободной и счастливой.

– Что Эдгар Сависаар не успел нам сказать?

Ольга Иванова: – В последние дни, когда мы говорили о политике, он в основном слушал меня. Потом произнес фразу: «К сожалению, сегодня никто не думает о народе».

Думаю, что благодаря его желанию объединить общество Центристская партия и стала образцом интеграции, в ней в свое время многие смогли найти себя и реализоваться. В какой-то момент от просто понял, что работа во имя объединения, а не раскола общества, принесет гораздо более ощутимые плоды для будущего страны, чем игра на противостоянии, которую мы наблюдаем до сих пор.

– Почему он смог стать объединяющей фигурой для эстонцев и русских?

Ольга Иванова: – Потому что он смело озвучивал те вопросы, которые многие политики не хотели озвучивать. Он признавал жителями страны всех, независимо от цвета паспорта.

Игорь Грязин: – Действительно, фигура Эдгара сама по себе для многих была успокаивающим и консолидирующим фактором.

– Какие ошибки привели к тому, что Сависаар остался вне большой политики?

Игорь Грязин: – Когда Эстония в период 2015–17 годов стала уже развиваться как нормальная демократия, Эдгар оказался невостребованным. Все это время в Эстонии не было политика мирового масштаба, как теперь Кая Каллас. Но она не Эдгар. Сейчас миром правят бухгалтеры, чиновники и дипломаты – не политики. Масштаб Эдгара больше не востребован. Сависаару повезло, что его талант и способности совпали с тем моментом, когда Эстонии действительно требовался политик огромного масштаба. Думаю, что Эдгар не был бы тем Эдгаром, которого мы знаем, если бы он начал свою политическую карьеру в двухтысячных годах.

По таланту и складу ума он сродни Зеленскому. Они оказались на одном Олимпе. Макроны и прочие – гномики рядом с ними.

Ольга Иванова: – Безудержное желание Эдгара жить, быть активным и работать круглые сутки сначала были его сильной стороной, а потом превратились в его слабость. Когда Сависаар остался без места председателя партии и поста мэра, он очень сильно переживал. У Эдгара был план передать все дела преемнику, но люди, которым он доверял и хотел передать власть, в какой-то момент опередили его. И все резко поменялось. Он очень тяжело это переживал.

– Возможно, роковую роль сыграл и «культ Эдгара», созданный приближенными Сависаара, вследствие чего политик оказался в вакууме?

Ольга Иванова: – К сожалению, Эдгар иногда ошибался со своими приближенными. Но вряд ли всё случилось так именно из-за его окружения. Он умел отличать грубую лесть от правды.

– Контакты с Россией могли стать судьбоносными для его поздней политической карьеры?

Игорь Грязин: – Его много раз обвиняли в том, что он был прорусским и антиэстонским политиком, рукой Москвы...

– Был даже большой скандал с финансированием Ласнамяэской церкви…

Игорь Грязин: – Всё это чушь собачья! Эдгар создал своими руками независимую Эстонию. Не может же быть, как с Тарасом Бульбой: «Я тебя породил, я тебя и убью».

Полагаю, что как историк и философ Сависаар допускал, что все наши игры в независимость не продлятся очень долго, что рано или поздно Москва пойдет против нас. Сейчас мы это видим на примере Украины. И раз подобное может случиться, Сависаар считал необходимым сохранять нормальные связи с московской, демократически настроенной элитой, которая так или иначе не будет доверять сугубо националистическим силам. И я ему неоднократно говорил, что в случае чего мы первыми отправимся в Сибирь, но Эдгар отвечал, что нужно сделать так, чтобы мы остались здесь.

Ольга Иванова: – Сависаару нужны были эти связи, поскольку известно, что тот, кто владеет информацией, владеет миром. Кроме того, он считал нужным дать всем понять, что худой мир лучше войны. И то же самое касается Ласнамяэской церкви. Несмотря на скандал с финансированием, ее построили. Сависаар был тем, кто принял решение и взял на себя ответственность, получив незаслуженное наказание в виде долгого судебного процесса. При этом простые люди до сих пор благодарны ему за эту церковь.

Игорь Грязин: – В принципе, позиция Эдгара была правильной. Никакой московской угрозы в реальности не существовало. А всем критикам Эдгара достаточно взглянуть сейчас на Украину – никто ведь и представить не мог, что подобное может случиться.

Считаю, что перед театром «Эстония» вместо головы Пятса должна быть установлена фигура Сависаара, который этого заслуживает как никто другой.

– Что думал Эдгар о войне в Украине и нападении России?

Ольга Иванова: – На удивление, Эдгар часто смотрел русские телеканалы. На мои замечания о том, что эту пропаганду невозможно смотреть, он отвечал, что у нас и самих не меньше пропаганды.

Я не раз ему задавала вопрос, когда настанет мир, он отвечал, что слишком много внешних факторов, которые могут повлиять на ситуацию, и точных прогнозов дать невозможно.

Игорь Грязин: – Хотел бы еще упомянуть об умении вовремя уйти. Вся драма жизни Эдгара заключается в том, что он упустил два момента уйти из политики с большими почестями – в 2007 году после событий бронзовой ночи, когда они разругались с Ансипом и эстонским политическим бомондом, и после его операции на ноге.

Ольга Иванова: – Ему было трудно смириться с должностью почетного председателя партии и оставаться вне активной политики.

– Уходит эпоха. Каким запомнит Эстония Эдгара Сависаара?

Ольга Иванова: – Эстония запомнит Эдгара Сависаара как противоречивого, но великого политика в масштабах Эстонии, который думал о своем народе. Надеюсь, что его запомнят и как веселого друга, который любил собирать у себя на хуторе большую шумную компанию на Иванову ночь.

Игорь Грязин: – Сависаар – один из немногих, о ком уже при жизни можно было сказать «великий». Это означает, что величие в масштабах истории перевесит все его ошибки и противоречивые заявления. Лет через пять все забудут о его промахах, они просто ничто в сравнении со всем хорошим, что было им сделано: начиная с восстановления независимости Эстонии и до его заботы о пенсионерах и детях.

Подробнее в повторе!

Студия Postimees: каким запомнит Эстония Эдгара Сависаара?
Студия Postimees: каким запомнит Эстония Эдгара Сависаара? Фото: Eero Vabamägi
  • Каким запомнили Эдгара Сависаара его бывшие соратники?
  • Кто остался рядом с ним до последних дней?
  • Что стало причиной изоляции Сависаара в большой политике? 
  • Насколько роковую роль сыграли в его судьбе контакты с Россией? 
  • Почему Эдгар смог стать объединяющей фигурой для эстонцев и русских?
Ключевые слова
Наверх